Еделев Аркадий Леонидович

В последние годы россияне столкнулись с проблемой, о которой раньше задумывались как о чем-то отвлеченном, далеком. Терроризм стал осязаемым, взрывы гремят где-то рядом, гибнут люди, живущие по соседству…

Об истоках терроризма, его корнях, о том, как можно справиться с этим страшным явлением современной российской жизни, мы беседовали с заместителем руководителя департамента защиты конституционного строя, начальником оперативно-координационного управление ФСБ России по Северному Кавказу генерал-лейтенантом
Аркадием Леонидовичем ЕДЕЛЕВЫМ

– Что входит в зону ответственности вашего управления?

– Оперативно-координационное управление ФСБ России по Северному Кавказу было организовано в 1996 году после заключения известных хасавюртовских соглашений. Чеченское управление ФСБ России в то время прекратило свое существование. Высшее руководство страны понимало, что из Чеченской республики Ичкерии будут исходить определенные сепаратистские действия, более того, рано или поздно, в силу воинственности антироссийской пропаганды и политики руководства республики в лице Яндарбиева, Удугова, именно оттуда будет исходить угроза терроризма. В силу этого было принято решение часть оперативного состава, выведенного из Чеченской республики, разместить здесь, продолжить организацию контрразведывательной и разведывательной работы по отслеживанию процессов, происходящих в руководстве сепаратистов.

Зона ответственности управления – это все 13 субъектов Южного Федерального округа, это координация и организация взаимодействия всех территориальных органов по защите конституционных основ российского государства и борьбе с терроризмом на Северном Кавказе. В структуру управления входит подразделение разведки, которое имеет одну задачу: предупреждение террористической деятельности.

– Таким образом, основная проблематика вашей деятельности – «чеченский фактор»?

– Нет, не только это. К большому сожалению, в годы перестройки у нас получили серьезное развитие националистические движения. Если говорить о политической тенденции, то опасен не только чеченский национализм. Националисты есть среди многих народов, и даже среди русских пустил корни шовинизм, которому жесткую оценку дал Президент в прямом общении с нашими гражданами, когда на вопрос одного из аксакалов из Кабардино-Балкарии: – Почему допускается высказывание «Россия для русских»? – он ответил, что это в корне неправильно, Россия – для всех населяющих ее народов.

В нашем управлении интернациональная составляющая берется за основу кадровой работы, у нас служат и работают граждане 21 национальности. В интернационализации кадрового состава – главный залог успеха деятельности управления, потому что нам приходится решать задачи в самых различных субъектах ЮФО.

– В последние несколько лет пресса сообщала о больших успехах в работе вашего управления в пресечении попыток захвата власти в Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии…

– Да, в результате организованной, скоординированной деятельности удалось предотвратить процесс подготовки выступлений вооруженной оппозиции, ее ядра в лице джамаатов, экстремистских религиозных структур, взявших в качестве своей идеологической основы ваххабизм. Они планировали осуществить захват власти в Кабардино-Балкарской республике, и нам удалось это предупредить. В 2001 году мы провели серию оперативно-розыскных и следственных действий по задержанию, привлечению к уголовной ответственности лидеров, стоявших во главе организационной деятельности по подготовке вооруженного мятежа. В прошлом году суд вынес приговор, который вступил в законную силу. 24 человека приговорены к различным срокам лишения свободы, в общей сложности на 240 лет.

– На уровне обывательского сознания, если переворот не произошел, то мы воспринимаем это несколько театрально… Действительно, так ли велики и насколько реальны были угрозы конституционному строю, адекватны ли им были действия спецслужб?

– Мне приходилось отстаивать нашу точку зрения, которая состоит в том, что борьба с исламским экстремизмом и национализмом – задача не только органов безопасности, а всех органов власти и управления. Органы безопасности в этой борьбе занимают определенную, строго отведенную нишу. Есть она и у средств массовой информации, которые не должны давать возможность пропагандировать идеологию сепаратистов и создавать вокруг лидеров бандформирований ореола кумиров и богов. Нельзя допустить, чтобы в массовое сознание вселялся страх перед их всемогуществом, мстительностью, ведь это, помимо всего прочего, сокращает свидетельскую базу в процессе доказательств их вины.

