Моисеенко Александр Петрович


Александр Моисеенко

Есть несколько опознавательных знаков, по которым мужчины чаще всего распознают «своего»: название любимой футбольной команды, модель автомобиля, сорт сигарет или пива, политика... Эта цепочка может быть дополнена еще несколькими видами пристрастий, по которым представители сильного пола судят друг о друге. Но есть одна, особая категория признания, которая не требует многословной аргументации и мгновенно склоняет чашу весов в свою пользу. Это – армия. Стоит едва знакомым людям заговорить о месте службы, воинском звании или роде войск – и контакт установлен, найдены точки соприкосновения, общие интересы. Холодка отчуждения как не бывало. Служба в армии – это своего рода сертификат о том, что человек испытание на прочность прошел.

Он – свой, он – мужчина!

Особое отношение к военным в России. Их здесь всегда любили. И не только за щегольски сидящий мундир и скрипучую портупею, за особую стать и выправку, за золотые погоны и четкий печатающий шаг. В России «воин» означает «защитник»: человек, изначально обладающий мужеством, отвагой и благородством.

Военкома города Пятигорска Александра Моисеенко можно назвать потомственным военным. Его дед Семен Михайлович был сначала прапорщиком, а потом – поручиком царской армии. В Первую мировую служил офицером связи, участвовал в знаменитом Брусиловском прорыве. Революцию он не принял: был из состоятельной семьи и почитал незыблемость единожды данной присяги. Семен Михайлович наивно полагал – впрочем, как и многие десятки, сотни тысяч русских людей, – что революцию можно переждать, перетерпеть в стороне. Когда в частях начались стихийные митинги, выборы командиров и прочие волнения, обычно сопровождающие государственные перевороты, Семен Михайлович покинул армию. Вместе со своей женой, бабушкой Александра Петровича, он уходил от гражданской междоусобицы и кровопролития, уходил от родового имения в станице Донской Северо-Казахстанской области и спокойного, ясного прошлого, уходил из далеких казахстанских степей. Уходил в неизвестность, в никуда – подальше от раскулачивания зажиточных хозяйств, от начавшихся репрессий и гонений. Так оказалась семья Моисеенко на Северном Кавказе, в ставропольской станице Георгиевской, а позже – в Новопавловской, где и появился на свет Александр Петрович.

Он хорошо помнит своего деда – рослого, крепкого, худощавого человека, который прожил 94 года и при этом сохранил ясный ум, чувство собственного достоинства и любовь к армии, о которой он часто и светло вспоминал.

Рассказами о воинской доле потчевал молодого Александра и его дядя, около двадцати лет своей жизни отдавший служению Отечеству, прошедший нелегкими дорогами Великой Отечественной войны.

Эти рассказы отложили глубокий отпечаток в сердце молодого Александра. Он мечтал об армии, погонах, нерушимом воинском братстве, подвигах. Особым ореолом романтики и таинственности была окрашена для него служба в органах госбезопасности и военной разведке. Александр зачитал до дыр купленную отцом книгу Богомолова «Момент истины», по которой недавно был снят и с успехом прошел по телеэкранам фильм «В августе 44-го». Осуществить мечту ему помешало легкое заикание, которое у него тогда было, по этому поводу он несколько комплексовал. Тем не менее, мыслей о службе Александр не оставил.

Он поступил во Владикавказское высшее военное командное училище, где к его удивлению заикание вскоре исчезло. Александр Петрович считает, что этому способствовала атмосфера мужского коллектива – среда обитания жесткая, требовательная, дисциплинирующая. Молодых людей там учили преодолевать свои слабости, не бояться трудностей. «Когда преодолеваешь себя, то расширяются внутренние горизонты, появляется самоуважение, уверенность в своих силах».

Александр Петрович с большой теплотой вспоминает свое училище, с огромным уважением рассказывает о его начальнике – генерал-лейтенанте Виталии Андреевиче Ульянове.

