Зюганов Геннадий Андреевич

 


Некоторые политологи сходились во мнении, что декабрьские выборы в Думу могли бы принести существенную победу коммунистам. Причина не в том, что российский электорат вдруг внезапно «покраснел». Это было бы, скорее, протестное голосование, в пику двум скандалящим партиям, публичное сведение счетов которых изрядно всем надоело. И, не найдя в бюллетенях графы «против всех», многие собирались отметить галочкой коммунистов. У Зюганова появлялся реальный шанс взять думское большинство без единого выстрела. Не тут-то было! Неожиданное появление на «спортивной» площадке такого сильного игрока, как В. Путин, спутало карты всех соперников. Второго «взятия Зимнего дворца» не состоялось, «Аврора» не выстрелила.

Надо отдать должное лидеру коммунистов, что он ни при каких обстоятельствах не падает духом. В этом мы смогли лично убедиться, посетив его во время традиционного летнего отдыха в Кисловодске.

Геннадия Андреевича в санатории «Заря» знают все старожилы, так как приезжает он сюда не первый год. Медперсонал симпатизирует ему за скромность и обаяние, а отдыхающие — за доступность и простоту. Завидев идущего по коридору Зюганова, мальчишка из соседнего номера бросается к нему с вытянутой рукой. Геннадий Андреевич бережно пожимает маленькую ладошку и, улыбаясь, представляет: «Друг!» Через несколько шагов приходится давать автограф тающей от умиления женщине — все так же улыбчиво и спокойно. Видно, что к вниманию окружающих он привык, и оно его совсем не смущает.

За многие годы отдыха в кисловодском санатории Геннадий Андреевич обзавелся достаточным количеством знакомых, с которыми он с удовольствием играет в волейбол, гуляет по терренкурам, плавает в бассейне. Хотя легко представить, что чувствуют неподготовленные к встрече пловцы, когда рядом с ними неожиданно выныривает из воды главный коммунист страны в простой резиновой шапочке. Наверняка и в местной столовой часть отдыхающих занята не столько поглощением пищи, сколько наблюдениями за тем, как вождь пролетариата запивает плюшку компотом.

Даже в санатории Геннадий Андреевич своих привычек старается не менять. На столе в его номере теснятся брошюры, недавно изданные книги, листы бумаги с записями, стопки карманных календарей. На обложке одной брошюры изображен жизнерадостно улыбающийся Зюганов, под портретом которого значится красноречивый заголовок: «И вечный бой». Название другой книжицы говорит о хорошем чувстве юмора у представителя одной из самых серьезных партий страны: «Сто анекдотов от Зюганова». Полистали. Любопытно. Любимыми объектами для подтрунивания, конечно, стали олигархи, спецслужбы и собратья по Думе.

Встает Зюганов, с точки зрения многих отдыхающих, слишком рано. Каждое утро в половине шестого Геннадий Андреевич выходит на терренкур и вместе с другими приверженцами здорового образа жизни пробегает десять километров. Причем поблажек ни одному из стайеров не делается: не выполнил норму, не пробежал отмеренные километры — лишаешься завтрака! Вот так своеобразно коммунисты нашли применение одному из своих основополагающих принципов: кто не работает, тот не ест.

— В молодости для меня стало открытием, что этот лозунг не является эксклюзивным изобретением большевиков, и вообще почти весь моральный кодекс строителя коммунизма основан на библейских заповедях, — улыбается Геннадий Андреевич. — Там много общего с нагорной проповедью Христа! Я ведь потом Библию очень серьезно изучил.

Стал ли после этого он верующим? Однозначно ответить трудно, признается лидер марксистов-ленинистов. Ему, математику и философу по образованию, коммунисту по убеждению, партийному функционеру по сфере деятельности, далеко не все понятно в устройстве мироздания. «Глядя высоко в небо или в глубь себя, я понимаю, что не на все вопросы у меня есть ответы». Зюганов с удивлением наблюдает внезапное перерождение многих вчерашних «товарищей» из воинствующих атеистов в «глыбоко» религиозных людей. При этом некоторые из них крестятся левой рукой, а свечку держат, как стакан с водкой.

