Илиади Илья Харлампович


Вам не приходилось писать письмо президенту страны? Нет? Не удивительно. Мало кому придет в голову войти в переписку с самим главой государства да еще надеяться на ответ. А вот один из жителей города Минеральные Воды после недолгих размышлений решил сообщить президенту о факте собственноручного ваяния им памятника. Кому? Самому Владимиру Путину.

Смело. Неожиданно. Удивительно. Но это если не знать автора письма. Им является президент Союза греков-предпринимателей России, председатель ставропольского краевого отделения общероссийской общественной политической организации «Партия пенсионеров», генеральный директор минераловодского СП «Секап и Диана» Илья Харлампович Илиади.

Для знающих его все сразу становится на место. «Этот может!» — лишь подумают они с улыбкой, зная упрямый характер Илиади. Задиристый, смелый в суждениях и поступках, Илья Харлампович никогда не отступал от задуманного. Вот и сейчас он большую часть свободного времени просиживает в своей мастерской, пытаясь передать через мягкую послушность глины взгляд умных и пронзительных глаз российского президента — быстрый, прицельный, как выстрел в упор.

Нравится Илиади этот взгляд, красноречиво говорящий о силе характера его обладателя. Под таким взглядом армии вытягиваются во фрунт, чиновники падают в обморок и под козырек берут противники. А когда на лице президента появляется смущение, то глаза улыбаются, излучая теплоту и сердечность. Перед его обаянием расцветают женщины, теряют скованность дети, расправляют плечи мужчины.

Как передать глине это обаяние, этот умный, исподлобья, взгляд? Как передать смелость, с которой он решился поднимать такую огромную и сложную страну, как Россия? Трудная задача. Но Илья Харлампович — человек не менее упрямый, чем президент. Он так и заявляет: «Мы с ним похожи: если что задумали, значит, сделаем!»

Илью Харламповича Илиади хорошо знают далеко за пределами Кавказских Минеральных Вод, знают его целеустремленность и работо-способность. Знают авантюрный склад его характера. Маленький пример. В советское время, когда у власти был Михаил Сергеевич Горбачев, в Москве функционировали республиканские и краевые фирменные магазины. Ставропольское предприятие несколько отставало от своих собратьев, что как бы компрометировало генерального секретаря партии в глазах общественности. На прорыв бросили Илиади, имевшего большой опыт работы в системе потребкооперации. Для выполнения поставленной перед ним задачи он продал свой роскошный особняк вместе с мебелью и прочим оборудованием и потратил все вырученные деньги на поддержание генсековского авторитета.

И все же, что послужило причиной столь яростного желания собственноручно увековечить образ президента страны? Во-первых, безусловно, огромное уважение, которое испытывает Илиади к этому человеку. А во-вторых, одна история, о которой придется рассказать подробнее.


Тельман здесь не проживал

Своей родиной многие кавминводские греки считают турецкое село Санамер. Пытаясь сохранить национальную культуру и конфессиональную принадлежность, часть из них бежала на Кавказ и осела первоначально в Грузии, а потом под городом Ессентуки в Ставропольском крае в небольшом поселке с именем немецкого антифашиста Эрнста Тельмана.


Макет памятника Александру I (глина)


Но память по утраченной родине с годами не стерлась. Несколько лет назад слово «Санамер» вновь зазвучало на устах всех жителей поселка и особенно старейшин, мнение которых на Кавказе обсуждать не принято. Задумали греки переименовать свое место жительства: ну не жил здесь Тельман никогда, даже мимо не проезжал! Написали в Москву раз, другой. Но чехарда в высших эшелонах власти, постоянная смена правительств откладывали рассмотрение вопроса о переименовании какого-то маленького провинциального поселка. И только Владимир Путин, еще даже будучи исполняющим обязанности руководителя страны, подписал наконец долгожданный указ. И поселок имени Тельмана превратился в поселок Санамер.

Такова предыстория письма в Кремль. Думается, когда-нибудь Президенту России полетит очередное письмо, но теперь с приглашением прибыть на открытие собственного памятника.

Теперь пора чуть подробнее рассказать об авторе письма и будущего монумента.