Вместе с тем, мы понимали, что даже выступление 300 боевиков – вооруженных молодых людей – не принесет результата. Этот мятеж в любом случае будет подавлен, организаторы могут скрыться, какая-то часть будет задержана. Но для западных спецслужб, экстремистских исламских реакционных центров важнее показать, что на Северном Кавказе существует серьезная оппозиция российскому руководству и его политике, сформировать мировое общественное мнение о геноциде в Чеченской республике, о подавлении там прав и свобод человека. В случае выступления эта задача была бы выполнена. А в результате любого подавления мятежа страдает гражданское население, и общественное мнение ответственность за эти страдания непременно возложит на непосредственных исполнителей приказов – командиров войсковых подразделений. Поэтому принижать роль и значимость превентивных мер по пресечению подготовки заговора ни в коем случае нельзя.

– Какие вы видите основные проблемы в борьбе с терроризмом?

– Самая главная проблема состоит в недооценке важности участия государственных органов, духовных управлений мусульман на Северном Кавказе в раскрытии перед населением истинных целей и замыслов радикальных исламских лидеров. В этом смысле важное значение имела проведенная недавно региональная конференция, на которой лидеры муфтиятов ЮФО определяли свою позицию и формировали задачи духовного управления мусульман в борьбе с распространением радикального ислама.

К большому сожалению, сегодня терроризм – это еще и инструмент политического воздействия на высшее руководство нашей страны. Более того, поддержание очага напряженности на Северном Кавказе дестабилизирует обстановку и в Закавказье, что в совокупности оказывает влияние на ситуацию в Центральной Азии. Вы знаете о чудовищных террористических актах, осуществленных в Турции. В то же время, среди наемников, действующих в Чечне, есть и турецкие граждане. Они там находятся в силу разных обстоятельств, в том числе – не буду кривить душой – и по заданиям спецслужб. Видимо, турецкие спецслужбы, рассматривая планы и оценивая возможности использовать свои разведывательные группы на территории Чечни, считали, что развязанный международными бандитами террор их не коснется. Но они ошиблись. Те, кто вынашивает намерения переделить территории стратегически важных для всего человечества регионов добычи углеводородного сырья, используя провоцирование напряженности на Северном Кавказе или в Закавказье, глубоко заблуждаются. Зло, выпущенное на волю, есть зло, и ему безразлично, кто стоит на его пути, оно творит беды всюду, где появляется.

– У терроризма есть своя предыстория, уходящая в глубь веков. Не кажется ли вам, что человечество вступило в полосу терроризма?

– Такая формулировка, на мой взгляд, не исчерпывает сути явления. Полагаю, что в условиях глобализации экономики и развития информационных технологий население в самых дальних краях земли может узнать об уровне жизни в других регионах. Когда люди видят, что кто-то в одном конце земного шара пользуется благами цивилизации, а живущие в других регионах оторваны от этих благ, влачат нищенское существование, хотя говорят на одном языке, исповедуют одну религию и мало отличаются внешне, то это порождает революционизирующие идеи у части общества. Определенные реакционные круги начали эксплуатировать это недовольство наиболее ущемленных в экономическом плане слоев, исповедующих, в частности, ислам, использовать экстремистское течение ваххабизма. Лозунг «Пролетарии всех стран соединяйтесь» ушел в небытие, но появилась идея мусульманского братства, столь же опасная для человечества, как и идея непримиримого классового противостояния.

– То есть, у терроризма в первую очередь экономические корни?

– Бесспорно, он является инструментом, в том числе и для решения экономических проблем. При этом используются безнравственные либо психически нездоровые люди, больные некими идеями мессианства, собственной исключительности. Ведь любой террорист-смертник до самого конца заблуждается, думая, что в результате акта мщения он возносится в рай. Я глубоко убежден, что во время взрыва ни одна душа не успевает вознестись в рай, она сгорает в том очаге сверхэнергии, которая высвобождается в результате взрыва. Террорист-смертник губит свою бессмертную душу, а любая религия расценивает это как величайший грех.

– Мы живем на мирной территории, природой предназначенной для оздоровления людей. Но рядом – очаги напряженности, само соседство с которыми наносит не только человеческий, нравственный, но и экономический урон региону. Что можно противопоставить этим взрывам?

