Каболов Солтан Наликович

 


— Я тогда летал на дважды сверхзвуковом самолете СУ-9. Это истребитель. В ту ночь выполнял боевую задачу: необходимо было перехватить условного противника…И вдруг отказал двигатель самолета. Что делать? На этот случай у летчиков есть свои подробные инструкции — пришлось катапультироваться…

— А что чувствовали в этот момент?


— Что можно чувствовать, когда оставляешь свой самолет и, не зная, как там дальше сложится судьба, летишь… в неизвестность?..

Настоящие мужчины знают, что такое страх, и имеют мужество заглянуть ему в глаза. Прямо, без оговорок.

Солтан Наликович Каболов, генерал-майор, отдавший службе в армии 40 лет, не раз ходил по острию ножа. И страшно было, но всегда на первом плане — долг, честь, боевая задача. Потом уже — все остальное, потом — простые человеческие чувства, которые никому не чужды.

Тот случай с отказом двигателя самолета — тренировка на прочность, которую уготовила судьба, чтобы проверить: не сдадут ли нервы в ответственный момент. Тогда нервы не сдали. И не сдавали ни разу, когда необходимы были железная выдержка и холодная голова. Спустя три года — вновь ситуация, которая могла бы закончиться самым печальным образом: на высоте 22 тыс. метров остановился двигатель. Самолет — после капитального ремонта. Его необходимо облетать именно для того, чтобы выяснить, есть ли неисправности. Оказалось — есть. Однако, несмотря на всю опасность ситуации, Солтан Каболов не поддался панике: на высоте 4 тыс. метров над землей летевший камнем самолет вдруг прекратил падение — двигатели удалось завести! Видимо, не зря впоследствии Солтан Наликович был награжден орденами «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР», орденом Красной Звезды и двенадцатью медалями!

…В семье, в которой родился Солтан Каболов и которая к военному делу не имела никакого отношения (родители всю жизнь работали на земле, в колхозе), к людям в погонах всегда относились с особым уважением. Да и время такое было: военный человек — в цене, служба в армии — дело чести для каждого юноши. В селении Кадгарон Ардонского района Северной Осетии все мальчишки мечтали о том, чтобы с оружием в руках стоять на страже интересов Родины. Многие, кстати, и пошли по этому непростому, но достойному пути. Солтан тоже от своей мечты не отступился. Сразу после окончания школы — в ряды Советской Армии. Затем — успешная сдача экзаменов в Кременчугской военно-авиационной школе. Именно здесь Солтан получил прочную теоретическую базу, укрепился в желании служить именно в авиации.

В 1953 году был переведен в Чугуевское военно-авиационное училище, а в 1956 году после его окончания в звании лейтенанта получил назначение в боевой авиационный полк. Два года службы в полку позволили приобрести необходимый опыт. Поэтому, когда в 1958 году часть была расформирована, по результатам практических полетов отлично зарекомендовавший себя Солтан Каболов получил назначение в авиаполк, дислоцировавшийся в городе Тапа Эстонской ССР на территории Прибалтийского военного округа. Здесь летчиков-истребителей готовили как перехватчиков, задачей которых была защита воздушных рубежей Советского Союза.

Служба в Тапе совпала с тем временем, когда серьезно обострилась политическая обстановка в мире. Это были годы холодной войны, которая постоянно грозила перерасти во вполне реальное кровопролитное военное столкновение двух мировых сверхдержав. Американцы то и дело «проверяли» боеготовность и боеспособность нашей страны, совершая провокационные полеты над нашими рубежами. Необходимо было жестко и принципиально давать ответ, создавать новые типы самолетов-истребителей, которые смогли бы надежно защитить воздушные границы страны. Обстановка требовала незамедлительной реакции, и на вооружение поступили новейшие сверхзвуковые истребители, не прошедшие, правда, до конца заводских и военных испытаний. Однако характеристики этих аппаратов были исключительными: самолеты имели скорость, превышающую скорость звука более чем в два раза, летали на высоте более 20 тысяч метров…

Насколько опасной и непредсказуемой была порой задача «пионеров», которым предстояло осваивать новую технику, можно легко представить. Но и насколько необходимы были эти самолеты стране — тоже понятно. Солтан Каболов в составе первой группы летчиков прошел ускоренное обучение и в совершенстве освоил новый тип самолета. В 1961 году получил звание летчика первого класса, а уже через год был назначен командиром авиационного звена, еще через год — начальником штаба авиационной эскадрильи.

Однако останавливаться на достигнутом — это не в правилах целеустремленного и любящего свое дело специалиста. А Солтан Каболов всегда был именно таким человеком. Плюс — он обладал богатым потенциалом, который был заметен и командованию.

— Поступление в Военно-политическую академию им. В. И. Ленина было, как бы это правильно сформулировать… Наверное, неизбежным этапом моей жизни. Мне необходим был дальнейший рост. Я просто не мог остановиться на достигнутом. Хотелось учиться, совершенствоваться, получать новые знания, приобретать новый опыт…

Стремление к самосовершенствованию и непреодолимое желание расти в сочетании с невероятным упорством сделали свое дело: в 1966 году Солтан Каболов успешно выдержал непростой экзамен в условиях высокого конкурса и поступил в академию.