Ставропольский чудак

Не перевелись на земле русской авантюристы и романтики, способные на великие свершения и удивительные, неожиданные поступки. Не перевелись люди, желающие расписать мир светлыми и радостными красками, наполнить его улыбкой и теплотой своего сердца. Люди, радеющие о благополучии и процветании родной страны, свои талант и способности посвящающие ее прославлению. Они, слава Богу, были, есть и будут на земле российской, ибо ими она славна, ими прирастает.

Одним из них является грек по национальности, россиянин по воспитанию, патриот по убеждениям Илья Харлампович Илиади.

Много ипостасей у этого человека, неоднозначен его образ, любопытна и своеобразна судьба. Его можно назвать художником, хотя он предприниматель и довольно успешный, его можно назвать чудаком, хотя это уверенный в себе деловой человек, его можно назвать наивным, хотя гибкость и проницательность политика ему также не чужды. Окружающие относятся к нему по-разному. Здесь есть все — удивление и осуждение, восхищение и зависть, уважение и неприятие. Но и многочисленные друзья и немалое количество недругов не могут не признать за ним одного: Илья Илиади в первую очередь — патриот.


Восстановленный памятник
Александру II в селе Дубовая Балка


Нашли, чем удивить, подумают многие. Мы все патриоты своей страны, все любим Родину, защищаем и приумножаем ее славу как можем.

Конечно, конечно! Никто не спорит. Кто-то голосит о своей любви к России с экранов телевизоров, кто-то кричит об этом на митингах и демонстрациях, кто-то слагает песни о ромашковых полях и белоствольных березах, а кто-то молча впускает в сердце ее неодолимые просторы и покосившийся от дождей отчий дом.

У Ильи Харламповича патриотизм вылился в страстное и довольно оригинальное увлечение. Он восстанавливает старые и строит новые памятники, храмы и монастыри.

Как несправедлива бывает порой История! Она золотыми буквами вписывает имена одних государственных деятелей или выдающихся талантов на скрижали своей памяти, а имена других незаслуженно засыпает тихим песком забвения. И гибнут в небытие великие и скромные деяния, меркнет в темноте блеск чьих-то побед и поражений, затягивается коростой времени горечь непоправимых ошибок и мучительных размышлений.

Восстанавливая разрушенные временем или людьми памятники, возводя к небу поруганные когда-то храмы, Илья Илиади тем самым восстанавливает историческую справедливость.


Пусть сияют на Руси золотые храмы

Второ-Афонский Успенский мужской монастырь, расположенный под горой Бештау у Пятигорска, был основан почти сто лет назад, в 1903 году, монахами из святой горы Афон и долгие годы служил делу православия и чистоты духа верующих людей. Пришедшие потом времена безверия, воинствующего атеизма смели с лица земли многие храмы и церкви, в том числе и тихий монастырь под пятиглавой горой.

В его постройках сначала обосновался спортивный лагерь, в 30-х годах отдыхали дети испанских республиканцев, а в 50-х здесь появились шахты по разработке урана, которые потом тоже были закрыты. Разрушение и тлен стали уделом святой обители.

Поэтому, когда десять лет назад Кавминводское благочиние решило восстанавливать монастырь, работы пришлось начинать буквально с нуля. На месте храма установили крест, а затем казаками был заложен фундамент часовни. Но в силу различных обстоятельств и финансовых проблем строительство буксовало до тех пор, пока протоиерей пятигорского Свято-Никольского храма отец Вадим не сумел объединить вокруг этого богоугодного дела предпринимателей, возглавил которых Илья Илиади.


Награждение И. Х. Илиади орденом Св. Даниила Строителя


Илья Харлампович здесь разве что не жил. Организовать работу людей, достать транспорт и стройматериалы, найти необходимые деньги, самому взяться за лопату и кирку — ничего не чурался Илиади. Строил так, как строят родовой дом, в котором будут жить дети и потомки твоих правнуков. Строил истово, искренне, вдохновенно.

Из глубины земли, из глубины сердец людских камень за камнем поднимался монастырь к небу, простирал ко Всевышнему свою колокольню и кресты. И в 2001 году в светлый праздник Успения Пресвятой Богородицы серебристый колокольный звон вновь огласил окрестности, возвещая открытие возрожденного Второ-Афонского Успенского мужского монастыря.