— Для меня вера — это гораздо серьезнее, чем для тех, кто ее имитирует. Я считаю, что основополагающими понятиями для русского человека были и остаются вера, надежда, любовь и, конечно, мудрость. Нельзя жить без веры в великие идеи, в справедливость, в своих друзей и близких, в прекрасное будущее страны. Даже хорошо образованный человек без веры — довольно опасный человек, он вызывает у меня сомнения. Между прочим, в детстве я исправно ходил вместе с бабушкой в церковь и не знал, что это запрещалось. Она была набожным человеком и просила меня никогда не ругать Бога: «Есть он или нет, ты его не ругай».

Родом Зюганов с Орловщины. Родился за год до окончания войны в небольшой деревушке, где после ожесточенных боев подбитых танков на полях сражений оставалось больше, чем уцелевших. Из ста ушедших на фронт мужиков вернулся лишь десяток, да и те в основном искалеченные. Приходили к отцу Зюганова, сельскому учителю, друзья — местный сапожник да сосед-крестьянин, а на всех вместе приходились три ноги да шесть костылей. Но не унывали мужики, духом не падали, даже частушки по этому поводу пели — ядреные, забористые. Живые — и то уже счастье! А послевоенный Орел, этот разбитый, расстрелянный город писатель Константин Федин сравнил с кладбищем каменной крошки. Трудно жилось в том суровом царстве вдов и искалеченных мужчин, голодно. Но вспоминается детство Геннадию Андреевичу светло — кровопролитная война позади, в будущем только радость, спокойствие, благополучие. И ничто не могло поколебать этой веры, ничто не предвещало обмана и крушения всех идеалов.


Трудно, но уверенно и целеустремленно шел вперед упрямый орловский парень. Учился с удовольствием, окончил школу с медалью, пединститут — с отличием, в армии, как положено мужчине, отслужил, занялся преподавательской деятельностью. И параллельно — работа в комсомоле, затем в партии: райкоме, горкоме, обкоме. Своей неугомонностью и энергией удивлял многих. Дед Зюганова, и сам-то работящий, жилистый, радовался трудолюбию и крепости парня. Он первым предугадал судьбу Геннадия Андреевича: «Внук у меня пойдет далеко!» И оказался прав, хотя наверняка даже не предполагал, что это самое «далеко» дотянется чуть ли не до Кремля.

— Мне никто никогда не помогал делать карьеру, не было ни лохматых рук, ни толкачей. В Центральный Комитет пришел инструктором, прошел все ступеньки до члена Политбюро. Ни одной не пропустил…

Бытует мнение, что для функционеров любых мастей самой желанной целью была и остается Москва. Но Зюганов умудрился дважды отклонить приглашение в ЦК КПСС, что было довольно неосмотрительно и даже опасно для карьерного роста.

— Это было при позднем, уже престарелом Брежневе. Я не верил в успех реформаторов, которым было далеко за 70 лет. Уважаю и почитаю людей в возрасте, но новые идеи должны реализовывать все-таки новые люди. Когда пришел Андропов, он сделал ставку на более молодых, тех, кому еще не было сорока. Меня позвали одним из первых. Я ему поверил, согласился.

Зюганов переехал в Москву, получил большую партийную практику, научную степень, работу и квартиру в центре столицы, в которой живет уже четверть века. Особняка на Рублевке у него нет. Он довольствуется дачей, что арендует в качестве депутата российской Думы, — небольшой домик, который сам полностью отремонтировал, посадил вокруг сад — сто деревьев и кустарников. Создал русскую лужайку, а рядом крымский палисадник с кавказскими рододендронами в том числе.

Геннадий Андреевич любит Кавказ. Его знакомство с ним началось в пору работы первым секретарем Орловского горкома комсомола. Он приехал в Сочи в молодежный лагерь. Там было много иностранцев — свободных, раскованных, доброжелательных. Там отдыхали наши знаменитости, в том числе Эдита Пьеха. По вечерам они вместе выводили у костра песни о дружбе и любви, ромашках и звездах. Голос у Геннадия Андреевича звучный, раскатистый, хороший, таким можно не только революционные песни петь и с трибуны лозунги в толпу бросать, но и романс душевно исполнить, пошутить, посмеяться. Именно в ту пору Зюганов познакомился с соседней Абхазией и навсегда влюбился в этот поистине райский уголок. Даже спустя многие годы, уже побывав более чем в 60 странах, он все равно считает Абхазию лучшим морским курортом в мире.