– Противостоять использованию смертников для проведения террористических актов очень сложно. Это предполагает внедрение в экстремистские организации своей агентуры. Не исключается и участие этой агентуры в подготовке террористов и даже соучастие в тягчайших преступлениях. Поэтому невозможно говорить об абсолютном предупреждении таких террористических актов. А вот твердость духа людей, живущих на этой территории, их сплоченность, могут сыграть свою роль. Ведь главная задача терроризма – это вселение смятения, ужаса в сознание человека. И если те, кто хочет дестабилизировать жизнь региона, увидят реакцию отторжения, неприятия таких методов, поймут, что их инструмент неэффективен, не позволяет им добиться желаемой цели, то это заставит их от него отказаться.

– Но при этом нужно повышать эффективности работы всех служб, которые призваны обеспечивать безопасность, не так ли?

– Безусловно. После взрыва в электричке 5 декабря в минераловодском линейном управлении внутренних дел на транспорте была увеличена численность личного состава на 500 человек. Но ведь возле каждого столба, полустанка, в каждый вагон милиционера не поставишь. Эффективность таких мер мне видится сомнительной. Гораздо больше результатов дает работа с населением, формирование домовых комитетов и т. д. Теракт невозможно подготовить незаметно для окружающих. Во время расследования этих преступлений мы выяснили, что террористы несколько раз заранее появлялись на месте будущего преступления, перед этим обязательно проводили изучение местности. Как раз здесь нам могут помочь сами жители, которые в силу ряда объективных обстоятельств могут быть свидетелями подготовки теракта, незаконного вселения каких-то подозрительных личностей, их укрытия от правоохранительных органов и т. д. Я уже не говорю об организации работы участковых, органов криминальной милиции, которые наделены правом проведения оперативно-розыскной деятельности и агентурной работы. Я считаю, что здесь у нас огромное поле деятельности, и надо сказать, что в этом вопросе мы пока не дорабатываем.

– Мы сами в силу нашей ментальности, расчета на авось не обладаем такой бдительностью, как, допустим, немцы. Мы сами создаем прекрасную среду для деятельности террористов, считая, если меня лично это не коснулось, то и не коснется никогда.


– Совершенно верно. И эти стереотипы бытового сознания мы должны изменить.

– Аркадий Леонидович, а вам не кажется, что у народа такое отношение к оказанию помощи правоохранительным органам сложилось в силу отношение к власти в целом?

– В структуре власти всегда есть люди, которым мы не доверяем, но ведь есть и те, о ком мы можем сказать: «Это честный человек». Почему бы не обратиться к тому, кому вы верите?

– Очень многие проблемы в нашей жизни существуют на уровне нашего неразвитого сознания, нашего недостаточно ответственного отношения к тому, что происходит вокруг. Средний человек, обыватель, переложил ответственность за многое из происходящего в своей жизни на чужие плечи...

– Я согласен с вами. По моему мнению, такое отношение коренится в политике, проводившейся в советский период, когда в сознании у многих было сформировано убеждение, что партия, государство думают и решают за нас. В обществе, которое складывается у нас сегодня, эта модель нежизнеспособна.

– Кроме националистических направлений существуют ли другие, например, политические силы, которые представляют опасность для государства?

– Бесспорно. Не секрет, что у нас в ряде субъектов Федерации сложились криминально-политические элиты, группировки лиц, которые в силу исторического процесса оказались у руля управления, распределения, приватизации, и им незаконно досталась часть государственной собственности. Это вторая составляющая, которая, кстати, тоже революционизирует часть населения, живущего на грани выживания и бедности, создает почву для появления идеи смены криминально-политической элиты, которая почему-то ассоциируется с высшей государственной властью в Российской Федерации. Ответственность за дела местной власти люди адресуют «наверх»…

Нельзя не сказать и о том, что в период распада Советского Союза произошло разграбление части военных складов, была утрачена либо неправомерно передана различным негосударственным структурам часть военного имущества. Сегодня на Северном Кавказе высока степень вооруженности населения. А если есть автомат, то он рано или поздно выстрелит. Это тоже одна из составляющих угроз конституционному строю, и борьба с незаконным оборотом оружия также возлагается на нас.

– А насколько оправданы экономические формы борьбы с незаконным оборотом оружия, выкуп его у местного населения?

– Я поддерживаю эту инициативу генеральной прокуратуры. Конечно, надо признать, что не все сдается. Но в любом случае, даже сдача 15 процентов оружия, находящегося у населения, снижает уровень опасности.