Был отслужен в тот день торжественный молебен, слова благодарности его прародителям произнес митрополит Ставропольский и Владикавказский Гедеон и от имени патриарха Московского и Всея Руси Алексия II наградил Илью Илиади орденом Русской православной церкви Святого Благоверного Великого князя Даниила Московского.

Горит теперь огонек лампады в высоких монастырских стенах, и возносятся оттуда молитвы к Богу о мире и любви на благодатной, но пока еще неспокойной земле Кавказа.

Монастырь не единственный храм, в строительстве которого принял участие Илья Илиади. Он возглавлял инициативные группы по строительству церквей в ставропольских селах Дубовая Балка, Ульяновка, Санамер.

Нет в сердце этого человека высокомерия и гордыни от успехов собственных, ибо чужое горе воспринимается им с болью. Воздвигнул Илиади еще одну церковь — в колонии строгого режима в станице Александрийской Георгиевского района. Пусть небольшая, не блистающая роскошью и золотом старых храмов, но сколько же одиноких и разбитых сердец нашли здесь утешение и поддержку в трудное для них время! Через эту церковь проложили многие из отверженных дорогу к Богу, нашли успокоение мыслей своих и смирение чувств, обуревающих озлобленные и огрубевшие души.

Илья Харлампович подарил им Библию. Подарил и магнитофон с записями Жанны Бичевской, чей неповторимый голос и церковные песнопения сродни очищению.


Герои солнечной эллады
И светлой праведной Руси


Взращенный Русью сын Эллады, Илиади впитал в себя философскую рассудительность и одновременно горячий темперамент своих далеких предков, россияне же подарили ему лиричную восприимчивую душу. Человек двух родин, он искренне и преданно любит Грецию, изучает ее историю и культуру, гордится ее достижениями. Илиади организовал первые на Юге России чартерные рейсы в Грецию, послужил связующим мостом в побратимстве ставропольских и греческих городов, в создании совместных предприятий. Но и без России он жизни своей не мыслит. Без тех улиц, где гонял футбольный мяч еще мальчишкой; без друзей, с кем ходил на рыбалку и в горы; без той школы, где писал сочинения и дергал девчонок за косы. Он не представляет себя без людей, которые взрослели рядом с ним, радовались его успехам и переживали его неудачи, могли похвалить за правоту, а могли и поругать за упрямство, которого в нем хватает сполна. Без России, без родного Ставрополья ему темно и душно жить.


Они в чем-то похожи. Макет памятника
Н. Е. Никифораки (глина)


Потому, видимо, так выпукло в нем обозначен интерес к россиянам греческого происхождения, особенно к тем, чьи деяния оставили заметный след в истории Ставропольского края. Чем больше он узнавал подробности жизни этих замечательных людей, обидно и незаслуженно забытых, тем больше ему хотелось воздать им положенные почести.


Атаману не будет забвения

Боевой офицер, честно дослужившийся до генерал-лейтенанта, герой Кавказской войны, бесстрашно сражавшийся вместе с Михаилом Лермонтовым в битве при Валерике, Христофор Егорович Попандопуло (1809–1893 гг.) не мог не вызвать уважения и законной гордости своих современников. Только этими чувствами можно объяснить, что его, грека по происхождению, назначают наказным атаманом Терского казачьего войска. Именно они объясняют интерес Ильи Илиади к личности генерала.

Окончив военную службу, Христофор Попандопуло поселился в Ставрополе. В его доме бывали многие известные люди того времени. Прожив интересную и содержательную жизнь, Попандопуло умер в 84 года и был с почестями похоронен на Успенском кладбище. На его могиле установили лабрадоритовый памятник, который в годы советской власти был разрушен. Но, к счастью, основание памятника сохранилось, хотя надпись на обелиске сильно пострадала. Ставропольское краевое отделение Партии пенсионеров во главе с Ильей Илиади при поддержке ставропольской греческой диаспоры и общественности памятник атаману восстановило, и в ноябре 2001 года к кресту, что возвышается над обелиском, были возложены цветы и сказаны слова почтения и уважения, что, несомненно, заслужил Христофор Попандопуло.