– Уникальная личность, мощная! – говорит о своем командире Александр Петрович. – Не обладавший богатырским телосложением, он славился таким сильным духом, такой энергетикой, что на его фоне терялись завзятые красавцы-генералы. На военных сборах стоило ему войти в круг «больших» (и по росту, и по званиям) офицеров, и сразу блекли их шутки, доводы, авторитет. Он заслуженно носил Звезду Героя Советского Союза, потому что был героем по сути своей, образу мышления, поступкам. Мы гордились знакомством и общением с Виталием Андреевичем, сделавшим очень много для становления и развития училища.

Но вот училище позади, на плечах поблескивают новенькие лейтенантские погоны, и голова полна самых радужных надежд. Его направили для прохождения военной службы в Центральную группу советских войск в Чехословакии, где он пробыл полтора года – не самых простых, надо сказать. Прошло только десять лет после подавления Пражской весны, напряженность в отношениях между нашими странами все еще оставалась. Нагрузка была колоссальная. Сильнейшая боевая и профессиональная подготовка как младшего и старшего офицерского состава, так и рядовых солдат, постоянные занятия, жесткая дисциплина и порядок. За полтора года Моисеенко выпал только один выходной. Служба была нелегкой, но даже местные жители и чехословацкие полицейские, несмотря на некоторую свою предубежденность и настороженность по отношению к «оккупантам», обращались к советским офицерам уважительно – «пан достойник». Такая же почтительность читалась на лицах пограничников, таможенников и многих других, которые признавали мощь и величие Советского государства.

Именно там, в Чехословакии, в первые годы своей службы Александр Моисеенко осознал всю меру ответственности, которая ложится на плечи человека в погонах. Когда молоденьким лейтенантом, только пришедшим из училища, он остался практически один на один с тремя десятками мальчишек, судьбу которых вверили ему – офицеру, командиру, старшему. И ему надо за них отвечать. Во первых, за их жизнь: с солдатами ничего не должно случиться в мирное время, они обязаны выстоять в вооруженных конфликтах. Во-вторых, они должны быть накормлены, одеты и обуты. В-третьих, должны верить своему командиру и уважать его: с ним пойдут вместе и в караул, и на ответственное задание, и, в случае чего, – в бой.

Первый бой он принял в Афганистане. До сих пор помнит его в подробностях. Помнит то ощущение, когда привычный мир раскалывается, рассыпается осколками яркого и красивого витража и потом уже никогда не становится прежним. Или ты сам никогда не становишься прежним.

Потом таких боев было много. Они несли смерть, кровь и боль. К счастью, в его взводе за полтора года не погиб ни один солдат.

Это потом афганская война вдруг окажется неправедной и какой-то стыдной. Это потом обрушатся на головы воинов-интернационалистов газетные публикации и телевизионные передачи, в которых продажные политики и генералы открестятся от них, а большинство поборников демократических свобод завопят хором: дескать, мы вас туда не посылали. Они будут отмахиваться от инвалидских книжек молодых ветеранов, от черных платков совсем юных вдов и поседевших от горя матерей, от тысяч и тысяч гробов, которые породила та, вдруг оказавшаяся ненужной война.

Все это было потом. А тогда они – офицеры и солдаты Советской армии – знали, что за ними стоит огромная, мощная и сильная держава, защищать которую они присягали, во имя спокойствия которой они пришли на эту бесплодную, выжженную землю. Тогда они узнавали цену верности и дружбе, стойкости и отваги, цену боевого товарищества. Как часто она оказывалась слишком дорогой!

Полтора года Александр Петрович служил в Афганистане. Как свои пять пальцев он теперь знает его северные провинции, города Термез, Кундуз, Мазаришариф... Знает ощущение от обжигающего ветра афганских песков и ночного пронизывающего холода неприступных высоких гор. Знает враждебность сверлящих взглядов в спину и радость, таящуюся в белом конверте с родной стороны.