Самого лестного мнения он и о кавказских горах. Редкое сочетание гор, леса, рек, ледников и уникального микроклимата. Здесь такое обилие снега, какое европейцам не снилось. А через полусотню километров — раскаленные пляжи Черного моря. Зюганов с удовольствием перечисляет названия гор и хребтов, большинство которых ему удалось покорить. Ему нравится бродить с рюкзаком, нравится обозревать тонущие в облаках вершины, пробираться среди обвалов и крутых склонов. В Домбае не осталось ни одного маршрута, по которому не прошел бы Зюганов.

В прошлом году Геннадий Андреевич решил пройти через Клухорский перевал к морю. Дошел только до границы. А там люди с автоматами, собаки. Переполошил тогда Зюганов пограничников изрядно, те кинулись было за оружием — на территории чужак, а присмотрелись — свой, до боли знакомый благодаря телевидению и газетам. Выстроились за автографами. Дальше, правда, не пустили, извинились и не разрешили — опасно, да и не положено: чужое государство. Посидел Зюганов с пограничниками, пообщался, сфотографировался с ними на память — и назад. Грустно, когда еще недавно братские народы разделяет граница. Разум принимает новые реалии сегодняшнего дня, а сердце — нет.

Специфику отношений на Северном Кавказе Геннадий Андреевич знает хорошо, так как, работая в ЦК КПСС, курировал этот регион и готовил аналитические записки для Политбюро.

— Я люблю и очень переживаю за Кавказ, его целостность и мир. Мне приходилось разнимать дерущихся в Северной Осетии, разводить тех, кто шел стенка на стенку в Дагестане, мирить враждующие тейпы в Чечне. Чтобы понять Кавказ, надо знать несколько вещей: прежде всего, что это самый многоязычный край. В одном Кисловодске проживают люди 90 национальностей. Как аккуратно, как деликатно и умно надо строить здесь политику, всесторонне учитывать интересы проживающих народов. Во-вторых, помнить, что для горцев самыми главными ценностями являются вера, могилы предков и седины стариков. Однажды в Чечне почтенный старик положил передо мной Коран в русском переводе и сказал: «Сынок, я вижу, ты нам добра хочешь, почитай, это тебе поможет». Я последовал его совету, очень внимательно изучил Коран. Чтобы тебе доверяли и принимали, ты сам должен, в первую очередь, попытаться понять культуру, религию, психологию другого народа.

Развал Советского Союза Зюганов воспринял как личную трагедию, даже обратился к народу с призывом опомниться. Но ни его страстное слово, ни уже грохочущий над страной гром будущих перемен не были услышаны. «Одни грелись на черноморских пляжах, другие занимались ремонтом или строительством, третьи на грядках копались, так в целом и прос… просмотрели страну. А теперь все маются, да толку-то! Одни олигархи жируют», — горько сетует Геннадий Андреевич на невозвратное прошлое.

Зюганов как истинный коммунист ненавидит капитализм. Это бесчеловечный строй, главным содержанием которого стало обогащение, нажива. Ради звонкой монеты, ради тугой мошны вырубаются леса, распродаются недра, уничтожается и губится все живое. При этом на благоразумие человечества Зюганов надеется в последнюю очередь.


— Сама природа восстает против хищнической эксплуатации земли. Не зря же по всему миру бушуют наводнения, тайфуны, происходят пожары, засуха, землетрясения. Наша планета — это космический корабль, который летит с огромной скоростью вперед. На этом корабле сейчас столкнулись добро и зло. Кто одержит победу, пока говорить рано, но я считаю, что капитализм уже вынес себе приговор.