В пример купцам нынешним

По разумению Ильи Харламповича Илиади, увековечения в памяти потомков заслужил и пятигорский купец первой гильдии Алексей Петрович Найтаки — хотя бы мемориальной доски. Эти его умозаключения благодатно совпали с выводами, которые сделали научные работники Государственного музея-заповедника М. Лермонтова, кропотливо собиравшие сведения о биографии Алексея Найтаки. В результате стену бывшего купеческого дома, а ныне поликлиники «Виктория», украсила мемориальная доска, на которой Илья Илиади, в молодости работавший художником-оформителем, собственноручно высек профиль благородного грека с пышными бакенбардами. Такая же доска через какое-то время появилась в Ставрополе на здании бывшей ресторации Найтаки.

С Алексеем Найтаки были знакомы Александр Пушкин, Михаил Лермонтов, декабристы и многие другие, кто останавливался или посещал дом и ресторацию Найтаки. О нем упоминает в своих воспоминаниях сослуживец Лермонтова А. Арнольди. Найтаки стал одним из персонажей романа Е. Хамер-Дабанова «Проделки на Кавказе».

Слыл Алексей Петрович известным меценатом, славен был благотворительностью своей и радением об общем благе горожан. При его содействии была отремонтирована и улучшена старейшая на КМВ церковь Всех Скорбящих Радость, на его деньги был построен острог, где заключенные под стражу содержались в довольно-таки сносных условиях. За великолепные деловые качества и благонадежность ему были вверены ресторационные заведения, содержание омнибусов, доставка почтовой корреспонденции и приезжающих курортников. В 1860 году он был избран пятигорским городским головой.

Мемориальные доски в память о семье Найтаки, по мнению Илиади, станут примером для современных предпринимателей, которые должны думать не только о собственном кармане, но и о развитии города, в котором живут.


Блистательный губернатор

Нравится Илье Харламповичу делать оригинальные подарки. Например, в Ставрополе ко Дню города установил он на привокзальной площади новый монумент. Взирает теперь на пассажиров один из блистательных людей конца XIX и начала ХХ веков бронзовый генерал-губернатор Николай Егорович Никифораки.

Личность поистине легендарная. Выпускник элитного Михайловского артиллерийского училища в Санкт-Петербурге, а затем и военной академии, он был участником Кавказской войны, где за проявленные храбрость и героизм был удостоен самых высоких наград. Дослужился до звания генерал-лейтенанта.

В 1887 году Никифораки назначается генерал-губернатором Ставропольской губернии, которую за 17 лет своего правления сделал процветающим сельскохозяйственным краем с развитой экономикой. К заслугам этого человека относятся первая железная дорога, первая телефонная станция, первая электростанция, новые больницы, храмы, гимназии, библиотеки.


И царя не обошел вниманием

Восстанавливая в селе Дубовая Балка церковь святого Георгия, обратил внимание Илья Харлампович на заброшенный каменный постамент. Кому он принадлежал, чем был увенчан? Поговорил со старейшинами и выяснил, что стоял на нем памятник императору Александру II.

Непорядок, решил Илиади. Не должен оставаться в забвении образ человека, положившего конец длительной и кровопролитной Кавказской войне, давшего приют грекам-переселенцам, которые бежали от туретчины в единоверную Россию.

Пообещав в 2000 году самолично отлить и установить памятник Александру II, Илиади уже в сентябре 2001 года созвал гостей на открытие, между прочим, первого в России восстановленного памятника царю. Под величавым бюстом значится короткая, но красноречивая надпись: «Императору России Александру II от благодарных греков». А в городе Минеральные Воды, где с его помощью посажено более двенадцати тысяч деревьев, он установил памятник А. С. Пушкину. Мало того, Илья Харлампович входит в оргкомитет по строительству на острове Корфу русской православной церкви, недалеко от того места, где два года назад греки установили мемориальную доску адмиралу русского флота Федору Ушакову. Теперь это место привлекает массы паломников. Проектное задание архитекторам собирается Илиади дать сам, уже набрасывая карандашом, какой должна стать эта церковь в русско-византийском стиле. А еще раньше, на 60-летие Победы во второй мировой войне, он был приглашен на открытие в Афинах памятника советскому воину-освободителю, в котором участвовали первые лица Греции.


