Лейкин Борис Иванович

– Человеку, жаждущему подвигов, в авиации делать нечего. Нужны ему экстремальные ситуации – пусть сядет в костер или привяжет к ноге резиновый канат и прыгает вниз с моста. Адреналина получит достаточно. А летчику нужны холодный расчет, быстрая реакция, глубокие профессиональные знания. То, что на земле воспринимается подвигом, в небе оценивается иначе – сдержанно, хладнокровно, без экзальтации. Там должна быть система надежности.

В выборе профессии дети часто идут по стопам своих родителей, ориентируясь на привычное окружение. У заслуженного пилота РФ Бориса Лейкина отец не летал, он был транспортником, автомобилистом. Но жили они в городе, который считается самым крупным аэропортом Юга России. Здесь ходят по улицам мужчины в синих фуражках и погонах, а над цветущими акациями и стройными тополями прочерчивают небо снижающиеся самолеты. Борис, как и многие минераловодские мальчишки, задирал кверху голову и смотрел, как огромные махины кораблей стремительными птицами идут на посадку. Красивое зрелище, которое рождает в отчаянных сердцах мечту о далеких странствиях, уплывающем горизонте и высоком-высоком небе – то безмятежно голубом, то дышащим белыми парусами облаков, то таинственно черном, усеянным алмазами звезд. И однажды, когда над детским садиком Бориса вдруг совершенно необычно задрожало небо и он увидел, как шел на посадку первый реактивный лайнер Ту-104, судьба мальчика была решена. Он не смог забыть красоты и мощи этого поистине великолепного зрелища, не смог забыть своего восторга и удивления.

Было это в 1961 году, а в 1973-м Борис с отличием оканчивает Краснокутское летное училище гражданской авиации, и в 1974 году Борис Лейкин «производит посадку» в Минераловодском аэропорту, который с тех пор становится единственной пристанью в его многочисленных путешествиях, откуда он уходит и всегда возвращается назад.

Карьера его тоже напоминает воздушный корабль, стремительно набирающий высоту. Сначала второй пилот Як-40, потом его командир, затем вновь второй пилот, но уже Ту-154 и через четыре года – командирское кресло. Работу молодого перспективного летчика оценивают по достоинству, и вскоре он становится заместителем, а потом и командиром первой авиаэскадрильи.

Как на бумаге все скоро и просто! Ведь в следующих строках биографии Бориса Лейкина значатся должности заместителя командира и командира летного отряда и около пятнадцати лет работы первым заместителем генерального директора по организации летной работы. Но за этими победными строками стоят годы добросовестного и честного служения своей профессии, десятилетия личностного, человеческого становления, а главное – груз огромной ответственности, что однажды и навсегда ложится вместе с погонами на плечи летчику. Ответственность за жизнь людей – будь это пассажиры или судьбы твоих товарищей по летному отряду. При этом не надо думать, что работа пилота сродни ежедневному подвигу.

– Человеку, жаждущему подвигов, в авиации делать нечего, – уверен Борис Иванович. – Нужны ему экстремальные ситуации – пусть сядет в костер или привяжет к ноге резиновый канат и прыгает вниз с моста. Адреналина получит достаточно. А летчику нужны холодный расчет, быстрая реакция, глубокие профессиональные знания. Самолет – это ведь не такси, которое при поломке может съехать на обочину и спокойно починиться. Здесь надо четко знать, возможно в экстремальных условиях посадить самолет сразу или лучше набрать высоту, попытаться там устранить помехи и только потом зайти на второй круг? Надо своевременно среагировать на нештатную ситуацию и принять грамотное, единственно верное решение. То, что на земле воспринимается подвигом, в небе оценивается иначе – сдержанно, хладнокровно, без экзальтации. Там должна быть система надежности.



В кабине ТУ-204

Борис Лейкин считает, что искусство пилота состоит не только в том, чтобы доставить пассажиров из пункта А в пункт Б, а еще и в том, чтобы обеспечить им при этом наибольшую эмоциональную комфортность. До минимума свести воздействия внешней среды – грозы, вихревых потоков, турбулентности. В фильмах часто показывают, как пассажиры после своего чудесного спасения награждают пилота аплодисментами. Но Лейкину более приятно, когда аплодисментами завершается обычный рядовой полет – спокойный, плавный, без происшествий. Пассажиры по каким-то своим субъективным ощущениям могут оценить уровень профессионализма пилота.