О нынешних политиках, отечественных и зарубежных, Геннадий Зюганов говорит с пренебрежением: приказчики от крупного капитала. Не тот масштаб. То ли дело Сталин, Черчилль, Рузвельт, Ганди, Дэн Сяо-Пин! Нынешние, доморощенные и страну развалили и позволили США миром править. Почему Штаты командуют другими странами, почему учат их жить, возмущается Зюганов. Сами чужие города бомбят, целые страны изгоями объявляют, людей за проволоку швыряют, грабят, разоряют и все о демократии и свободе разглагольствуют. Эх, нет на них на всех окорота, нет той державы, с которой все считались, которую уважали и, чего уж скрывать, побаивались.

Зато к антиглобалистам Зюганов испытывает большую симпатию. Свои ребята — проверенные, надежные, не раз битые в демонстрациях и пикетах, гонимые и полицией, и армией, и подконтрольной псевдодемократической прессой.

— Крупный иностранный капитал руками нынешних законодателей и беспомощных кремлевских правителей пытается превратить Россию в нищую и голодную Африку. Да на нашей территории находится треть мировых запасов энергоносителей, половина главных запасов пресной воды, чернозема и хвойных лесов! Какая мы Африка?!

Едва заходит речь о политике, обаятельный и добродушный человек мгновенно скрывается за бронежилетом главного оппозиционера страны. Зюганов преображается в пламенного трибуна. Много раз приводимые доводы, выученные назубок аргументы, знакомые по телепередачам и газетным статьям обороты. В его словах сквозит озабоченность судьбой страны и мира, тревога за людей, которых все больше и больше раскалывает социальное неравенство, которые все дальше заходят за грань нищеты и отчаяния. Все правильно в его словах, все близко и понятно. Только некая заученность проглядывает в этой обвинительной речи, некая заштампованность. Это и объяснимо: столько лет твердить о язвах и бедах народа, столько лет взывать в разных аудиториях к здравомыслию властей предержащих. Почему его не слышат, почему не поддерживают те, в чьих руках находятся бразды правления?

— Большинство наших граждан считает, что в Думе сидят люди, которые думают о том, как накормить пенсионеров и обеспечить всем необходимым детей. Они глубоко ошибаются. Там сидят наемники, задача которых пролоббировать интересы стоящих за ними денежных мешков. Конечно, сейчас очень актуальными являются экологические, сырьевые, экономические, социальные проблемы. Но главная наша беда — уровень квалификации тех, кто должен решать эти проблемы.

И отсутствие совести, добавили бы многие люди. Коммуниста Зюганова возмущает растаскивание страны на мелкие уезды, не нравится антироссийская настроенность некоторых бывших советских республик, расширение американского присутствия на сопредельных с российской границей территориях. Он с гордостью произносит имена Петра Великого, Екатерины Второй, Столыпина, Суворова, Кутузова, Нахимова, Ушакова и многих других, чьими деяниями прирастала слава Российского государства. Почему наши предки строили, расширяли, присоединяли, защищали? Почему нынешние правители разрушают, сдают, уничтожают? Они же предают интересы внуков, возмущается Геннадий Андреевич и усмехается:

— Многие думали, что стоит отказаться от своего прошлого, и завтра у нас все будет, как в Америке и Швеции, а получилось, как в Колумбии и Бангладеш, вместе взятых. Неужели непонятно: сильными, здоровыми, крепкими и умными мы на этой планете никому, кроме себя, не нужны. Если поймем это, то начнем выздоравливать, и в головах потихоньку закончится смута.

У Зюганова стойкая аллергия на цветные революции. Вслед за ними обычно приходят очередные наемники, еще более подвластные дяде Сэму, которые растащат страну по сусекам. Правда, в России этот вариант невозможен, убежден глава российских коммунистов.

Кому завидует сегодня Геннадий Андреевич, так это китайцам. Им удалось соединить идеи социализма, китайскую специфику (прежде всего, конфуцианство) и новые технологии. В результате, ничего не сломав и не разрушив, китайцы показывают самые высокие темпы экономического развития.

Зюганова можно смело назвать оптимистом. Вернувшись из многодневной поездки по зарубежью, он утверждает, что почти вся Латинская Америка полевела. Фидель Кастро собрал руководителей соседних стран в хорошую компанию единомышленников. Там прорастает новый социализм 21-го века, и это очень интересное явление.

