Бережной Владимир Стефанович


Владимир Бережной

Государственной филармонии на Кавказских Минеральных Водах исполняется 110 лет.

О возвышенном и земном, о преходящем и вечном, о победах и трудностях, о глубоко личном и общественно значимом мы беседовали с генеральным директором Филармонии, заслуженным деятелем искусств России, кавалером Ордена «Знак Почета» Владимиром Стефановичем Бережным…

– Расскажите о вашей первой встрече с Филармонией.

– В моей памяти ярким воспоминанием навсегда остался тот день, когда я шел в Филармонию, зная, что буду здесь работать. Это была уже не первая встреча. До этого я бывал на концертах, встречался с музыкантами, знал залы. Но реально не представлял, не думал о том, что когда-нибудь выйду на сцену в составе артистов симфонического оркестра. И потому переживал этот момент как очень важный и поворотный в своей судьбе. Теперь понимаю – жизнь это доказала, – что так оно и было. Сорок лет отдано Филармонии – главному делу всей жизни.

– Такое устойчивое постоянство – это ваш характер или особые обстоятельства?


– Думаю, что постоянство и надежность – это нормальные мужские черты. Так должно быть в жизни. Мы переживаем сегодня много трудностей из-за того, что не хватает надежности, что слово и дело подчас не совпадают, что честное партнерство – исключение, а не правило. К счастью, я встречал других людей, у которых всю жизнь не стеснялся учиться, которым очень благодарен за уроки.

Мне нравится название вашего журнала – «Мужской характер». Оно своевременно. Сейчас время конкретных дел, конкретных решений, а принятие решений – всегда волевое, мужское начало, даже если эти решения вынуждены принимать женщины, к сожалению.

– Вы верите в то, что характер можно воспитать?

– Я верю в то, что человек лепит себя сам. Конечно, помогает окружение. Но ведь и окружение – это его выбор. «Сделай правильный выбор», – примелькалось нам в рекламе, но, по сути, это – главный жизненный вопрос. Выбор – это всегда трудно. Недаром в сказках этому придавалось такое символическое значение: направо пойдешь – коня потеряешь и т.д.

Свой первый выбор я считаю и своей первой победой. Это – моя профессия. Когда я сказал родным о своем решении быть музыкантом, то поддержки, мягко говоря, не встретил. Сегодня, с позиций приобретенного опыта, я понимаю их. Они хотели чего-то более реального, практичного, как им казалось, надежного и мужского. Не секрет, что профессию музыканта иногда считают не совсем мужским делом. Тогда, в годы моей юности, все хотели стать инженерами, чуть позже – космонавтами. Возникновению стереотипа о «немужских» качествах музыкантов поспособствовало и наше кино: уж если мальчишка-музыкант, то непременно бледнолицый, с завязанным горлом, с нотной папкой и сытным бутербродом, который несет мама или заботливая бабушка. Одним словом, вундеркинд. А мне вспоминаются мои друзья-духовики, которые приходили в музыку уже в старшем возрасте, приходили из оркестров дворцов пионеров, из самодеятельности, сделав свой, а не мамин выбор. Учась в училище, снимая углы и жалкие лачуги, они часто ютились в спортзалах и каптерках, зарабатывали игрой на танцах в парках и клубах, ходили зимой в тоненьких плащах и летних туфлях, убеждая окружающих, что им тепло и уютно. И все это ради профессии. Конечно, не все выдерживали, были те, кто уходил.

Я считаю, что в среде музыкантов есть особый клан духовиков. Их мужскую дружбу можно сравнить с дружбой разве что моряков. Чувство локтя, ансамбля и надежности распространяется у духовиков не только на профессию, но и на жизнь. Неслучайно из этой среды многие становились дирижерами, руководителями коллективов, талантливыми администраторами.


Гастроли академического симфонического оркестра госфилармонии
на КМВ в Санкт-Петербурге


– Почему слово «талантливый» вы употребили в связи с администраторами?

