Казанцев Виктор Германович

Полномочный представитель Президента России в Южном федеральном округе ответил на вопросы редакции журнала «Мужской характер».

–Виктор Германович, вы – единственный из полпредов Президента генерал армии, Герой России. Не мешает ли военная выправка выполнению ваших функций в этом качестве?

–Думаю, не только не мешает, но очень даже помогает. Кавказ в целом, и Северный Кавказ в частности, являются уникальными по своей истории, культуре, экономическому и демографическому потенциалу. Для всех народов Северного Кавказа, как и для поселившихся здесь позже казаков, человек с оружием считался символом мужества, хранителем мира. Служба в армии на протяжении веков была не только почетной обязанностью, но и жизненной необходимостью. Когда я возглавлял военный округ, помимо боеготовности войск мне немало приходилось заниматься и системами обеспечения их жизнедеятельности. Это мощные военные заводы, почти три десятка военных совхозов. Руководить ими без экономических знаний было практически невозможно. А взять вопросы социально-бытового характера: строительство жилья для семей военнослужащих, обеспечение их детей местами в яслях, детских садах и школах – они ничем не отличаются от таких же на гражданке. Почему-то бытует мнение: раз военный, то только и умеет, что шашкой махать да требовать от подчиненных: «Делай, как я!».
Опыт командования приучил к выполнению главной цели – на опыте прошлого осознать реалии настоящего и точно спрогнозировать развитие ситуации в будущем.

Свою роль как полномочного представителя Президента России в Южном федеральном округе вижу в закреплении федерализма на территории округа, обеспечении устойчивого, простого, высокоэффективного управления им. Особо хочу подчеркнуть: мы не реформируем, а нормализуем отношения по разграничению полномочий Федерального центра и субъектов Федерации. И делаем это исключительно правовыми средствами. Имею в виду процесс приведения в соответствие с Конституцией Российской Федерации и федеральным законодательством нормативно-правовых актов субъектов России.

– Виктор Германович, вам не кажется, что укрепление федерализма, разграничение полномочий федерального центра и субъектов Федерации в повседневной жизни обычного человека воспринимается как «выдавливание» русскоязычного населения из национальных республик ЮФО?

– Если такое восприятие существует, то это, конечно, плохо. Хотя в реальной жизни для этого есть предпосылки. Русских, других славян и вообще представителей национальных меньшинств вытесняли, а кое-где и продолжают вытеснять из местных структур власти, из важных сфер деятельности, из исторически сложившихся мест проживания, вынуждают уезжать в другие регионы. За последние десять лет мигрировали примерно один миллион триста тысяч человек. И в буквальном смысле слова появились мононациональные республики: Ингушетия в результате осетино-ингушского конфликта и долгих лет президентства Руслана Аушева, Чечня, куда пришли ваххабиты со своими постулатами... Даже Дагестан, казалось бы, столь многонациональный – и на тебе: славяне и другие европейцы почувствовали себя здесь неуютно! А взять Карачаево-Черкесию, Северную Осетию – опять национальные проблемы и противостояние по национальному признаку. Правда, если смотреть в самый корень, за последние годы здесь значительно сократилось количество рабочих мест... Основа процесса, конечно, – в экономике... Плюс постоянные угрозы со стороны националистов.
Все это чревато серьезными последствиями. Вытеснение русских из промышленности, науки и образования, где они в основном были заняты, подогревает экономический кризис и оборачивается против самих «титульных народов». Так уж исторически сложилось, что стабильность межнациональных отношений, экономики в регионе во многом зависит от положения и социального самочувствия русского народа. Именно он составляет одну из главных основ российской государственности.
Кроме того, в интересах обеспечения безопасности и стабилизации ситуации на Северном Кавказе практически не реализовываны возможности такого коренного населения Юга России, как казачество.

– Вам не кажется, что понимание значимости славянского фактора на Кавказе наступает в экстремальных ситуациях?

– Я бы сказал: обостряется в экстремальных ситуациях. История учит нас тому, что люди Кавказа, независимо от своей веры, могут жить в мире и согласии, если они объединены общим стремлением, одной задачей. А главная задача на Северном Кавказе – это сохранение мира.
Считаю, что этнические, религиозные, экономические и другие споры должны решаться только за столом переговоров. Кавказский узел ведь шашкой не разрубишь. Надо искать пути, ведущие к объединению, а не разъединению народов.

Нельзя забывать уроки Дагестана. Почему мы отразили агрессию международных террористов в августе-сентябре 1999 года? Потому что, забыв про свои национальности и вероисповедания, вокруг Владимира Владимировича Путина, который был тогда Председателем Правительства Российской Федерации, объединились все – силовики, чиновники, политики, словно вместе в один окоп сели. Так, сообща, и одержали победу. И сегодня в народном хозяйстве, как говорится, всем миром работать надо, только тогда поднимем экономику.

– Позвольте несколько вопросов личного свойства. Ваш жизненный путь от курсанта Суворовского училища до генерала армии, Героя России, полномочного представителя Президента РФ в Южном федеральном округе – путь человека с настоящим мужским характером. Что такое, по-вашему, настоящий мужской характер?

– Для меня мужской характер укладывается в одну краткую формулу: «Слово – дело – ответственность». Для формирования мужского характера суворовское училище – отличная школа. Я беспредельно благодарен моим воспитателям… Это были мои вторые родители. Они учили меня патриотизму, любви к Родине. Для меня держава не пустой звук. За Отечество я готов бороться и отдать жизнь.
Думаю, что отношение к Родине – показатель зрелости личности, особенно мужчины.

– У определенной части молодежи физическая сила и совершенство возведены в разряд культа. В вашей жизни спорт также занимает заметное место. Но в сфере ваших жизненных интересов есть место музыке, науке, литературе. Как вы оцениваете их роль в формировании мировоззрения вообще и вашего – в частности?