Геннадия Андреевича часто упрекают в том, что КПРФ держится только на харизме своего лидера, а вот КПСС всегда была партией идеи. Но с этим определением он не согласен. Во-первых, без идеи не бывает партии. А лучше идеи справедливости, дружбы народов и уважения к человеку в этом мире не было и не будет. Во-вторых, нужен авторитетный руководитель. И в-третьих, — это кадровые ресурсы. Убрать хоть один компонент, и партии не будет. Причиной краха КПСС стало отсутствие механизма обновления кадров. Отсюда предательство высшей партийной верхушки. КПРФ не может повторять ошибки своего предшественника, а ошибки были серьезные. Поэтому она опирается на все лучшее, что было в советской эпохе. А было много хорошего. Есть ли у КПРФ будущее? А как же, не сомневается Зюганов.

— Понимаете, когда предают вожди и рвут знамена, тогда армия разбегается. Наша армия, несмотря ни на что, устояла. Сейчас на смену старым закаленным бойцам приходит новое поколение, новые бойцы. Мы принимаем в свои ряды по 20 тысяч человек в год. Они другие, умнее, грамотнее, прагматичнее. И в регионы постепенно придет хорошая молодежь, уверяю вас. Я много езжу по стране, мне присылают тысячи писем. Поверьте, меняется настроение людей, страна левеет, планета левеет и с этим скоро будут вынуждены считаться.

В отведенное на интервью время Зюганов быстро, практически без пауз, касается всех животрепещущих для страны тем. Правда, когда разговор заходит о золоте партии, мило отшучивается. Затем возвращается к Кавминводам. Уверяет, что здешние курорты намного лучше Баден-Бадена, Карловых Вар, Ниццы. Зюганов не раз отдыхал на Средиземном море, в Испании, Франции, Италии, на Кипре (конечно, отдых обязательно совмещался с работой). Иноземных красот насмотрелся вдоволь, но милее Кисловодска, говорит, нет. Мало того, что это уникальное по красоте место, так здесь еще почти все виды лечения можно получить.

Плохо, что знаменитый Кисловодский парк приходит в упадок, что на его благоустройство не хватает средств. Однако о передаче парка в частные руки и слушать не захотел.


— Частные инвестиции надо бы приветствовать, но какой частник будет такой парк содержать, хранить эту красоту? Их сюда только запустите, все к чертовой матери повырубят, как это случилось со знаменитым Барвихинским лесом. На него ни один царь, ни один генсек не поднял руку. Этот лес — легкие Москвы. Демократы эту сокровищницу не пожалели: сто с лишним гектаров распродали, повырубили половину леса, понастроили дувалы пятиметровые, залезли за колючую проволоку и сидят там в своих роскошных тюрьмах. Это такое позорище! Так и у вас случится: пустите сюда частников, и не будет Кисловодского парка, потеряете. Он должен быть только федеральным. Лучше отработайте механизм сдачи в аренду на долгосрочное время, пусть обустраивают, но строго под целевое назначение. А иначе весь воздух дымом шашлычных закоптят.

Зюганова нельзя назвать аскетичным человеком, но с годами он стал умереннее в своих желаниях. Понял, что, по большому счету, человеку много не надо. Он может съесть ровно столько, сколько переработает желудок; выпить столько, сколько пропустит печень. Для того, чтобы выглядеть прилично и достойно, одежды тоже много не нужно. Так что человек может вполне умерить свои аппетиты, тем более что все заканчивается одинаково — четырьмя кубометрами земли.

Накануне думских выборов Зюганов активно и много выступал, ходил в народ со своими единомышленниками, раздавал газеты, сувениры, агитировал. Просил относиться к истории партии, к истории страны объективно, не выбеляя и не черня отдельные ее страницы. Коммунисты всегда стремились к правде, говорит Геннадий Андреевич, и заслуживают правды по отношению к себе.

Надо сказать, что, когда время беседы с лидером коммунистов подошло к концу, вдруг появилось чувство сожаления. Интересный человек, обаятельный и легкий в общении, эрудит. И, наверное, искренний — в своих убеждениях, в своей деятельности, в своих словах. Так думалось и так верилось.

Елена Куджева
Зоя Выхристюк