– Терроризм и любая угроза конституционному строю не существуют сами по себе, в отрыве от деятельности человека. Для того, чтобы выследить террориста, нужно отследить гораздо большее количество людей…

– Конечно. Здесь средство только одно – наши доверительные оперативные контакты, наш агентурный аппарат.

– Говорят, что тот, кто владеет информацией, владеет миром. Насколько Вы владеете Южным Федеральным округом?

– Всей совокупностью информации не владеет никто, да в этом и нет необходимости. У нас есть информация в той степени, которая позволяет мне в силу должностного положения и возложенных на меня задач, правильно оценивать, прогнозировать и вырабатывать упреждающие меры для недопущения преступлений, затрагивающих стратегическую составляющую нашего спокойствия и политической стабильности. Если говорить о конкретных терактах, то это более скрупулезная и объемная работа по организации деятельности оперативного состава, который находится в моем подчинении. Мы владеем достаточной информацией для того, чтобы управлять в той сфере, которая нам поручена.

Зоя ВЫХРИСТЮК


Аркадий Еделев.


С 2003 года управление контртеррористическими операциями на Северном Кавказе передано Министерству внутренних дел РФ. Региональный оперативный штаб по руководству этими операциями возглавляет заместитель министра внутренних дел России генерал-полковник милиции Аркадий Леонидович Еделев. В одном из первых номеров журнала мы рассказывали о тогда еще генерал-лейтенанте А. Л. Еделеве. Сегодняшняя наша беседа посвящена теме противодействия терроризму на Северном Кавказе.


Наша справка.

Заместитель министра внутренних дел Российской Федерации генерал-полковник милиции Аркадий Леонидович Еделев родился в 1952 году в Читинской области.

В 1974 году окончил Томский политехнический институт, после которого три года работал по специальности в Ленинабадской области Таджикистана.

Окончил Высшие курсы КГБ при СМ СССР.

С 1978 по 2004 годы служил в КГБ, ФСК, ФСБ России в самых разных уголках бывшего Советского Союза и в Афганистане.

Работал заместителем начальника Департамента защиты конституционного строя и борьбы с терроризмом — начальником Оперативно-координационного управления ФСБ России по Северному Кавказу.

В 2004 году был назначен на должность заместителя министра внутренних дел Российской Федерации и возглавил Региональный оперативный штаб по управлению контртеррористическими операциями на Северном Кавказе.

Награжден рядом высоких государственных наград Российской Федерации, в том числе орденом «За военные заслуги». Одна из самых дорогих наград — пистолет «Глок-17», которым А. Л. Еделев награжден приказом министра внутренних дел Российской Федерации за высокие результаты, достигнутые в контртеррористической операции.

Кандидат юридических наук. Автор монографии «Борьба с терроризмом», которая сразу же после выхода в свет стала одним из самых авторитетных и используемых изданий по названной теме.

Женат, имеет сына и дочь.

— Аркадий Леонидович, если позволите, начнем с общей оценки работы штаба под руководством МВД России. Политически важнейшей задачей определена нейтрализация главарей и участников незаконных вооруженных формирований. Насколько, на ваш взгляд, ощутим урон, нанесенный боевикам за этот период?


— Начиная с середины 2003 года участники контртеррористической операции вели планомерную работу по ликвидации бандформирований и слому их боевого потенциала в Чеченской республике. В результате оперативных мер нейтрализована основная часть руководства высшего и среднего звена бандформирований, иностранных наемников: около 800 бандитов, в том числе 130 бандглаварей и 24 эмиссара зарубежных террористических центров. Задержано свыше 2,4 тысячи боевиков и подозреваемых в причастности к незаконным вооруженным формированиям. В их числе — 81 бандглаварь. Нанесены ощутимые удары по действующему на Северном Кавказе религиозно-экстремистскому подполью. Под непосредственным руководством Регионального оперативного штаба совместными усилиями силовых ведомств пресечена деятельность наиболее опасных диверсионно-террористических групп, ликвидирован ряд опорных пунктов бандподполья в Дагестане, Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии и Ставропольском крае. Пресечена масштабная вооруженная акция боевиков по захвату объектов силовых ведомств в Нальчике в октябре прошлого года.


— Каково сегодня влияние Регионального оперативного штаба на стабилизацию оперативной обстановки и социально-политических процессов в Чеченской республике?

