Анастасий, монах


Соборный храм во имя Святого Великомученика и Целителя Пантелеимона


Новый Афон
— один из живописнейших морских курортов Черноморского побережья. Он славится сказочной красоты природой, мягким климатом и теплым морем. С севера Новый Афон надежно прикрыт горами от вторжения холодных воздушных масс. Сначала горы невысокие, за ними поднимаются цепи все выше и выше и заканчиваются снежными шапками Главного Кавказского хребта.

Если смотреть на прибрежную полосу с высоты птичьего полета, то можно отчетливо увидеть, что Ново-Афонские горы поднимаются к небу выступами. Отсюда древнее название города — Анакопия («анакоп» по-абхазски — выступ). Но еще древнее другое название Нового Афона — Псырцха. Оно произошло от названия протекающей здесь реки, берущей начало в горах из родника в пихтовой роще («псырцха» — пихтовый родник). Согласно легенде, в VI веке в Псырцху пришел апостол Симон Кананит, вскоре по приказу местного царя он был убит. На месте его погребения, возле нынешнего водопада, был воздвигнут храм.

В V веке абхазы построили на Иверской горе крепость, назвав ее Анакопией. Не раз враги испытывали ее на прочность. В VIII веке арабский завоеватель Мурван-ибн-Мухамед, прошедший огнем и мечом по Армении и Грузии, подошел к стенам Анакопии, намереваясь штурмом взять крепость. В ней кроме абхазского гарнизона находились картлийские правители Арчил и Мир со своими войсками, оттесненные сюда арабами. Завоеватели надеялись на легкую добычу, но защитники крепости отважно сражались. От жажды анакопийцев спасал выдолбленный в скале колодец, заполняющийся подземными водами. Этот источник, как и остатки крепостных стен, сохранились до наших дней. Не удалось грозному завоевателю сломить сопротивление защитников города, и он был вынужден отойти. В конце VIII века абхазский правитель Леон II объявил себя независимым (от Византии) царем, и Анакопия стала столицей Абхазского царства. Однако постепенно ее слава угасла. И если бы не греческие монахи, город наверняка исчез бы совсем.


Послушник Александр


В Ново-Афонский Симоно-Кананитский монастырь всегда шли и идут паломники, ищущие мира для души, любопытствующие, желающие увидеть собственными глазами необыкновенной красоты храмовый и монастырский комплекс, и каждый, кто нуждается в тишине и спокойствии, чтобы собраться с мыслями, принять важное решение, попросить прощения у людей и Бога. Это райский уголок, где пальмы уживаются с соснами, где экзотические цветы украшают зеленый ковер самой обыкновенной травы, где с синего моря дует теплый бриз. Таким его сделали люди, таким его пытаются сохранить для потомков живущие здесь сегодня монахи во главе с отцом Андреем, отцом Дорофеем, отцом Геронтием и отцом Феофаном. Здесь немало послушников, прибывших из разных уголков страны, таких, как Александр: он приехал в Новый Афон из Сибири, живет здесь четыре года, работает, молится и ждет пострига.

— Александр, как долго может продлиться послушание?


— У всех по-разному. Серафим Саровский, например, был послушником 13 лет. Есть случаи, когда этот срок занимал 50 лет, а другие принимали постриг после 8 лет послушания.

— Кто решает, что послушник готов стать монахом?


— В основном, духовник. Он знает личные проблемы послушника, видит, как он растет духовно, легко ли поддается искушениям. У каждого свой случай, ведь есть и такие, кто по смирению добровольно идет на долгое послушание. А есть такие, кто после пострига уходит в мир. Это большой грех, потому что монах дает обет Богу, а таким образом он его предает. Такой поступок не остается безнаказанным. Безусловно, никто расстригу не посадит в тюрьму, его ждет иное наказание — душевное и духовное расстройство.

— А почему вы решили уйти в монастырь?


— Почувствовал потребность в духовном очищении. В миру у меня остались родители: мама — учительница, отец работает в энергетике. Была собственная семья, без детей. Но не сложилось.


Монастырская колокольня


Решение уйти в монастырь зрело у меня несколько лет, а когда я его принял, первый, кому об этом рассказал, был батюшка в нашем приходе. Он благословил меня, посоветовав съездить в Оптину пустынь в Калужской области, просто посмотреть, ведь одно дело — хотеть чего-то, другое — знать и понимать, чего именно хочешь. Родным ничего не сказал, боялся, что отговаривать начнут, и я сломаюсь. Позже написал им письмо и попросил благословения, родители меня поняли.

В Оптиной пустыни мне было не по себе: многолюдно, суетно, просто потерялся в этом монастыре. Тогда батюшка посоветовал мне отправиться в Новый Афон.

— Вы здесь уже четыре года, наверняка знаете историю становления Ново-Афонского Симоно-Кананитского монастыря. Расскажите о нем.


— С большим удовольствием, тем более что она очень интересна.

Монастырь был основан почти 130 лет назад. До закрытия и разорения во время революции он являлся главным центром христианского просвещения и духовной жизни для всего кавказского края. Как Киево-Печерская обитель на юго-западе Российского государства, Троице-Сергиева лавра на Московской Руси, Соловецкий и Валаамский монастыри на северных окраинах России. Для всякого верующего Симоно-Кананитская обитель дорога святостью места, где она расположена. Ведь здесь проповедовали святые апостолы Симон Кананит и Андрей Первозванный, Афону покровительствует Пресвятая Богородица, не раз являвшаяся людям, а недалеко от Афона есть гробница, в которой до перенесения его мощей в Грецию был похоронен светильник православной церкви Иоанн Златоуст.