Борис Иванович подробно рассказывает о системе физической, психологической и практической подготовки летного состава, которая, в частности, предусматривает сознательное понимание и быстроту реакции в экстремальных ситуациях. Тренировки происходят на различных тренажерах, в том числе и комплексном – реальной кабине, где приборы отражают функционирование всех систем самолета и двигателя.

С чем не имеет права расставаться пилот, так это с учебниками, специальной методической литературой. Руководство по летной эксплуатации каждого вида самолета, на котором производятся полеты, летчики и штурманы должны знать, как «Отче наш». Забросил книги – к самолету лучше не подходи. Правила эти суровы и неукоснительно соблюдаются всеми – независимо от возраста, должности и опыта. Послаблений не делается никому, законы неба суровы – оно жестоко наказывает людей за самонадеянность.

– Печальная статистика авиакатастроф, которую мы внимательно отслеживаем по всему миру, свидетельствует о том, что в большинстве трагедий присутствует так называемый человеческий фактор. И если у молодых зачастую это объясняется недостатком опыта, профессиональных знаний или нехваткой летных часов, то у старожилов неба, увы, переоценкой собственных сил.

Но Лейкин не страдает головокружением от успехов, он руководитель летающий, действующий, старается раза два в неделю подняться в воздух. Во-первых, по должности положено ежемесячно выполнять четыре самостоятельных полета, как, впрочем, и другим командирам. Во-вторых, Борис Иванович не может отказать себе в удовольствии восхититься красотой и ширью проплывающей под крылом земли, удивиться миру – такому разнообразному, живому, притягательному.

– Сесть за штурвал самолета – для меня это праздник, – признается Борис Лейкин. – Трудно объяснить словами те чувства, которые испытываешь, летя ночью в сторону Хабаровска и видя, как далеко на востоке, за 2 тыс. км от тебя, встает солнце. Необыкновенной красоты картина! Без этого потом жить трудно.

Да, небо манит, небо зовет, оно проверяет человека на прочность и надежность. Это профессия сильных и мужественных людей, которые не кичатся попусту принадлежностью к элитной касте крылатых людей, но с гордостью числят себя среди тех, кто когда-то набрав высоту, не пятнают себя падением. Профессия, популярная в народе, всегда пользовавшаяся особой благосклонностью и уважением людей. С гордостью отмечает Борис Иванович тот факт, что даже в наше время, так широко растиражировавшее юристов, банкиров, экономистов, интерес к летному делу у молодежи не падает, конкурс в летные училища не становится меньше. «Банкиры нас не победили!» – смеется Лейкин.

Широкий белый след в небе, оставленный самолетом Бориса Ивановича, стал главной дорогой и его сына. Причем отец на профессиональный выбор сына не влиял, считая, что в семье одного летчика вполне достаточно. Просто, возвратясь из очередного рейса, узнал, что сын подал документы в Ульяновское высшее авиационное училище. В душе, признаться, обрадовался, но виду особо не подал, хлопотать тем более не стал, ведь, как известно, в авиации по блату не летают. Сейчас сын уже на пятом курсе, показывает неплохие результаты в учебе, самостоятельно летает, учит попутно английский язык и никогда ни на что не жалуется, бросая в ответ на расспросы отца короткое мужское: «Все нормально!» Что скрывать, Борис Иванович сыном доволен, впрочем, как и дочкой. Та хоть еще и школьница, но со своим будущим уже определилась. И судя по характеру, все у нее должно получиться, ведь он у нее отцовский – решительный, твердый. Правда, усидчивостью и старательностью пошла, скорее, в маму.

– Жена у меня педагог, да не простой – кандидат психологических наук. Такую не переспоришь! – посмеивается Борис Иванович. – Основное место ее работы – заведующая учебной частью нашего авиационного учебного центра. И опять же я не способствовал этому, не хлопотал. Все вновь устроилось без моего участия. Вернулся из долгосрочной командировки в Каир и только тогда узнал, что с супругой на одном предприятии работаем. Вот так!

А предприятие у них знатное, на всю Россию прославленное, не раз государством за успехи высоко отмеченное. Динамично развивавшееся в советское время, федеральное государственное унитарное предприятие «Кавминводыавиа» выстояло и перед теми трудностями, что обрушились на него с развалом страны. Хотя и сейчас Лейкин с грустью вспоминает бурлившие от людских потоков залы ожидания Минераловодского аэропорта, взмывавшие один за другим в небо белоснежные лайнеры, перевозившие ежедневно по 14 тысяч человек. Сегодня эта цифра характеризует уже месячный пассажиропоток и те сложные экономические процессы, что происходят в стране в целом. Многие предприятия, заводы, фабрики не смогли удержаться в перестроечное время на плаву и канули в пучину финансово-экономического развала. ФГУАП «Кавминводыавиа» не погибло. Руководство смогло грамотно и умело составить стратегию развития предприятия, вывод его на передовые позиции южнороссийских перевозчиков. Расширена география сотрудничества, увеличен пассажиропоток, выросли объемы грузовых перевозок. Чтобы выжить, порой принимались непопулярные в коллективе меры, оправданные обстоятельствами, но тяжело переживаемые людьми.