– Это только на первый взгляд может показаться странным. То, что талантливый музыкант, дирижер – это понятно, наличие особых способностей предполагает сама профессия. А вот «талантливый администратор» услышишь редко. Мы только недавно поняли, что такое может и должно быть, что администратор, а сегодня и менеджер, продюсер – тоже нужные и важные профессии. Особенно для талантливых музыкантов. Сегодня все чаще говорят и о профессии руководителя, не только о должности, но о профессии и таланте руководителя. В нашей филармонии за 110 лет было всего восемь директоров. Я знал некоторые концертные организации, в которых такое же количество руководителей менялось в течение полутора-двух лет. В результате, этих организаций фактически нет. Нам повезло. У нас не было временщиков. Каждый из восьми старался сохранить и развить порученное дело. Менялись времена, но ведь Музыка и служение ей – вечные категории. Думаю, что это понимали мои предшественники. Для меня блестящим ориентиром всегда был один из великих в российской культуре администраторов – Василий Ильич Сафонов. Кроме многих известных талантов музыканта он обладал недюжинным талантом руководителя. Об этом теперь достаточно написано и сказано. О нем говорили, что он крутого нрава (в том истинном, а не в современном смысле этого слова), что он суров, своеволен. Обо мне тоже много говорят.

Могу сказать, что самое трудное в работе директора, руководителя – принимать решения, особенно решения о судьбах людей. Все проблемы творческой работы решает у нас Художественный совет. И, несмотря на это, последнее слово остается за руководителем. Это необходимо, это входит, если хотите, в мои должностные обязанности. Понимаю, что оказываюсь крайним. Но ведь это по-мужски – отвечать не только за себя, но и за всех. Поверьте, очень трудно сказать человеку «нет». Каждый раз выстраиваешь свой ряд аргументов. Надо уметь сказать, не унижая человека, не уничтожая, сказать, оставив в нем надежду. Считаю, это тоже по-мужски – говорить прямо и открыто. Никакой многолетний опыт не гарантирует полного понимания, как говорят, возможны варианты. Очень часто горькие, иногда скандальные. Но, вероятно, без этого невозможна жизнь. Утешает только то, что конфликт – одна из форм решения проблемы. Высокая культура сторон помогает привести конфликт к обоюдному согласию и положительному результату. Такое было не раз в моей практике директора. Но было и другое…

– А если «другое», то что служит вам поддержкой?

– Во-первых, конечно, сознание правоты, знание конкретной ситуации, дела. Очень важна поддержка коллег, единомышленников. И, конечно, семья. Семья – это мой надежный и прочный тыл.

Я рано остался без родителей, бесконечно благодарен своему дяде – Ивану Васильевичу Бережному, в семье которого рос с семи лет. С юности мечтал о своем доме, об особой домашней атмосфере. Мне повезло. Нам с женой Викторией Михайловной удалось создать свой домашний мир. Многие традиции переняли мы от родителей жены – Михаила Мироновича и Нинель Нестеровны Ипекчиян. Теперь в этой атмосфере растет новое поколение – наши внуки. Мы любим домашние праздники, новогодние маскарады, готовимся к ним задолго и с удовольствием вспоминаем веселые розыгрыши и неожиданные подарки. Мы хотим, чтобы для детей ощущение дома было прочным, надежным. Так и хочется дальше процитировать известные всем слова о том, что должен сделать в жизни настоящий мужчина. Первое – построить дом. Думаю, что строительство дома имеется в виду не только в прямом смысле, но, прежде всего, как создание семьи, проявление заботы о ней, ее защиты. Это настоящее, достойное мужское дело. Роль женщины – сохранить очаг, поддержать тепло, но принести огонь должен мужчина.


Президент Конгресса интеллигенции России С. А. Филатов
вручает В. С. Бережному золотую медаль им. Д. С. Лихачева


– Что бы вы еще отнесли к главным мужским свойствам?

– Я бы назвал это одним словом – созидание. Это важно во всем.

