Нагова-Мюнхгаузен Владимир


В нынешнем году исполнилось 285 лет со дня рождения Карла Иеронима Мюнхгаузена – исторического прототипа литературного барона, которому, в свою очередь, в нынешнем году исполнилось 220 лет. Мы разыскали потомков легендарного героя: самый младший из них живет сейчас в Ессентуках, и зовут его Никита. По причине трехлетнего возраста малыш еще не знаменит, хотя рассказывают, что уже сейчас не по-детски энергичен и смекалист. Но, соблюдая старшинство, пригласили в редакцию его деда – автора книги о новых приключениях барона, основателя первого в России музея Мюнхгаузена, строителя такого же первого в нашей стране памятника своему предку и продолжателя его подвигов.

«Неужели тот самый?» – опешили мы, когда на пороге возник потомок самого правдивого человека на свете. «Так и есть, я – Мюнхгаузен!» – заявил гость окончательно и бесповоротно. И показал паспорт. Документ гласил, что перед нами тот самый. А потомственный барон уже расположился в кресле…

«Ничего удивительного в том, что Мюнхгаузен возродился именно в России, я не вижу. Все свои самые известные приключения мой прадед совершил на русской земле, и ни одного на немецкой», – сообщил русский потомок немецкого барона и весело добавил: «То ли еще будет!»

А будет вот что: после того, как Владимир Нагова-Мюнхгаузен официально «оформил» фамилию в паспорте, он поклялся на ядре и сабле, принадлежавших знаменитому предку, достойно нести имя Мюнхгаузена и… объявил войну Германии.

«Результатом войны станет полная победа, которая выразится в том, что в городе, где после возвращения из России проживал Иероним Мюнхгаузен, установят памятную доску с надписью: «Прости нас, Мюнхгаузен. Раскаявшиеся жители города Боденвердера». Дело в том, что жители этого городка в свое время весьма негативно относились к Мюнхгаузену и не давали ему житья, называя бароном-лжецом. И пусть немцы не надеются, что я объявил войну шутки ради, все достаточно серьезно».

Добиваться своего Нагова-Мюнхгаузен будет не иначе, как через суд, на это, как он прикинул, уйдет пара лет. Опыта в судебных разбирательствах барону и в родном Отечестве не занимать. В их череде почетное место заняла победа над чиновниками. Однажды налоговая инспекция «наехала» на потомка самого правдивого человека с претензией в размере 130000 рублей. Этот процесс длился полтора года, и барон его выиграл. Хотя и признал, что проще слетать на Луну, чем найти справедливость на земле. На вопрос: а не собирается ли туда? – современный Мюнхгаузен ответил просто: «Разумеется, ведь она принадлежит мне по наследству».

К слову, вопросы наследства во всей этой истории отсутствуют напрочь. Благодаря своим немецким соотечественникам, Иероним фон Мюнхгаузен умер в полной нищете, как и «отцы» литературного барона – Р. Распе и Г. Бюргер. К тому же по немецкой линии у Мюнхгаузена не осталось потомков. Так что в качестве наследства Владимиру досталось исключительное право говорить правду и защищать имя Мюнхгаузена. Да еще в распорядок дня добавилась строка «подвиг», которая в роду Мюнхгаузенов считается обязательной.

Потомок барона считает, что любимый в России образ «того самого Мюнхгаузена», созданный Григорием Гориным и воплощенный актером Янковским, совершенно на него не похож. Будучи студентом, он так прямо об этом и заявил при встрече со знаменитым драматургом в Ростовском университете: «Ты не того Мюнхгаузена создал, Горин!» Когда после паузы опешивший мэтр выдавил: «А какого же я должен был создать?», Владимир, тогда еще Наговицын, ответил многозначительно: «Увидишь!»

И, несмотря на философское образование, стал писать сказки, сначала детские, затем для взрослых. Одну из своих книг «для взрослых» – «Приключения потомка барона Мюнхгаузена в Приэльбрусье» – подарил первому Президенту России Борису Ельцину. Другую через сотрудников московского отряда ФСБ, тренировавшихся в горах Северного Кавказа, передал Путину. Реакция была незамедлительной. Альпинист-инструктор рассказывал, как тридцать голых сотрудников ФСБ сидели в сауне, читали книгу вслух и ржали: «Это надо же такое придумать!» Кстати, сайт Нагова-Мюнхгаузена легко найти в Интернете, поэтому многочисленные письма и отклики стали поступать отовсюду. «Мистер Мюнхгаузен, для нас было бы большой честью, если бы вы согласились дать имя моей лошади», – гласило письмо из Бразилии. А профессор литературы из Германии написал в Россию: «Ну все-таки скажите правду, вы меня обманули? Признайтесь, что вы не потомок Мюнхгаузена!» Наговицын собирался ему ответить: «И у кого же вы хотите узнать правду, дорогой профессор, у потомка самого правдивого человека?» Но в какой-то момент посмотрел на этот вопрос без юмора.