Не знающий покоя

Родился Илиади в поселке Иноземцево в простой семье, где отец работал от зари до зари. Сын пошел в него, умеет делать все: строгать, пилить, ремонтировать машины. Рос парнем задиристым, ершистым, несправедливости не терпел, сразу кулаки в ход пускал. Чтобы остепениться, пришел в военкомат и попросился в армию. Положенные в то время три года отслужил честно, с поощрениями командования и дружбой солдат-одногодков. Вернувшись, лет десять работал художником-оформителем, а потом окончил Московский кооперативный институт по специальности экономист — организатор производства. В 1980 году стал руководителем Минераловодского горкоопторга. Тогда-то и случилась та знаменитая история по спасению горбачевского авторитета в Москве.

После развала СССР Илья Илиади создал фирму «Понтос-Турс», с ее помощью организовывались встречи духовенства, журналистов и бизнесменов в России и Греции. Позже он открыл в Минеральных Водах многопрофильное предприятие «Диана», которое занималось организацией международного туризма и внедрением новых технологий в производственной сфере.

Он относится к категории людей зажиточных, успешных. И не скрывает, что всегда мечтал быть обеспеченным человеком. «Деньги есть, — говорит он, — но добыты они честным трудом, собственной волей и инициативой. Мне это дает свободу, независимость, возможность помогать другим».

Он всегда работал много, слишком много, чтобы не добиться успеха. Об упрямстве его характера говорит относительно недавний курьезный случай, когда Илиади на спор отжался 110 раз подряд, превысив показатели соперника, кстати, мастера спорта. И неважно, что потом он лежал две недели со вздувшимися мышцами — самолюбие его было удовлетворено. Частенько хандру и недомогание этот человек лечит… купанием в проруби. И это — в 60 лет!

Конечно же, таких людей сопровождает зависть. Илья Харлампович ее ощущает физически — холодком возле лопаток. И шепот, шепот, шепот... Многим непонятно, почему так легко и с интересом живет этот великий трудяга и фантазер. Почему все у него получается, почему с удовольствием работает и размашисто, упрямо ведет за собой людей? От чужой зависти у Илиади порой опускаются руки, не ладятся дела. Правда, ненадолго. Сила характера берет верх. Знакомые и друзья порой подсмеиваются над Илиади: ему, мол, больше всех надо. Партию пенсионеров на Кавминводах возглавил, объединив вокруг себя несколько тысяч человек. Выбрали его президентом Союза греков-предпринимателей, в рамках которого он проводил международные семинары, ярмарки, содействовал установлению побратимских связей Пятигорска и Ессентуков с греческими городами Трикала и Аргируполи. При его посредничестве было подписано соглашение о долгосрочном сотрудничестве между губернатором Ставропольского края и руководством города Афины.

После случившегося в 2002 году наводнения благодаря его участию и помощи брата правительство Греции выделило 200 тысяч евро, и на Кавминводы прибыл военно-транспортный самолет с гуманитарной помощью, которая раздавалась всем пострадавшим, независимо от национальности.

Илиади и сам не знает покоя и другим его не дает. Некоторые его знакомые перестали отвечать на телефонные звонки, боятся, что деньги будет просить. «Так ведь не для себя прошу, — возмущается Илья Харлампович, — на благие дела, на помощь людям».

Несколько лет назад появилось у него еще одно увлечение — книги. Во время возведения Второ-Афонского монастыря увлекла его работа в архивах с историческими документами. И вскоре сначала одна презентация, потом другая, потом третья. Библиотеки и учебные заведения края обогатились замечательными изданиями о монастыре, о губернаторе Никифораки, о знаменитых греках в России. Сейчас пишутся еще две. Илиади и над книгами работает так же страстно и увлеченно, как делает все в своей жизни. Книги он, естественно, не продает — раздаривает. Такой он человек.

Кстати, не дает ему покоя «Черный квадрат» Малевича. «Я напишу свой, — говорит Илиади, — только оранжевый». Видимо, такой же жизнерадостный и солнечный, как и сам Илья Харлампович.


Эпилог

Из всего вышесказанного напрашивается вывод, что Илья Илиади не станет отступать от намеченной цели, и его мечта о памятнике президенту рано или поздно материализуется. В поселке Санамер появится обещанный предпринимателем-авантюристом бронзовый Владимир Путин. Так что готовьтесь к открытию очередного памятника.

Елена Куджева