— К позитивным достижениям в работе я отношу объединение усилий в деятельности различных правоохранительных органов и федеральных сил на совместную эффективную работу. Планомерные и целенаправленные действия правоохранительных структур и Объединенной группировки войск и сил, комплексное их использование позволили своевременно выявлять и предотвращать теракты как в Чеченской республике, так и в сопредельных с ней субъектах РФ. В задачи штаба сегодня входят не только планирование и проведение спецопераций, но и кропотливая работа по повышению авторитета образованных органов власти и управления Чеченской республики, формированию стабильного гражданского общества.

— В настоящее время идет процесс становления органов внутренних дел Чеченской республики. По вашей оценке, в какой степени они способны сегодня самостоятельно выполнять все задачи по охране правопорядка и борьбе с терроризмом?


— Прежде всего, этот процесс происходит поэтапно. В настоящее время в системе МВД Чеченской республики созданы и укомплектованы личным составом все основные службы аппарата министерства, 20 городских и районных отделов внутренних дел, ОМОН, два полка патрульно-постовой службы, подразделения вневедомственной охраны, дорожно-патрульной службы ГИБДД, УБОП. Знание сотрудниками местных условий, языка и обычаев позитивно влияет на эффективность оперативно-розыскных и профилактических мероприятий. Однако профессиональное становление правоохранительной системы в республике далеко не завершено. Значительное количество сотрудников не имеет практического опыта службы, нужно отметить и недостаточный уровень квалификации управленческого звена, сохраняется высокая текучесть кадров. Региональный оперативный штаб нацеливает на решение этой задачи, в том числе за счет привлечения на контрактной основе высокопрофессиональных сотрудников из других регионов России. Есть у образованной структуры и масса проблем, связанных с материально-техническим и ресурсным обеспечением, нет должно оборудованных помещений для сотрудников, нет центра временного содержания несовершеннолетних правонарушителей, нет надежной телефонной и радиосвязи с рядом горных районов республики. Эти и другие задачи будут решаться в 2006 — 2007 годах.

— Нормализация жизни в Чеченской республике связана с возрождением ее экономики. Нефтегазовый комплекс — важнейшая ее составляющая. Вместе с тем, общеизвестно, что он в Чечне криминализован. Борьба с теневым нефтяным бизнесом — прерогатива правоохранительных органов. Каких результатов здесь удалось достичь? Лично вы удовлетворены ими?


— Безусловно, состояние экономики, и в первую очередь в нефтегазодобывающей отрасли как главной составляющей бюджета Чеченской республики, влияет на мнение населения об эффективности деятельности МВД Российской Федерации. Именно поэтому борьба с криминальными проявлениями в нефтегазовом комплексе — в сфере постоянного внимания Регионального оперативного штаба. Кропотливая работа позволила за последние два года добиться значительного снижения уровня криминализации отрасли. Однако зачастую организаторами и участниками многих противоправных действий являются руководители предприятий топливно-энергетического комплекса и их подчиненные. По результатам проведенных ревизий финансово-хозяйственной деятельности и проверок целевого использования денежных средств, направленных ранее на восстановление нефтегазового комплекса Чеченской республики, возбуждены и расследуются уголовные дела в отношении бывших руководителей ФГУП «Чеченгазпром». Их мошеннические действия нанесли ущерб государству на сумму более 42,5 млн. рублей и 1 млн. 933 тыс. долларов.

— На фоне обозначившихся позитивных изменений в Чеченской республике, наверное, одной из самых острых тем является тема похищения людей. Насколько она актуальна в настоящее время и что делается для борьбы с этим видом преступлений?


— Проблема существует и уходит корнями во времена правового беспредела, который творился на территории республики до начала наведения конституционного порядка. Мы детально отслеживаем ситуацию, не оставляем без внимания ни один случай обращения граждан. Принятые меры уже дали результаты. Практически втрое возросло количество расследованных уголовных дел. Мы считаем, что правоохранительным органам совместно с республиканскими и местными органами власти удалось «обуздать» проблему с похищением граждан. Наметилась устойчивая тенденция значительного сокращения такого рода преступных проявлений.

Вместе с тем, хочу подчеркнуть излишнюю политизацию этой темы. Не будем сбрасывать со счетов и другие факты. Свыше 60 человек, которые по заявлениям их родных и близких числились как похищенные в 2004–2005 годах, были причастны к деятельности незаконных вооруженных формирований, а в ряде случаев опознаны среди боевиков, нейтрализованных в ходе боестолкновений с подразделениями федеральных сил.