Об интересном родстве давно гласила семейная легенда. Подтверждение неожиданно нашлось в Архангельске. Вот там-то среди архивов и обнаружились кое-какие сведения. А на чердаке полуразрушенного домика, доставшегося в наследство от тетки, сохранился плюшевый мишка. В нем оказались рукописи на немецком языке. И одна из них – дневник его прапрабабки княгини Голицыной, которая сообщала тайну зачатия своей дочери во время знакомства с немецким бароном Мюнхгаузеном летом 1739 года. Произошло это в Санкт-Петербурге во время пышной свадьбы принца Ульриха с немкой Анной Леопольдовной. Оставить девочку в доме князя не было возможным из-за явного внешнего сходства с настоящим отцом. И ребенка спешно передали на воспитание в семью зажиточного казачьего атамана Наговицына. Прапрабабка успела сунуть в руки дочери дневник и часть рукописей барона.


«Я пошел в суд, чтобы раз и навсегда доказать, что имею историческое право на ношение фамилии Мюнхгаузен», – заявил Владимир Геннадьевич.

А суд, исследовав материалы дела и представленные документы, счел законными претензии потомка и обязал органы загса произвести государственную регистрацию перемены имени с «Владимир Наговицын» на «Владимир Нагова-Мюнхгаузен». Длительные бюрократические процедуры закончились, и теперь в России официально появилась русская династия Мюнхгаузенов. Вот так-то...

Копию паспорта вместе с решением суда увеличили до огромных размеров и повесили в единственном в России музее барона Мюнхгаузена в городе Прохладном, что в Кабардино-Балкарии (силами поддержавших его энтузиастов бывшая водонапорная башня в центре Прохладного ныне оборудована в единственный в России музей Великого Карателя Лжи). А неизвестные ранее приключения самого Мюнхгаузена русский потомок зафиксировал в своей книге. Как утверждает правнук, эти приключения он описал на основании писем Мюнхгаузена, сохранившихся в его семье.

«Если говорить серьезно, с моими феноменальными способностями я мог бы стать миллионером, если бы не был Мюнхгаузеном. Это карма! Сам барон умер в ужасающей нищете. Я, прямой потомок, не могу быть богатым – это генетическая закономерность. Как только я начинаю «раскручиваться», происходит что-то фатальное, и я теряю все».

Поэтому Наговицын ограничил бизнес небольшим магазинчиком, чтобы было на что прожить. Остальную энергию приложил туда, куда настойчиво звала природа – написал много книжек для детей и одну для взрослых, ту самую.

Недавно Мюнхгаузену пришла разумная, простая и справедливая мысль: «А почему творения великих гениев прошлого используются во всем мире совершенно бесплатно? И куда, собственно, «капают» средства, собранные за издание книг и постановки по произведениям, например, Пушкина, Достоевского, Толстого и Чехова? Не логичнее ли было бы направлять всю выручку на поддержание культуры, возведение памятников и строительство музеев, чем отдавать в частные карманы?» И решил создать единственный в своем роде прецедент: провозгласил 32 мая Всемирным днем объявления войн. В этот день выдвинул ультиматум Германии и непосредственно городу Боденвердеру, где историческое имя Мюнхгаузена без его согласия и разрешения активно используется в коммерческих целях. «Как потомок великого барона, – решил Нагова-Мюнхгаузен, – имею полное право». В итоге отечественная культура получит значительную материальную поддержку, а потомок барона – моральное удовлетворение. Буквально на третий день после выдвижения ультиматума дома у Владимира раздался телефонный звонок из Лондона от корреспондента Би-Би-Си Севы Новгородцева, который интересовался подробностями затеи. Несколько минут Нагова-Мюнхгаузен в прямом эфире всемирно известной радиостанции делился со слушателями планами будущих подвигов.

Прощаться с нами неунывающий потомок легендарного барона не стал, сказал, что мы обязательно еще увидимся. Читателям «Мужского характера» оставил автограф, подписался просто и емко: «Находчивость порождает героические поступки!» И удалился так же стремительно, как пришел: дела, знаете ли…

А на днях Мюнхгаузен позвонил и сообщил о новом подвиге, совершенном им в честь 285-летия легендарного предка. На последние семейные сбережения потомок русского офицера отлил 4-килограммовое пушечное ядро из чистого золота и при свидетелях забросил его в Голубое озеро, что в Приэльбрусье. Цель поступка – вклад в родное Отечество. Теперь на глубине более 300 метров покоится золотой шар с надписью мелкими буквами для потомков: «Храните деньги на дне озер – и Родина вас не забудет». А вам слабо? ¶

Татьяна Колина