Алтарь храма Целителя Пантелеимона


Мысль об устройстве новой обители принадлежала игумену Русского на Афоне Свято-Пантелеимонова монастыря архимандриту Макарию и духовнику иеросхимонаху Иерониму. Они предвидели возможные невзгоды для своего монастыря, опасаясь разногласий с греческим духовенством и войны с Турцией, и потому хотели иметь убежище в безопасном месте, найти покровительство российского правительства и Государя Императора. Но они также хотели служить на благо приютившего их края, способствуя его культурному просвещению и духовному спасению.

Греческие монахи прибыли в Абхазию в 1874 году и буквально влюбились в развалины древней Анакопии. В следующем году наместник Кавказа Великий князь Михаил дал разрешение на строительство новой обители. Около пятисот десятин было отдано монахам, которые начали строительство Ново-Афонского Симоно-Кананитского монастыря, давшего название всему месту — Новый Афон.

Сегодня трудно поверить, что все великолепие монастыря начиналось в дикой и пустынной местности. Монахам пришлось расчистить непроходимые заросли, срыть каменистые горы, засыпать пропасти, а на их месте возвести величественный нагорный монастырь со всеми храмами (во имя Покрова Пресвятой Богородицы, во имя Вознесения Господня, во имя Святого апостола Андрея Первозванного, во имя Всех афонских святых, во имя Святого Великомученика Пантелеимона (его закладка была совершена лично Александром III, посетившим в 1888 году со всей семьей Ново-Афонский монастырь) и в честь Иконы Божией Матери Избавительницы, переданной обители отцом Макарием, в том числе восстановили древний храм во имя Святого апостола Симона Кананита, а также построили корпуса келий, свечной завод, мастерские (портняжную, сапожную, малярную, столярную и другие), школу для мальчиков, больницу и аптеку. Все необходимое доставлялось к монастырю по построенной монахами узкоколейной железной дороге, электричество вырабатывалось собственной гидростанцией, была проведена телефонная связь, проложены удобные экипажные дороги. Монахи осушили болота и отвели почвенные воды, построили плотину через Псырцху, посадили фруктовые сады, плодовые питомники, сад южных растений, виноградные плантации, масличные рощи и раздавали местным жителям саженцы, обучая их выращивать и ухаживать за новыми растениями. Мальчишки, учащиеся в школе, потом становились псаломщиками и диаконами в абхазских православных деревнях. Местные жители приходили сюда на заработки, здесь велась активная благотворительная деятельность. Монастырь был прибежищем для всех ищущих мира и душевного спасения.

Таковым он становится снова, потихоньку возрождается. К сожалению, в Абхазии сегодня нет своего епископа, поэтому некому рукополагать священников в сан. Но мы живем надеждой, что в скором времени все наладится.

— Действительно, у монастыря богатая история. Наверняка в ней есть место и чудесам веры?


— Безусловно. Например, Икона Божией Матери Избавительницы называется так именно из-за множества чудес избавления от бедствий и скорбей. Есть официально засвидетельствованные факты. Нередки исцеления на святом источнике. Не так давно у нас заболел один из братьев, на ногах не стоял. Игумен благословил его окунуться в источник для излечения. А вода в нем холодная, аж ломит. Он трижды окунулся и до конца того же дня выздоровел. В чудеса надо верить и молиться Господу, со смирением прося помощи и прощения для себя, родных, близких. Если просить с верой, то Бог обязательно поможет.

— Александр, после мирской жизни пребывание в монастыре не кажется скучным?


— Скучным оно кажется человеку неверующему. Безусловно, есть искушения, иногда находит уныние, потому что происходит «огранка» души. Первое время я не мог привыкнуть к размеренному укладу монастырской жизни, все бежал куда-то, спешил. В одной молитве есть такие слова: «Избавь нас от поспешенья дьявольского». Другими словами, неразумно пытаться переделать все дела сразу. Причащения, исповеди, молитвы делают человека другим — умиротворенным, спокойным и здравомыслящим.


Храм святого апостола Симона Кананита


— Для вас вера и духовность — понятия равновеликие?

— Они могут быть разными. Бесы тоже верят. Можно верить в гороскоп, природу, колдунов, а можно — в Бога. То же самое касается духовности. Человек, занимающийся йогой, считает себя духовно просвещенным. Артист, лицедей, художник — одухотворенной личностью. А есть православная, то есть религиозная духовность. Все имеет право на существование, только не во вред человеку.

— У каждого человека бывают в душе периоды смуты. Что ему в этом случае делать?


— Помогают молитва, причастие, исповедь. Исповедь — вообще великое таинство. Если она искренна, то человек буквально чувствует, как у него с души падает камень.

Приходить в храм нужно, и не только в трудные времена. Ведь православная вера — вера наших отцов. Не зря же креститель Руси князь Владимир отказался от иудаизма и мусульманства. Помните, как он посылал делегации в разные страны, когда хотел, чтобы его народ обрел единого Бога. И только побывав в Софийском соборе в Константинополе, они были потрясены и сказали Владимиру, что даже не поняли, где побывали — на земле или на небе. После этого Русь крестилась. А все эти новомодные религии и секты, заманивающие молодежь, только с виду красивы и значительны, на самом деле — пустышки. Наши отцы не были глупцами, раз выбрали православную веру.

— У вас есть мечта?


— Избави Господь от мечтаний. Нет. У меня есть одно желание — спастись, чтобы Господь простил мне грехи, помиловал и спас моих близких. Всему свое время, когда-то и мое послушание закончится. Надо жить настоящим. Как сказал Господь: «Каждому дню хватает своих забот». Живи настоящим, твори добро и старайся делать людям хорошее именно сегодня.

Зоя Петрова
Светлана Александрова