— Некоторые международные правозащитные организации неоднократно обвиняли военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов в причастности к похищениям людей. Насколько такие заявления оправданны?


— Смею утверждать, что их появление связано с попытками отдельных депутатов Европарламента и ангажированных неправительственных организаций оказать давление на руководство России. Не желая замечать позитивные перемены в соблюдении прав и свобод человека в Чеченской республике, они продолжали эксплуатировать тему исчезновения людей, зачастую не владея объективной информацией по существу вопроса.

Факты же таковы, что предпринимаемое нами наращивание усилий по искоренению этого вида правонарушений все больше находит поддержку у российской и международной общественности. В июле 2005 года в Кисловодске на международной конференции с участием комиссара Совета Европы по правам человека Альваро Хиль-Роблеса и уполномоченного по правам человека при Президенте РФ В. П. Лукина отмечена позитивная динамика в действиях правоохранительных органов по обеспечению законности, правопорядка, соблюдению прав и свобод личности. Показательно, что А. Хиль-Роблес, говоря о проблеме исчезновения людей в Чеченской республике, заявил, что он уверен в том, что у властей есть желание и воля решить эту проблему.


— Аркадий Леонидович, без эффективного взаимодействия подразделений всех ведомств, задействованных в ходе контртеррористической операции на Северном Кавказе, сегодня невозможно решать задачи раскрытия преступлений. Как организовано взаимодействие между подразделениями ФСБ России, Минобороны России, ВВ МВД России, территориальных ОВД ЧР по реализации получаемой из различных источников информации? Пригодился ли вам в этом смысле ваш личный опыт работы в органах безопасности?

— По предложению Регионального оперативного штаба была создана разведывательная служба Объединенной группировки войск и сил на Северном Кавказе. В ее состав вошли представители всех оперативных служб. Замечу, что принятые решения способствовали повышению эффективности управления и координации действий силовых структур, привели к снижению временных интервалов между получением оперативно-значимой информации и решением по ее реализации, исключили промежуточные звенья в руководстве силами и средствами. Что касается применения моего опыта, то, безусловно, служба в системе органов безопасности мне очень помогает.

— Скажите, пожалуйста, насколько структуры МВД оказались готовы к противодействию террористам? Не слишком ли велики потери?


— Каждая жизнь бесценна и потери всегда горьки. Сегодня мы имеем дело с хорошо подготовленным и оснащенным противником, который на каком-то этапе превосходил нас даже в техническом вооружении. У него была аппаратура, с помощью которой прослушивалась служебная сеть. У него были уникальные средства связи, в том числе и спутниковые, которыми пользуются только спецслужбы. У него были точные приборы ориентирования на местности. Другими словами, мы имеем дело с серьезным противником, потому что ставки в этой борьбе определяются стратегическими интересами целых государств.

Если говорить о готовности МВД противостоять этому врагу, то вспомним оценку Президента России В. В. Путина, данную на коллегии Министерства по итогам 2005 года: «МВД России практически преодолело распад своей деятельности. Достигнуты позитивные результаты в раскрываемости преступлений, борьбе с терроризмом. Разработана и внедряется государственная программа мероприятий, начиная от технического перевооружения, — программа развития информационно-коммуникационных систем разработана до 2015 года».

Министерство внутренних дел не забывает о вдовах и детях своих погибших сотрудников, для многих из них существует приоритет при поступлении в вуз на бюджетное отделение, немало детворы учится в военных училищах, в том числе в суворовских.

— Аркадий Леонидович, известно, что в структурах, задействованных в проведении контртеррористических мероприятий на Северном Кавказе, произошли изменения. В частности, это коснулось и Регионального оперативного штаба. Чем вызваны эти преобразования? Изменились ли главные задачи, стоящие сегодня перед РОШ?


— Реформы в основном коснулись Объединенной группировки войск и сил. Закончен процесс передачи военных комендатур в горной части республики от Министерства обороны Внутренним войскам МВД России. Сокращено одно из подразделений ФСБ России в зоне проведения контртеррористических операций. Эти перемены вызваны тем, что закончилась фаза проведения крупномасштабных военных операций против боевиков. Сейчас мы проводим адресные специальные мероприятия, в которых не требуется привлечение крупных воинских под-разделений. А основная задача Регионального оперативного штаба была и остается прежней — пресечение деятельности незаконных вооруженных формирований и бандитского подполья на территории Северо-Кавказского региона.