Из 25 лет моего директорства почти половина пришлась на перестроечный период. О том, что было непросто, говорить уже не хочется. Знаю, как много концертных организаций развалилось в этот период. Мы выстояли. И не просто выстояли, но сумели именно в это время многое сделать. Мы приобрели три органа, наш оркестр получил звание академического, мы выиграли конкурс «Окно в Россию», получили Золотую медаль им. Дмитрия Лихачева и т.д. Может быть, самое главное – нам удалось поднять художественный уровень наших программ, фестивалей, в том числе и Всероссийского фестиваля академической музыки им. В. И. Сафонова. Особенно это заметно в последние годы, когда художественным руководителем филармонии стала Светлана Бережная, сегодня известная, много гастролирующая в России и за рубежом органистка, заслуженная артистка России и… моя дочь. Это тоже – моя большая и надежная поддержка. Светлана привнесла в работу Филармонии в целом молодой дух и высокий профессионализм. Ей удалось наладить уже свои творческие связи, у нас появились новые интересные программы, яркие гастролеры: дирижеры и солисты. Одним словом, Филармония вышла на новый виток своей истории, второе столетие обязывает ко многому…

Конечно, важна работа всего коллектива – как творческих работников, так и администрации, обслуживающего персонала. Например, недавно мы закончили реконструкцию своей гостиницы, постарались сделать ее на хорошем современном уровне. Работы было много, и потрудились все очень хорошо. Без ложной скромности замечу, что и роль директора в этом немалая: сказывается и мой личный опыт руководителя, и наработанные годами связи в решении сложных вопросов – участие и поддержка отдельных государственных деятелей, депутатов Госдумы, известных артистов. Считаю, что все вместе работает на выросший в среде российских музыкантов и деятелей российской культуры авторитет Филармонии в целом. Одна из трех крупнейших филармоний России, на мой взгляд, заслуживает особого внимания. Ведь по существу она была и остается Всероссийской, федеральной филармонией: в наших залах одновременно присутствуют слушатели из всех уголков России, особенно в период курортного сезона.

Не могу удержаться от невольных параллелей. Когда-то в конце 19 столетия Филармония создавалась для развития и престижа российского курорта, понимая важность задачи, для достижения этой цели прогрессивные, по-государственному дальнозоркие промышленники (Акционерное общество железной дороги) вложили немалые средства в развитие курорта. Эти люди не были временщиками, они были настоящими созидателями, понимающими важность такого явления, как культура. Тогда был построен наш знаменитый Курзал, началась постоянна я концертная деятельность симфонического оркестра. Дальше – известная всем более чем вековая история Филармонии.


Внук В. И. Сафонова Илья Кириллович, В. С. Бережной,
ректор Петербургской консерватории,
народный артист СССР В. А. Чернушенко,
художественный руководитель госфилармонии на КМВ,
заслуженная артистка России С. В. Бережная


Сегодня все филармонии, в том числе и наша, нуждаются в поддержке. Мы делаем все, чтобы выстоять, чтобы сохранить уровень программ, фестивалей. Но ведь созидание предполагает рост, развитие, а для них нужны средства, как минимум, на порядок выше сегодняшних. Нужны хорошие инструменты для оркестра и залов, необходимо современное техническое оснащение – свет, звуковая аппаратура, кондиционеры. К нам едут молодые выпускники консерваторий – нужны квартиры. Нужно платить достойную зарплату, чтобы музыканты могли работать на одном месте, не бегая в поисках случайного приработка. И самое главное – необходимо, наконец, понять, что мы все очень нужны друг другу, что Филармония на КМВ – это не только досуг курортников. Программы наших симфонических и камерных концертов – это возможность приобщения детей к живой музыке, это – приближение нашего студенчества к мировой культуре, это – открытие для всех настоящей музыкальной сокровищницы, которую оставили наши предшественники. Наша задача – достойно пронести эстафету своего поколения во всем. Это под силу настоящим мужчинам. И я верю в это.¶

Л. Васильева