Всегда вместе. Б. И. Лейкин и В. В. Бабаскин

– Никто лучше нашего генерального директора Василия Викторовича Бабаскина не знает всего драматизма и трудностей сложившейся в начале 90-х годов ситуации, но именно ему удалось сохранить действующим предприятие, решить множество свалившихся на плечи проблем, – с уважением признает Борис Лейкин. – И сегодня ФГУАП «Кавминводыавиа» ставит перед собой непростые задачи. Это строительство второй взлетно-посадочной полосы, строительство и реконструкция аэровокзального и гостиничного комплексов, приобретение новой авиационной техники, самолетов. Нужны огромные деньги, крупные инвестиции, поскольку покупка только одного Ту-204 обойдется примерно в 30 млн. долларов, а аналог Ту-204 – «Боинг-757» – стоит около 70 млн. долларов.

Ставропольское авиапредприятие стало нашим филиалом, и мы несем теперь за него полную ответственность. Функции эксплуатанта обязывают нас решить целый комплекс работ, связанных с сертификацией авиакомпании, определением направлений ее деятельности, обеспечением безопасности полетов и т. д. Хлопотно, трудно, но ведь кто-то должен заниматься развитием авиации Ставропольского края! У малой авиации свое предназначение, основное – обработка сельхозугодий. Хотя то, что досталось нам от предыдущей структуры, не выдерживает никакой критики. Предприятие находится в весьма плачевном состоянии, что естественно, если за восемь лет не было вложено ни копейки в развитие инфраструктуры аэропорта, на поддержание взлетно-посадочной полосы и авиационной техники.

Не просто сегодня удержаться на рынке перевозок, когда со всех сторон теснят конкуренты. Но и здесь определяющими требованиями работы должны оставаться такие критерии, как безопасность, четкость и высокое качество обслуживания клиентов. Эти аргументы будут посильнее уговоров любых рекламных кампаний. Партнеры, выполняющие рейсы в одном направлении, должны договариваться о тех приемлемых тарифах, которые удовлетворили бы и нужды авиакомпании, и возможности пассажира.

– Если постоянно увеличивать стоимость билета, то летать будут единицы, – Борис Иванович уверен, что нельзя бездумно повышать цены без учета состояния экономики и общества в целом.

О своем предприятии Борис Лейкин может говорить бесконечно долго. Рассказывать о его достижениях и проблемах, о людях, составляющих его славу, его золотой фонд, делиться перспективами, надеждами. Это и понятно, ведь здесь прошло становление Лейкина как профессионального летчика, как умного и знающего свое дело руководителя, как сильного и надежного человека. Здесь он был награжден нагрудным знаком «Отличник Аэрофлота», здесь ему было присвоено почетное звание «Заслуженный пилот Российской Федерации», здесь ему оказали доверие люди, работающие с ним плечом к плечу.

Борис Иванович летал в небе Ирана, Египта, США, но свое, российское, ему кажется самым милым. С гордостью вспоминает он момент одной международной выставки, где главный сертификатор США, поинтересовавшись степенью защищенности российского самолета по сигнализации от срывных режимов, не смог скрыть удивления. И громогласно признал, что в России есть образцы авиационной техники, которые по отдельным параметрам превосходят фирму «Боинг».

Человек энергичный, горячий, по-русски широкий и открытый, Лейкин только на российской земле находит спокойствие и счастье. И когда огромная махина его чудо-птицы, раскинув крылья, идет на посадку, сердце пилота наполняется радостью.

Это его дом! Дом, где с улыбкой встречают домашние и норовит лизнуть в лицо любимец спаниель, где по телевизору весело шутят кавээнщики и звучат старинные русские романсы. Дом, где зеленеет во дворе специально высаженный газон, так ласкающий глаза после пустынной выжженной земли чужих далеких стран. Дом, куда возвращается летчик после очередного рейса. Ведь несмотря на свой высокий пост и руководящее кресло, Борис Лейкин навсегда останется в душе летчиком, человеком неба.

Елена КУДЖЕВА