— То есть, по большому счету, речь идет о борьбе с терроризмом как таковым и с его экономической составляющей? Ведь не будь финансовой подпитки боевиков, и теракты прекратятся.


— В принципе, верно. Что касается экономической составляющей, то главной задачей в решении данного вопроса является вывод экономики как страны, так и Южного федерального округа из «тени». В целом по России «тень» забирает до 30 процентов валового продукта, в регионе «теневая» экономика составляет не менее 53 миллиардов рублей. К слову, федеральные перечисления на дотационные субъекты составляют в год около 50 миллиардов рублей.

Поскольку «теневая» экономика нелегальна, то бандиты добывают из нее средства с помощью шантажа. Они тоже умеют посчитать практически до копейки, сколько тот или иной «теневой» воротила ворует из бюджета: аппетиты бандита растут, растут и масштабы террористических акций.

Но борьба с «теневой» экономикой необходима не только для прекращения терроризма. Вывод денег из криминального оборота позволит им работать на благо общества и каждого конкретного человека. Ведь если руководитель не будет воровать, его работники будут заинтересованы в улучшении качества и увеличении количества производства, разработке и внедрении новых технологий. Работник будет знать, что повышение прибыльности предприятия напрямую отразится на повышении его социального уровня. Пока же неналогооблагаемая прибыль приносит выгоду только недобросовестным и нечистоплотным руководителям, а не народу.

— Это одна сторона вопроса — возрождение хозяйственной деятельности и легализация доходов. Но еще одна составляющая успешной борьбы с терроризмом — это создание рабочих мест, причем достойно оплачиваемых. На Северном Кавказе эта проблема стоит особо остро. Вы согласны?


— Эта проблема актуальна для всей страны. Понятно, что стабилизация обстановки ведет к росту товарно-денежного обращения и расширению торгово-экономических связей, далее — к росту количества рабочих мест. И, несмотря на то, что все работы хороши, люди стремятся найти ту, которая дает больший заработок. Успешная борьба с «теневой» экономикой приведет к тому, что всякий труд будет достойно оплачиваться. А те деньги, которые сегодня выведены в «тень», пойдут на реализацию социальных проектов, удовлетворение социальных потребностей населения.

— Но ведь залог успеха борьбы с терроризмом — доверие населения к власти. Правильно?


— Бесспорно. Доверие населения важно и для успеха реализации приоритетных государственных программ, развития экономики в целом, потому что когда человек настроен на повышение производительности как залога собственного благополучия, он и к работе подходит творчески, а не думает, как бы схалтурить или взять, что плохо лежит. Уже и сама власть признает воровство наверху. Вспомните слова Дмитрия Медведева об одном из актуальных вопросов, связанных с программой строительства жилья: «Чиновники просто сделали вопрос выделения земельных участков под строительство жилья огромной кормушкой, наживой». И ипотечное строительство — та же самая кормушка. А куда идут украденные деньги? В числе прочего — на поддержание той самой нестабильности. Знаете, какова высшая цель терроризма? Дискредитация власти и внесение хаоса в умы людей, внушение неуверенности в завтрашнем дне. В итоге власть сворачивает соцпрограммы, а общество саморазрушается.

Вернуть доверие к себе может только сама власть, на деле, а не на словах занявшись вопросами безопасности населения, поддержания его здоровья, удовлетворения насущных потребностей и повышения жизненного уровня.

— Есть и другая сторона вопроса. Наши люди пока еще сохраняют привычку, что за них все решат наверху, как это раньше делала партия. Поэтому и на выборы не особо охотно ходят, убежденные, что один голос ничего не решает. Собственно, голос избирателя сегодня стоит дешево.


— Вот тут вы правы. Вы посмотрите: явка избирателей во многих регионах не превышает 50 процентов. А что такое избрание главы субъекта или муниципального образования одной четвертью населения? Я считаю, что это лицо уже нелигитимно для основной массы населения.

Как преодолеть такое положение? Воспитанием правосознания, которое происходит не сразу, а через два-три поколения, когда и избиратели и их избранники поймут, что предназначение человека — оставить о себе добрую память в конкретных делах.

— Другими словами, одна из важнейших проблем сегодняшней России — поднятие самосознания ее населения, появление, скажем так, социального оптимизма?


