Бурутин Александр Германович


Потомственный офицер, сын генерала, сам генерал, образованный, эрудированный, военный спец в самом прямом смысле слова, сегодня Александр Германович Бурутин — генерал-лейтенант, почетный доктор Национальной академии прикладных наук Российской Федерации, кавалер ордена «За военные заслуги», советник Президента России.

Интересный собеседник, интеллигентный и корректный в общении человек, он в реальности воплощает образ офицера, полюбившийся благодаря героям знаменитого фильма советской эпохи, для которых не было выше призвания, чем защищать Родину.

— Александр Германович, что входит в зону вашей компетенции как советника Президента Российской Федерации? Как вы стали советником высшего должностного лица страны и как часто вы общаетесь с президентом?

— Пожалуй, логичнее начать с ответа на вторую часть вашего вопроса. С Президентом России В. В. Путиным я впервые встретился весной 2002 года в Байкальске Иркутской области, где Владимир Владимирович проводил свой короткий отпуск. Отдых, катание на горных лыжах он совмещал с рабочими встречами со специалистами из различных областей: историками, биологами, физиками-ядерщиками, музыкантами, экономистами. Обсуждались вопросы государственной политики, стратегии развития страны, а также и текущие вопросы военного строительства.

Для участия в таких встречах решением начальника Генерального штаба Квашнина в Байкальск были направлены два генерала Главного оперативного управления. Одним из них был я.

После завершения одной из таких встреч за «круглым столом» президент попросил меня остаться, и мы какое-то время один на один беседовали о проблемах технического оснащения Вооруженных Сил. Спустя несколько месяцев мне была предложена должность советника Президента Российской Федерации по вопросам военно-технической политики.

Если рассуждать в широком смысле, то область военно-технической политики государства включает в себя три крупных направления. Это совершенствование системы вооружения и военной техники, развитие оборонно-промышленного комплекса и военно-техническое сотрудничество с иностранными государствами. В рамках перечисленных направлений свою функцию вижу в том, чтобы обеспечивать Президента России самой объективной информацией, необходимой для принятия всесторонне обоснованных решений, оказывать возможную помощь в реализации им своих должностных полномочий.

Что касается частоты наших встреч, то она определяется, как правило, самим президентом, исходя из очередности решаемых им задач. Вопросы военно-технической политики постоянно находятся в сфере влияния В. В. Путина, но особо углубленно он ими занимается в периоды подготовки к участию в практических мероприятиях оборонно-технической направленности. Например, это было в июне во время празднования 50-летия космодрома Байконур, в июле, когда в ходе поездки в Юго-Западный регион он изучал вопросы обустройства государственной границы и будущих горных бригад, или в августе — в ходе работы Московского авиационно-космического салона и последующих учениях 37-й воздушной армии дальней авиации и Северного флота.

— Кто были вашими учителями в широком смысле слова?


— Считаю, что с учителями в жизни мне очень повезло. Это касается общеобразовательной, музыкальной и спортивной школ (из-за частых переездов нашей семьи к новым местам службы отца мне их пришлось менять довольно часто).

В профессиональном отношении первые практические навыки я получил в Московском общевойсковом командном училище, которое окончил в 1978 году. Но, полагаю, самый богатый опыт как офицер приобрел за годы военной службы в должностях командира мотострелкового взвода и роты в Группе советских войск в Германии — самой боеспособной в Вооруженных Силах СССР. И вот в тот период моим первым командиром-учителем стал капитан Виктор Михайлович Барынькин. Выпускник Военной академии имени Фрунзе, он очень много внимания уделял нам, молодым офицерам. Не только в профессиональном плане, но и в чисто житейских вопросах. Сегодня Виктор Михайлович — генерал-полковник, первый заместитель начальника академии Генерального штаба.


Бурутины: отец и сын


К слову сказать, в это же самое время начальником штаба нашего полка был еще один капитан, Александр Иванович Баранов. Сейчас он генерал армии, командующий войсками Северо-Кавказского военного округа.

Так что, как видите, у меня были замечательные учителя. Хотя почему были? Я и сегодня от общения с этими людьми получаю чрезвычайно много.

— Каковы ваши корни?