– Односторонние интересы обедняют личность. Не случайно даже в суворовском училище нас учили не только алгебре, истории или стрельбе из автомата, но и музыке, танцам. Я вышел из училища, умея играть на фортепиано, мандолине, балалайке, гитаре и даже татарской гармошке. Спасибо бабушке, Нине Леонтьевне, гимназистке с дореволюционным стажем, это она основу закладывала. Я и сегодня могу исполнить мелодию собственного сочинения. Без книги не могу прожить и дня, а занятия наукой шли параллельно оперативно решаемым задачам.

– В одном из московских изданий о вас писали: «Полпред Президента в Южном федеральном округе избегает застолий, носит в портфеле наган и мечтает стать байкером». Для жителей Северного Кавказа вы – государево око, штатский человек с офицерской выправкой, оперативно реагирующий на все чрезвычайные ситуации в неспокойном регионе. А каким видите себя вы?

– Себя я вижу и чувствую всегда моложе, чем тот человек, который смотрит на меня из зеркала. А если серьезно, то представить себя иначе, чем оперативно управляющим чем-то значимым, не могу. За сорок пять лет я, конечно, привык к военной форме. Как в десять лет примерил мундир, придя в Свердловское суворовское училище, так и не снимал его. Прошел весь путь от лейтенанта до генерала армии. Но я считаю, что и сегодня остаюсь на государевой службе, только в ином качестве. Другими словами, я не вижу себя вне государственной службы, службы Отечеству.¶

 

Самый колоритный путинский пол-пред, который по-армейски изыскано может и чиновника непечатно припечатать и вальсом белые клавиши приласкать, Виктор Казанцев стал героем историко-философского эссе о том, какой герой нужен России в XXI веке.

В 380-страничном труде Максима Федоренко «Русский гамбит генерала Казанцева» с подзаголовком «За что Россия воюет на Кавказе?..» (издательство «Олма-пресс») жизнь боевого генерала, Героя России и политика предстает в свете нового критерия героизма.

Четкий критерий героизма в каждую эпоху свидетельствуют о 1) наличии национальной идеи и 2) её принятии народом. Максим Федоренко, начальник информационно-аналитического управления аппарата полпреда в Южном федеральном округе, вопрос национальной идеи России в XXI веке считает решенным. Для него основным содержанием современности является описанная Збигневом Бжезинским великая шахматная игра на поле Евразии. Естественная альтернатива американской модели мироустройства, российская цивилизация, в XX веке сплотившая вокруг себя этносы в Советский Союз и страны в советский блок, потерпела крах в соответствии с начертанным сыном польского дипломата сценарием: своими силами, на своей территории и за свой счет. Уже в 90-е «антисоветчик» детализировал сценарий американизации Евразии, при этом отведя Кавказу ключевую роль для распада Российской Федерации.

Исторический экскурс на тему «Россия и Кавказ» в контексте деятельности полпреда вызовет гулкое эхо в горах. События на Кавказе трактуются как геополитическая агрессия против российской цивилизации, в орбиту которой органично были вовлечены этносы Евразии. В отличие от американского катка, который, начиная с индейцев, последовательно асфальтирует мир, российская цивилизация, соединившая духовную высоту греко-византийской традиции и неукротимую волю великой степи, предоставила возможность десяткам своих народов, без отречения от своеобычая и веры предков, использовать положение мировой державы для национального развития. Даже имам Шамиль, умудренный годами и думами, стал сторонником вхождения Кавказа в стратегический альянс с российской цивилизацией. Кавказ стал третьей опорой величайшей страны планеты.

Закланию Кавказа на алтаре имперской агрессии помешали мужество русского солдата и вековая мудрость горских народов. В Викторе Казанцеве они соединились в органичный сплав и явили образ героя XXI века, – полагает автор философской биографии.
Конечно, время покажет, что в 380-страничном описании исторической миссии – элемент политического пиара, а что – аналитика. Но, как писали в школьных сочинениях, в жизни всегда есть место подвигу. Нынешний герой не одиночка в толпе, выражающий личный протест против нивелирующего глобализма. Путь лидерства в условиях реагирования на вызовы XXI века – новый путь для самореализации личности, требующий мужества, интеллекта и европейского уровня культуры.

Героизм сегодня – это степень участия в цивилизации по имени Россия, которая ведет войну на своей территории во имя народов, которые поверили в неё и вплели в неё свою историческую нить. Поскольку именно на Кавказе решается судьба России, Казанцев здесь. Единство России он уже отстоял в Дагестане в 1999 году. Сейчас на посту президентского полпреда он помогает народам Кавказа отстоять путь, выбранный историей и предками. Что будет на Кавказе – оплот евразийской цивилизации или горстка полубандитских государств, неудержимо катящихся под каблук американского пехотинца, – ответ на этот вопрос стал более прогнозируемым за три года деятельности путинских полпредов. Прежде всего, сепаратизм угрожает благополучию народа, от имени которого он вещает. Россия воюет за тех, кто в нее верит.

Книга обильна на факты, цитаты и свидетельства, касающиеся Дагестанских событий, восстановления мирной жизни в Чечне, работы над экономическим развитием Юга России, политическим взаимодействием с губернаторами, противодействием в информационной войне. Словом, теория проверена всей жизнью полпреда, которому автор благодарен за предоставленные материалы, собственные исследования и серию «бесед, послуживших основой замысла книги». По мнению автора, деятельность Виктора Казанцева в различных ипостасях правильнее обозначить «цивилизация против империи», что рано или поздно будет по достоинству оценено жителями российской цивилизации.

Дмитрий Котиков