— Думаю, да. Если говорить об инициативах власти в решении этой проблемы, то в качестве примера можно привести федеральный закон о муниципальных образованиях как о форме общественного управления своими административными единицами.

Предположим, на вверенной товарищу М. территории неделями не убирается мусор. В чем проблема? По новому закону в каждом дворе будет свой староста или общественный совет, который и установит — раз в неделю все выходят на субботник. И уже никому не захочется бросить пакет или банку мимо урны.

Российский народ всегда отличался высокой духовной культурой, гостеприимством, острым пониманием добра и зла, сострадания и благородства. Многие этим пользовались и пользуются. Но мы еще и сильные духом, поэтому должны выстоять и подняться. Хотя, конечно, доля романтики и фантазерства в нашей крови мешает иногда быть практичными, но в этом и изюминка.

— Сила государства — в его гражданском обществе, а оно предполагает минимальное участие власти, государства в жизни каждого человека, то есть члена гражданского общества. Как вы это прокомментируете?


— Безусловно, государство не должно вмешиваться в частную жизнь и частные решения человека, но есть еще и гражданское самосознание, которое делает государство уважаемым в мире. Лет десять назад я задавал вопрос представителям олигархических структур: «Почему вы разрушаете государство? Как только вы разрушите Россию, так сразу ваш не защищенный страной капитал будет изъят как преступно нажитая, украденная общественная собственность». Уже, между прочим, есть примеры: Абрамовичу отказали в приобретении собственности во Франции и в Италии — безумные капиталы, возникшие в короткие сроки, настораживают.


— И последний вопрос, который хотелось бы вам задать. Аркадий Леонидович, как бы вы сформулировали важнейшие задачи Регионального оперативного штаба, решение которых позволит стабилизировать обстановку в зоне проведения контртеррористических операций?

— Во-первых, мы видим свою задачу в содействии укреплению органов власти и управления ЧР, дальнейшему профессиональному становлению органов внутренних дел республики. Особое внимание здесь обращено на создание и обеспечение функционирования системы профилактики правонарушений.

Одновременно необходимо провести оптимизацию построения системы управления силами и средствами субъектов контртеррористической операции, обеспечить дальнейшее повышение уровня организации планирования и проведения специальных мероприятий по нейтрализации остатков руководящего звена бандформирований и активных членов бандподполья на территории Северо-Кавказского региона.

Значительные задачи стоят по линии миграционной службы. Не секрет, что бандглавари продолжают использовать каналы нелегальной миграции для проникновения на территорию ЧР иностранных наемников, представителей средств массовой информации и спецслужб иностранных государств, осуществляющих сбор сведений, компрометирующих политику федерального Центра, оказывающих помощь сепаратистам. Например, в 2005 году правоохранительными органами выявлено 391 нарушение правил пребывания иностранных граждан. В их числе — кадровый сотрудник спецслужб Турции, который под прикрытием руководителя регионального отделения одной турецкой политической партии занимался организацией финансовой и материальной помощи боевикам.

Не менее важно организовать эффективную работу по выявлению замаскированных хищений бюджетных средств, направляемых федеральным Центром и региональными властями на реализацию национальных проектов, а также по другим целевым программам.

Параллельно исполнению всех обозначенных задач важно коренным образом усилить информационное противоборство с идеологами сепаратизма и религиозного экстремизма на Северном Кавказе. Речь идет о наращивании системной и эффективной работы по предупреждению этнических и религиозных конфликтов. Здесь должна сыграть свою роль твердость духа людей, живущих в регионе, их сплоченность. Те, кто хочет дестабилизировать жизнь в регионе, видя реакцию отторжения, неприятия таких методов, поймут, что их инструмент неэффективен, не позволяет им добиться желаемой цели, и это может заставить их отказаться от террористических акций.

Концентрация усилий Регионального оперативного штаба на данных направлениях позволит ускорить создание условий для завершения контртеррористической операции; не допустить переноса действий бандформирований на другие регионы Юга России; организовать упреждающие действия по выявлению причин и ликвидации очагов возникновения потенциально конфликтных ситуаций.

Россия одной из первых столкнулась с агрессией международного терроризма. Только коллективные усилия против главной на сегодня угрозы безопасности страны приведут к успеху в противодействии этой агрессии.

Зоя Выхристюк