... Со своей будущей женой Александр ходил еще в детский сад, потом – десять лет в одну школу, где почти два года они сидели за одной партой и получали двойки за поведение: все время болтали на уроках! После военного училища они поженились и с тех пор не расставались. О своей Татьяне он говорит просто: «Она – моя радость, опора, любовь, она – все для меня!». Она ездила с ним повсюду, терпеливо делила тяготы военной жизни, неприхотливый армейский быт. Она навсегда запомнила ту лихорадочную тревожную ночь в Чехословакии, когда под утро часть ушла в неизвестном направлении, а семьи эвакуировали за три дня. Им никто ничего не объяснил. Телевидение молчало, радио тоже. И жены офицеров решили: началась война СССР с Китаем. Они ошиблись – их мужей отправили в Афганистан...

Уезжая из Чехословакии, она вдруг подумала: не дай Бог, случись что-нибудь с ее Сашей, она останется один на один с этим суровым и равнодушным миром, с двухмесячной дочкой на руках, без профессии, без средств к существованию. И она окончила курсы бухгалтеров, заочно поступила в Ставропольский кооперативный институт, работала и распределителем работ, и бухгалтером, потом – заведующей магазином, заместителем директора крупного универмага, руководила Сальским горкоопторгом, и вот уже девятый год возглавляет отделение Пенсионного фонда в Железноводске. Человек целеустремленный, сильный, организованный, Татьяна Ивановна имеет прочный авторитет среди коллег и пользуется уважением руководства отделения Пенсионного фонда по Ставропольскому краю.


Министр обороны РФ И. Иванов в Пятигорске

... Когда Александр Петрович вернулся в СССР, началась обычная для военного человека череда назначений, переездов, встреч и расставаний. Моисеенко командовал взводом, ротой в Новочеркасске, батальоном под Краснодаром. И все больше задумывался о бытовой неустроенности и растущих двух дочерях, о жене, не расстававшейся с чемоданами и баулами, об определенности и оседлости. И когда ему поступило предложение возглавить военный комиссариат в городе Пролетарске Ростовской области, он согласился. Потом было назначение в Сальск, потом – в Железноводск. Сегодня Александр Петрович – военный комиссар города Пятигорска, начальник Кавминводского военного гарнизона. Это учет «запасников» и ветеранов, оказание помощи пострадавшим в локальных военных конфликтах и служившим в «горячих точках», работа с допризывной молодежью – в общем, масса проблем, которые должна решать вверенная ему структура, кстати, одна из лучших в крае.

Кадровый офицер Александр Моисеенко с болью наблюдает за теми процессами, что происходят в армии. Многое, очень многое он не приемлет. О многом говорит с горечью и сожалением.

– По закону о всеобщей воинской обязанности, который действовал в стране до 1993 года, в армию уходили в среднем каждые семь человек из десяти, остальные под призыв не попадали по состоянию здоровья. Сейчас эти цифры в корне поменялись: служить уходят два человека из десятка. На остальных либо распространяется отсрочка, которой сегодня насчитывается аж 23 вида, либо не позволяет здоровье – оно у нынешней молодежи просто катастрофическое. Почти у каждого шестого-седьмого призывника наблюдается дефицит массы тела, так как во многих семьях ребята не доедают!

Александр Петрович с горечью говорит об этом шокирующем для огромной, претендующей на статус сверхдержавы страны факте. Это очень красноречивый показатель экономического состояния. Не менее удручает и социальное расслоение общества, когда люди делятся на белую и черную кость. Одни правдами и неправдами делают все, чтобы уберечь своих сыновей от армии, а дети других тянут лямку нелегкой военной службы, да еще и терпят при этом пренебрежительное, снисходительное отношение первых.


С любимым наставником Героем Советского Союза
генерал-лейтенантом В. Ульяновым

Оправдания родителей, что они пытаются уберечь своих детей от дедовщины, понятны. Страх за их психическое и физическое здоровье, а то и за жизнь убедителен. Но вместо «откосивших» от армии становятся в строй другие мальчишки. И получается, что за них заступиться некому? Все более укореняется в обществе принцип социальной несправедливости?

– Борьба за лидерство, за определенное положение в маленьком коллективе, за свои права была всегда. Мальчишеские драки во дворах, соперничество в школе, в училище. Да, выясняли отношения на кулаках, но на следующий день уже могли пожать друг другу руки, а в трудную минуту подставить плечо. И не было тогда присущей сегодняшнему времени сверхжестокости, озлобления.