— Это были годы, которые во многом определили мой дальнейший жизненный путь. Я получил импульс к развитию в несколько ином, нежели прежде, направлении.

Солтан Наликович говорит о политике, вернее, о политическом аспекте в военном деле. После окончания с отличием академии по просьбе Военного совета Ленинградского округа противовоздушной обороны Солтан Каболов получил назначение в ту авиационную часть, которая направила его на учебу. Однако теперь — на должность заместителя командира полка, начальника политотдела.

— Судьба военного человека — это непрекращающиеся переезды, постоянный парад городов, военных частей, полков. Мне тоже довелось поездить по стране. Таллин, Южно-Сахалинск, Владивосток, Минск… Со временем пришел опыт, который пригодился нашей Родине и за ее пределами.

С 1989 по 1991 год уже в звании генерал-майора Каболов проходил службу в качестве заместителя главного военного советника в Сирийской Арабской Республике.

Этот год стал поворотным в жизни целой страны, в жизни Солтана Каболова — тоже. Вооруженные Силы СССР претерпели существенную реорганизацию, политические органы армии были ликвидированы. Генерал-майор Каболов подал рапорт об увольнении и был выведен в запас Вооруженных Сил по собственному желанию «с правом ношения военной формы одежды и знаков отличия».

И все же тихая, размеренная жизнь офицера запаса в кругу семьи была не для Солтана Наликовича. Вернувшись в Северную Осетию, он активно включился в общественно-политическую жизнь республики. В 1992 году командовал миротворческими силами в Южной Осетии…

— Эта «долгосрочная командировка» в Южную Осетию, признаться, была для меня полнейшей неожиданностью. Решение об отъезде нужно было принять в считанные часы. Тогда моя семья — жена и сын — находились в Минске. Позвонить и рассказать о перспективе поездки в «горячую точку»? Я представляю, как на это отреагировала бы жена: «Опять тебе не сидится на месте? Все понимаю, но зачем тебе это нужно?!» Конечно, она всегда переживала за меня и ей, как и любой женщине, хотелось бы, чтобы я находился в безопасности (смеется). Именно поэтому позвонил и сообщил о своей «передислокации» уже по приезде в Цхинвал. Ей оставалось только вздохнуть в телефонную трубку и попросить, чтобы я был осторожнее…

Солтан Наликович, человек, который всю жизнь носил военную форму, как ни удивительно, всегда был противником вооруженного разрешения конфликтов. А может быть, как раз удивительного в этом ничего и нет: просто он ясно представлял, во что превращается выяснение отношений между двумя народами с оружием в руках, и как никто другой знал, что горячая горская кровь — легко воспламеняющийся состав, который, вспыхнув, очень тяжело поддается усилиям «огнеборцев». И все же он не видел другого выхода, взял на себя функции именно «огнеборца». Это непростая и неблагодарная работа — утихомиривать и примирять «своих» и «чужих». Насколько Солтан Каболов с ней справился? Трудно судить. Однако то, что он не жалел сил в это опасном деле, — факт.

Далее — работа в должности заместителя министра по чрезвычайным ситуациям Северной Осетии. Потом — опять же заместитель министра, но уже по делам национальностей. И одновременно с этим — должность государственного уполномоченного по делам беженцев и ликвидации последствий осетино-ингушского конфликта. Кстати, именно этот период своей жизни Солтан Наликович считает самым непростым. Этот конфликт между своим и соседним народами он переживал тяжело, принимая каждую враждебную реплику — причем как по отношению к осетинам, так и к ингушам — близко к сердцу и потому болезненно.

— Я всегда стоял на той позиции, что этот конфликт возник не только по вине конкретных, разжегших огонь межнациональной розни, людей, которые взялись представлять мнение целого народа по поводу Пригородного района Северной Осетии, но и по вине чиновников, оставивших лазейку в законе для не слишком чистоплотных политиков. Это 3-я и 6-я статьи в законе «О реабилитации репрессированных народов», который был принят еще Верховным Советом РСФСР 26 апреля 1991 года по инициативе тогдашнего его председателя Бориса Ельцина. В 3-й статье закона говорится о том, что «реабилитация репрессированных народов означает признание их права на восстановление территориальной целостности, существовавшей до антиконституционной политики насильственного перекраивания границ». А все советские законодательные акты, касающиеся этих народов, признавались незаконными.

Эти статьи и сегодня позволяют думать некоторым политикам, что вот так запросто можно манипулировать территориями субъектов.

Меня никто не переубедит в том, что добрососедские отношения между Северной Осетией и Ингушетией — это не просто залог, а гарантия успешного развития обеих республик, гарантия спокойной жизни, не отравленной взаимным неприятием. До тех же пор, пока будет возможность перекроить карту, пока не будет стопроцентной геополитической определенности, не будет и уверенности в том, что конфликт не повторится. Особенно в тех условиях, которые и сегодня имеют место. Я говорю об искусственном нагнетании враждебных чувств, о сведении на нет тех многочисленных усилий, которые прилагаются обоими народами для преодоления барьера, воздвигнутого в 1992-м.