— В моей семье подавляющая часть мужской половины посвятила свою жизнь службе в армии. Военной династии Бурутиных — более 100 лет.

В 1900 году эту традицию заложил мой прадед Константин Федорович, который в русской армии от рядового солдата дослужился до поручика, в гражданскую — командовал стрелковым полком Красной Армии, закончил службу командиром дивизии. В Великой Отечественной принимали участие два его сына: Александр и Виктор.

Майор Виктор Константинович Бурутин, танкист, кавалер ордена Красного Знамени за Халхин-Гол, погиб в 1942 году под Воронежем.

Продолжили династию мой отец Герман Александрович и брат Сергей. Отец в Вооруженных Силах прослужил почти 45 лет, из них больше двадцати — в Генеральном штабе. В 1992 году он ушел в отставку в звании генерал-полковника.

По линии мамы Тамары Александровны в семье Балыгиных есть и военные, но все же преобладают чисто гражданские специалисты. Так, например, мой дед Александр Андреевич Балыгин после освобождения Латвии от фашистов в сороковых годах был направлен в Ригу восстанавливать местную легкую промышленность. Одно время он был заместителем министра.

В этом году мне удалось побывать в Латвии, посетить могилу деда. Надо отдать должное латышам: вне зависимости от политических пристрастий, кладбища они содержат в хорошем состоянии.

— Кем вы мечтали стать в детстве?


— Сколько себя помню, у меня никогда не было сомнений в том, что я стану военным. Всегда перед глазами был хороший пример моего отца. Да и так называемое воспитание двором прошло в военных гарнизонах, где все было пронизано духом военной службы.

Большинство моих друзей мечтали в будущем, как и их отцы, стать офицерами. Разница состояла лишь в выборе конкретной военной специальности. Сам я когда-то всерьез думал о службе во флоте, но в итоге выбор пал на общевойсковое училище.

— Много ли у вас друзей? Из каких периодов жизни?


— Никогда не понимал людей, которые говорят, что у них один-два друга на всю жизнь. Мол, больше и не надо.

У меня же судьба складывалась таким образом, что на каждом ее этапе число друзей только росло. Из самого раннего детства со мной по жизни идут Владимир Попов, Валерий Кадацкий. Оба тоже стали военными, дослужились до генералов.

Был и до сих пор остается дружным 10-й «Б» класс 836-й московской средней школы образца 1974 года. Нашим «идейным вдохновителем» вот уже больше тридцати лет остается староста класса Наташа Михина. Образовалось организационное ядро 7–10 человек. До сих пор ежегодно встречаемся, вспоминаем былое, делимся текущими проблемами.

Войсковой период — на отдельном счету. Гарнизонная жизнь — это особенное братство людей, офицеров и их семей. Московское ВОКУ дало курсантское братство «кремлевцев» (ред. — по традиции выпускников Московского высшего общевойскового командного училища, в свое время охранявшим В. И. Ленина, называют «кремлевскими курсантами»). Дружба со многими из бывших сокурсников — Николаем Болотовым, Александром Забудским и другими — проверена многими годами.

Первые офицерские годы подарили новых друзей: Сергея Бондарева, Юрия Ивашко, Николая Зозулю, Алихана Джарбулова. Несмотря на то, что военная биография развела нас не только по разным уголкам бескрайней России, но и республикам бывшего СССР, мы довольно часто встречаемся, ездим друг к другу в гости.


Вместе с бывшим командующим Военно-космическими силами
РФ В. Л. Ивановым, А. Г. и Г. А. Бурутины


А выпускной курс общевойсковой академии в 1986 году, служба в войсках Дальневосточного военного округа, учеба в Военной академии Генерального штаба в 1995–1997 годах и, наконец, непосредственно сама служба в Главном оперативном управлении Генштаба на протяжении почти десяти лет существенно обогатили мою жизнь друзьями.

Но самым лучшим другом и просто подарком судьбы стала моя жена Алла, которая разделила со мной все трудности и радости офицерской жизни и подарила мне двух сыновей.

В общем, в этом отношении я себя считаю человеком богатым. Уверен, в трудный период мне будет на кого опереться при необходимости.

— По какому принципу вы подбираете людей, с которыми предпочитаете работать?


