Захаров Александр Владимирович

 



Заместитель директора САО по строительству,
заслуженный строитель РФ

Александр Владимирович ЗАХАРОВ

Разумеется, Буково городом не назовешь — на солидных картах это название вообще не значится. Крохотный поселок, упрятавшийся в живописной долине среди горных хребтов, насчитывает чуть больше тысячи жителей. Но в астрономическом мире затерянный в буковых лесах населенный пункт занимает почетное место в числе ведущих научных центров. Крупнейший в России, а когда-то и на планете, телескоп предопределил и современную, редкую для глубинки инфраструктуру. Вряд ли даже в иных районных центрах Карачаево-Черкесии найдется еще один такой 9-этажный жилой дом с продуманной планировкой, которая и сегодня, по прошествии трех с лишним десятилетий, вызывает законную гордость и белую зависть.

Заместитель директора САО А. Захаров — по профессии строитель, а в душе — астроном. Родившийся в «зарубежной» теперь Караганде, Александр Владимирович успел исколесить полстраны, оставляя добрые следы на крупнейших стройках. И вдруг, прочитав в журнале статью о крупнейшей в мире обсерватории, решительно все бросил, приехал на берега Большого Зеленчука и устроился простым лаборантом.

Разоблачил засекреченного специалиста первый директор САО Иван Михеевич Копылов. Мудрый руководитель популярно поведал собеседнику, что Галилеем мечтает стать каждый, но любительская астрономия несколько отличается от современной астрофизики, и вернул чуть было не потерявшегося строителя в профессию. Спустя время авторитетный Копылов лично рекомендовал своего энергичного зама в образовавшуюся союзную Дирекцию строящихся специальных научных объектов. Захаров возводил в Геленджике пирс для корабля «Академик Королев» — этой плавучей лаборатории по исследованию космических полетов, строил другие значимые объекты. А после расформирования дирекции в 1989 году вернулся в обсерваторию.

— И вы так легко расстались (я хотел было спросить — с должностью лаборанта, но потом «качественно» приподнял вопрос) с мечтой?


— Как бы не так, — заговорщически улыбнулся Захаров. — За свое «незаконное» увлечение я «пострадал», получил выговор, — и, поглаживая побелевшую бородку, Александр Владимирович показал самодельный прибор с зеркалом в 350 мм, который подпольно создавал по своим чертежам, но, разумеется, не без помощи специалистов, за что все тот же мудрый директор пресек любительскую инициативу безоговорочным выговором.

Впрочем, у профессии строителя есть свои, земные, так сказать, преимущества. В отличие от изучения далеких звезд с отдаленными фундаментально-научными последствиями, трудовые автографы Захарова реальны, осязаемы — жилые дома, гостиница, административный корпус с лабораториями, комплекс «Квазар»…

— При нынешнем финансировании, с нехваткой материалов вряд ли удалось бы построить научный комплекс в столь сжатые сроки, как это было, — размышляет Александр Владимирович. — Но работы продолжаются. Ведется текущий ремонт, завершается прокладка газопровода (до сих пор в Буково пользовались привозным газом), намечена реконструкция главного зеркала БТА. Башню с зеркалом обнесли забором, потому что стада коров, вытаптывая траву, поднимали пыль, которая оседала на уникальном зеркале — пришлось отгораживаться.

За лесным массивом слышится глухой рокот своенравной горной реки, чьи бурные темно-зеленые потоки и дали ей название — Большой Зеленчук. Прыгая по каменистым перекатам и сердито фыркая друг на друга, стремительно мчатся, будто поверх реки, белые барашки бурунов.

— Когда широко разливающийся по весне Большой Зеленчук стал угрожать постройкам, мы «отодвинули» речку на безопасное место, отгородившись дамбой, — вспоминает Александр Владимирович Захаров. — А старое русло расчистили и превратили в небольшое самодельное озеро для отдыха.

Так и соседствуют с тех пор бушующие потоки капризной горной реки и спокойная озерная гладь воды, удивляющая меняющимися оттенками — перед взором открывается то бирюзово-зеленая, то серо-стальная чаша.

Уникальный поселок представляет собой своеобразное замкнутое пространство — и в географическом и в человеческом плане. Захаров перебирает старые черно-белые фотографии, на которых запечатлены Председатель Совмина Косыгин, неоднократно бывавший здесь академик Келдыш и многие другие известные деятели государства и науки. Кто-то из почетных гостей сравнил было Буково с необитаемым островом, а потом, познакомившись более основательно, поправился: «Это космический, или Звездный остров, который населяет удивительное сообщество».

— Люди обречены здесь встречаться друг с другом и на работе, и дома, и во время отдыха, — делится наблюдениями Захаров. — К счастью, здесь практически не бывает конфликтов. Буково — словно одна большая семья одержимых людей.

Да, Буково городом не назовешь. И все-таки: чем не город Солнца, о котором когда-то мечтал великий утопист Кампанелла. И которого нет на карте.

Анатолий Красников