Мы должны были извлечь много уроков из истории взаимоотношений двух республик и сделать единственно верный вывод: вражда — это всегда разрушение. Моментальное разрушение всего, что нарабатывается десятилетиями, веками. Человек разумный должен быть ориентирован на созидание. А именно мир есть созидание. Реабилитация должна касаться личностей, а не территорий — это и есть выход из столь непростой ситуации.

Солтан Наликович уверен: и взаимное недоверие, возникшее пятнадцать лет назад, можно преодолеть, и так будет. Нужно только разумно, аккуратно, выверенно подходить к столь тонкой ткани, как межнациональные отношения.

И сегодня у Солтана Каболова миротворчество — в списке дел первостепенной важности. Генерал-майор Каболов уже многие годы возглавляет республиканский Совет ветеранов войны, труда, Вооруженных Сил и правоохранительных органов. Одно из основных направлений деятельности Совета — патриотическое воспитание молодежи. Донести до сознания поколения, которое не сформировало еще своего собственного представления о мире, о Родине и долге перед ней, то, что делает народ великой страны единым целым, объяснить, насколько важно чувство плеча, вне зависимости от принадлежности к той или иной национальности, и при этом — насколько важно уважение к представителю какой бы то ни было национальности, проживающему рядом, — эти задачи стоят перед Советом ветеранов, и их решением его члены занимаются ежедневно. Такой факт: совсем недавно Владикавказу было присвоено звание «Город воинской славы». Что это значит для ветеранов Великой Отечественной войны, наверное, говорить не нужно: их руками ковалась победа, они остановили врага на подходах к Владикавказу. Для тех же поколений, которые о самой кровопролитной войне в истории человечества и самой тяжелой войне в истории нашего государства знают только из школьных учебников, отныне Владикавказ не просто город — символ. Символ сплоченности народов и силы, которая является результатом этой сплоченности. А в том, что Владикавказ удостоен звания «Город воинской славы», значительную роль сыграл и республиканский Совет ветеранов, возглавляемый Солтаном Каболовым.

— Ну что вы!.. — удивляется Солтан Наликович. — Какая тут моя заслуга? Звание, присвоенное Владикавказу, — это заслуга тех, кто сражался и погибал у его стен. Для меня же это — предмет бесконечной гордости. За свой народ, за то, что я живу в том самом городе, который стал свидетелем многих беспримерных подвигов.

И все же помимо масштабных, заметных дел есть еще и дела повседневные. Это помощь ветеранам, организация различных мероприятий. Да, собственно, сплочение ветеранской организации, ее активное участие в общественной и политической жизни республики и страны — тоже повседневная работа.


Представители Национальной ассоциации объединений офицеров запаса Вооруженных Сил «Мегапир» в Совете ветеранов

— Когда я пришел на место руководителя Совета ветеранов, глазам открылась весьма печальная картина: люди обозлены, категорически настроены против власти… Позвольте, но ведь наш Совет — общественная организация, которая поддерживается государством. Значит, и работать с государством нам в одной «упряжке». Только вот излагать свои мысли, добиваться своих целей надо не в противостоянии к власти, а в поиске согласия, в умении убедить в своей правоте.

В Северной Осетии Совет ветеранов — действительно уважаемая организация. Во многом благодаря усилиям Солтана Наликовича Каболова Совет поддерживает тесные связи с Национальной ассоциацией объединений офицеров запаса Вооруженных Сил России «Мегапир», а Каболов входит в состав совета директоров организации и считает за честь, что его коллегами в данном случае являются маршал Д. Т. Язов, заместитель министра обороны РФ, летчик-космонавт, дважды Герой Советского Союза В. И. Севастьянов, народный артист СССР В. С. Лановой. Быть с такими людьми в одной связке — это немало значит. Это и поддержка и ответственность одновременно.

— Все ли сложилось в жизни так, как вы хотели? О чем-нибудь жалеете? — когда еще представится возможность задать такой «вольный» вопрос генералу…


— Ни о чем и никогда. И потому, что действительно я добивался поставленных целей, и потому, что смысла жалеть о том, что сделано или, наоборот, не сделано, нет… Были возможности пойти по другому пути, заняться бизнесом, обеспечить себе безбедную старость… Моя беда в том, что я не могу и не хочу приспосабливаться к обстоятельствам, списывать на трудные времена. Я — генерал, а это ко многому обязывает. И прежде всего обязывает к тому, чтобы всегда оставаться человеком дела, человеком чести. Просто — человеком. Несмотря на эмоции, запал и не всегда адекватное общественное настроение, сохранять холодную голову. Не идти на поводу у тех, кто не в состоянии повести за собой к благой цели…

Это простые жизненные истины. Но как непросто им следовать! Солтан Каболов следует. Потому что умеет отличать черное от белого. Потому что как генерал знает: лучше слушать друг друга и думать, размышлять над сказанным, чем бездумно проливать кровь. Это касается не только конфликтов — жизни вообще.

Ольга Дзгоева