— Главный критерий — высокий профессионализм. На новой должности исключительно важной представляется моральная чистоплотность. У нас достаточно часто управленческий аппарат обвиняют в лоббировании чьих угодно интересов, кроме государственных, взяточничестве, коррупции. Не хватало еще, чтобы такие совершенно порочные люди попали в структуру Администрации Президента Российской Федерации!

— Чего не прощаете людям?


— Сложно сказать. Мне кажется, я отходчивый человек, а как руководитель — даже излишне мягкий. Не позволяю себе излишнего злопамятства.

Хотя, вы знаете, иногда замечаю, что с возрастом чаще даю волю эмоциям, становлюсь слишком нетерпимым к человеческим недостаткам, слабостям. Конечно, пытаюсь искоренить в себе возможные ростки заносчивости. Насколько удается, должны подсказать друзья: кто же, как не они, должны вовремя предупредить, когда ты начинаешь меняться к худшему или, как еще говорят, «зарываться».

— Вы выросли и воспитывались в системе, исповедовавшей атеизм. Вы верующий человек? Если да, то когда поняли, что верите, и есть ли у вас духовник?


— Да, действительно, я вырос и воспитывался в системе, которая не столько, как вы заметили, исповедовала, сколько насаждала атеизм и вела борьбу с религией, то есть с естественным стремлением людей к Богу. По моему мнению, эта борьба была обречена на неудачу, поскольку каждый человек появляется на свет с врожденным нравственным чувством. Он с малых лет, совершая поступки, точно знает, хорошо это или плохо.

Нравственное чувство — одно из прекрасных свидетельств органически присущей человеку веры в Бога. Это и мой духовный опыт. Отвечая на вторую половину вашего вопроса, замечу: я не ритуально верующий человек, то есть не тот, кто формально соблюдает религиозные обряды ради конъюнктуры. Имею стремление быть искренне верующим православным христианином, что подразумевает, в частности, долгую и трудную внутреннюю работу и, естественно, наличие духовника.

— Часто ли вас предавали?


— К счастью, Бог уберег.

— Что бы вы сказали молодому человеку, у которого нет поддержки состоятельных родителей и которому жизнь нужно начинать с нуля?


— Конечно, что тут кривить душой, поддержка состоявшихся в жизни родителей может дать сильный толчок в карьерном росте. Но не нужно забывать и о том, что каким бы высокопоставленным чиновником или бизнесменом ни был «папочка», он не вечен, и что-то из себя тоже нужно представлять, чтобы уверенно стоять на ногах. И потом, чаще успеха добиваются как раз люди, которым не на кого опереться, рассчитывающие только на свои силы. Таких примеров множество.

С другой стороны, я опасаюсь быть неправильно истолкованным читателями. Может ли сын генерала, сделавший карьеру в армии, советовать молодым людям без поддержки влиятельных родителей пробиваться в нашей сложной жизни? Рассказывать прописные истины?


В Петербурге А. Г. Бурутин — лицо узнаваемое


У меня были проблемы несколько иного порядка. В 1978 году, когда лейтенантом я приехал к месту своего нового назначения, на первой же встрече со мной командир полка подполковник Печенков сказал, что дети генералов служат, как правило, плохо. Впоследствии пришлось неоднократно убеждаться в том, что это мнение распространено в войсках и, к сожалению, не без оснований. Офицеры зачастую настороженно относятся к прибывшему в часть «генеральскому сынку». Так что на каждом новом месте службы, в каждом новом воинском коллективе мне приходилось доказывать, что исключения из этого правила не так редки, как иногда кажется.

Сегодня с этим приходится сталкиваться и моим сыновьям-офицерам. Так что же, им теперь и в армии не служить? А как же династия?

Если мы закончили, то я хотел бы поблагодарить вас за это интервью и то, как вы построили свои вопросы. Не часто случается в такой неторопливой манере вспомнить свою, может быть, не очень продолжительную и насыщенную событиями жизнь, порассуждать о вечных ценностях.

Желаю творческому коллективу журнала «Мужской характер», вашим читателям крепкого здоровья, благополучия и счастья, а также энергии и целеустремленности в решении самых ответственных задач.

— Большое спасибо за интересную беседу.


Зоя Выхристюк