Ковалев Александр Павлович


Александр Павлович Ковалев из казачьего сословия, для которого служба Отечеству, защита родной земли не только образ жизни, но ее суть, нравственная основа. Отец его – из казаков-терцев, мать – с вольного Дона. Поэтому когда он после школы поступил в Орджоникидзевское (сегодня Владикавказское) военное училище, родители не удивились, лишь благословили на честную службу. Проторенных путей он не искал, доли легкой не просил: что отпущено солдату, хлебнул сполна. Научился ценить мужскую дружбу и надежность верных товарищей, ценить жизнь и красоту родной земли. Научился уважать и чтить людей в погонах, это и детям своим завещал – двум сыновьям, которые пошли по его стопам. Они офицеры, кстати, как и брат Александра.

Стихи полковник Ковалев стал писать сравнительно недавно, чуть более десяти лет назад. Но уже успел издать три сборника. Казалось бы, не до рифм человеку служивому, да еще на Кавказе, где синеву мирного неба то и дело затягивает гарь военных пожарищ. Но, по мнению Александра Ковалева, человек должен согревать окружающих участием, теплотой, душевным словом. И если дано ему счастье – находить вдохновенное слово, значит, это повеление свыше.

У него много стихов о духовности, православной вере, покаянии. К Богу он, человек военный, кандидат исторических наук, доцент, заслуженный работник высшего образования РФ, бывший заместитель начальника Северокавказского военного института, пришел не сразу. Через сомнения и раздумья, через страдания за судьбу своего народа и испытания, что выпали на долю родной земли.

А какой поэт не писал о любви? Так и у Александра Ковалева цикл стихов о человеке в шинели сменяется стихами о женщине, на чьи плечи ложатся основные тяготы этой жизни. За ее долготерпение, мужество и всепрощающую, созидающую и очистительную любовь воздает он словами нежности и восхищения.

Много тем в творческом багаже полковника Александра Ковалева. Но главной остается одна – тема патриотизма, непоколебимый веры в возрождение России, ее духовное и нравственное очищение. Его жизненное и творческое кредо выражается в таких словах:

    Да, мир един, но ценности различны.
    Добро в смертельной схватке бьется с злом.
    В сей битве не должно быть безразличных,
    Кто держит щит, а кто разит мечом.
Предлагаем вам несколько стихотворений из сборника владикавказского поэта А. Ковалева «Господь! Храни мою Россию!». ¶


    Купола

    Небеса рассекая крестами,
    Купола, вы стремитесь все ввысь.
    Кто там долго беседует с вами?
    Кому в верности вы поклялись?

    Для чего вы штурмуете небо,
    Где кружит звездопада метель?
    Окружили вас преданно вербы,
    Мы несем вам всю боль от потерь.

    Засмотрелись в мятежное небо,
    В океан, что течет над землей,
    Облаками прикрылись, как снегом,
    Небеса, что грустят надо мной.

    Купола, от чего вы бежите?
    Задержите свой крестный полет,
    Очищающим звоном лечите
    Мой заблудший в страданьях народ.

    Над земными страстями поднялись,
    Окунулись в тревожную синь.
    Мы так долго от вас удалялись,
    Погружаясь в духовную лень.

    Купола, вы меня не судите,
    Подарите мне светлую грусть,
    Отчего вы печально звоните
    И с надеждой глядите на Русь?


    ***

    Россия, будто бы Христос,
    Из пепла возродится снова
    И встанет в свой могучий рост
    Под звон церквей и Божье слово.
    Благословен, тернист тот путь
    Через распутье к воскрешенью,
    И в этом смысл ее и суть:
    Сквозь боль потерь идти к спасенью.


    ***

    Русь соломенная, деревянная,
    С затаенной мечтой вековой,
    Ты святая и окаянная
    С поволокой в глазах голубой.

    С устремленными в вечность дорогами,
    Куполами сельских церквей,
    С хохотушками-недотрогами,
    Грозным войском русских царей.

    С благодатною нивой, погостами,
    С золотыми колосьями ржи
    И до пят заплетенными косами
    И схлестнувшимися на межи.

    Русь соломенная, деревянная,
    С безрассудной, лихой головой,
    Хлебосольная и с горя пьяная,
    С лебединой осенней тоской.


    ***

    Над Чечнею бездонное чистое небо.
    Если долго смотреть, можно в нем утонуть.
    Пахнет фруктами спелыми, осенью, хлебом.
    Тишину может очередь вновь полоснуть.

    Амбразуры, мешки, черный ствол автомата,
    Часовые в бессонной застыли ночи.
    Тяжелее нет должности в мире – солдата,
    Он же, зная об этом, все терпит, молчит.

    Над Чечнею пронзенное звездами небо,
    Спят в одежде мальчишки, обняв автомат,
    Пахнет осень дождливая смертью и хлебом,
    И о доме грустит повзрослевший солдат.


    ***

    Бледно-зеленая трава
    Покрыта прелостью лесною,
    Над нею – снежная гора
    С червонно-золотой сосною.
    Зима торжественно бледна,
    Природа ото сна устала,
    Весной беременна она
    И сразу вдру
    г нежнее стала.
    Под снегом прячется тепло,
    Под льдами в водах жизнь искрится,
    Весна глядит в мое окно,
    Где я грущу, и мне не спится.


    ***

    Дрожит в ладони подаянье,
    Пылает свечкой от стыда,
    В глазах застыло покаянье,
    А за спиной стоит беда.

    Трудом истерзанные руки,
    Иссохла грудь, болит спина.
    Ее из дома гонят внуки,
    А старость – вся ее вина.

    Что ищет нищий? Нашу милость.
    Мы – отпущение грехов.
    Она потом мне долго снилась,
    Я плакать вместе с ней готов.


    ***

    Иуда плачет. Странно видеть
    Испуг, раскаянье в глазах,
    Что так умели ненавидеть.
    Теперь они уже в слезах.
    Предав Христа врагам на муки,
    Сам над собою суд вершит,
    Простерты к небу его руки,
    Он о прощении вопит.
    Не бе
    сконечно милосердие,
    Воздастся каждому за грех,
    Настигнет кара без сомненья,
    Предавшего себя и всех.