Государство ослабло, законы не действуют, безнаказанность торжествует. Все это порождает безверие и разочарование в людях не только сложившихся, зрелых, но главное – в душах юных, еще формирующихся, неокрепших. А это страшно.

Ему, отстаивавшему интересы Советского государства в далеком Афганистане, и в голову не могло прийти, что война заполыхает на родной земле – на Северном Кавказе. Что жирными ломтями начнут отрезать республики от общего государственного пирога разномастные политики, жаждущие «самостийности» и независимости. Что слезами и кровью обернется «нефтяная» независимость Чечни для российского и чеченского народов.

– Сложная эта война, страшная. И прежде всего потому, что еще совсем недавно мы были братскими народами, мирными и добрыми соседями. Понимающими и уважающими друг друга. А сегодня два выпускника одного военного училища, два товарища могут встретиться на фронтовой линии: один – со стороны боевиков, другой – со стороны федералов. Что им делать в этой ситуации? И что делать безусым солдатам, умудренным опытом капитанам и полковникам, которые, не щадя своих жизней, защищают страну от развала и бандитизма, а в это время у них за спиной кто-то продает бензин, продукты, оружие и боеприпасы тем же боевикам? Одни совершают подвиги, рискуют головой, а кто-то предает, сдает их врагам! Что им сказать, как объяснить, если все эти преступления остаются безнаказанными?

Такие мысли часто посещают Александра Петровича, когда он смотрит на стриженые затылки мальчишек, которые через несколько дней попадут в казармы. С чем они там столкнутся, смогут ли выстоять, не сломаться, победить себя и других? Как радуется он, когда заходят к нему ребята, возвратившиеся на «гражданку», и говорят, что все в порядке – отслужили честно.


Маршал Советского Союза Д. Язов – почетный часовой Поста №1
у пятигорского Огня Вечной Славы

– Я знаю одно: любая война питается чьими-то экономическими интересами. Знаю и то, что со временем они все приходят к завершению. И хотя в Чечне еще гремят взрывы и нападают на наши колонны, еще расстреливают из-за угла, но простая мирная жизнь притягательнее любой «красивой» войны. Конфликт в Чечне идет на убыль. В прошлом году 250 человек были призваны в армию военным комиссариатом Чеченской республики. Пришли в подразделения настороженные, вспыльчивые, ершистые. Через полгода все утряслось, отслужили нормально, с удовольствием. Да и разработанные правительственные программы предполагают обучение чеченских детей в вузах России, чтобы они увидели другую жизнь – спокойную, мирную, без выстрелов и крови. В Чечне выросло целое поколение, никогда не видевшее мирной жизни. К ней его надо приучать. – Армия должна быть сильной, армия должна быть надежной,– уверенно говорит Александр Моисеенко. – Нам нельзя расслабляться. Потому что Россия по-прежнему остается для многих лакомым куском: у нас огромные территории, огромные запасы нефти, газа, леса, руды, материально-технические и научные ресурсы. Россия должна быть сильным государством в экономическом, политическом, военно-стратегическом плане. Только тогда будут считаться и со страной, и с ее президентом, и с ее народом. Это и должно стать нашей идеологией, без которой нельзя сохранить мирную жизнь. Идеологией великой страны, где служба в армии была вековой традицией, а сама армия – ее гордостью и достоянием.

Приказом министра обороны России по итогам работы конкурсной комиссии по вопросам подготовки граждан к военной службе, военно-патриотическому воспитанию и призыву граждан в Вооруженные силы Российской Федерации за 2003 год военный комиссариат Ставропольского края признан лучшим в стране и занял I место.

Военный комиссариат города Пятигорска признан лучшим в Ставропольском крае и за успешную работу награжден автомобилем «Газель».

Военный комиссар города Пятигорска полковник Моисеенко награжден Почетной грамотой губернатора Ставропольского края.¶

Е. Куджева
З. Петрова