Каракетов Владимир Николаевич

 


Довольно часто красивые и благородные поступки людей продиктованы простым сиюминутным капризом или внезапным сентиментальным порывом. Но бывает так, что они являются результатом долгих и мучительных размышлений о сути подаренной Всевышним жизни, о месте человека в окружающем мире, о его ответственности перед людьми и обществом.

Если бы раньше известного на КМВ предпринимателя, директора ООО «Пик» Владимира Николаевича Каракетова назвали романтиком, то знающие его люди непременно бы улыбнулись. Это он-то: деловой, прагматичный человек и успешный бизнесмен — романтик?! Не может быть! Так они думали раньше. С тех пор, как на небольшой площади возле здания Минераловодской администрации появились любопытные архитектурные сооружения, на личности Владимира Николаевича сконцентрировалось как внимание окружающих, так и внимание городских властей.

Владимир Каракетов любит свой город и старается благоустроить его улицы и площади, скверы и аллеи. В качестве мецената он неоднократно участвовал в строительстве церквей, закладке парка, благоустройстве окружающей территории, установке памятников. Несколько лет назад на проспекте Карла Маркса Владимир Николаевич построил необычный комплекс, который доставил знатокам и ценителям прекрасного поистине эстетическое удовольствие. На проспекте появились фонтан с подсветкой, уменьшенная копия афинского храма Ники и небольшая часовня.

Зачем ему понадобилось осуществлять этот довольно дорогостоящий архитектурный проект, вкладывать несколько миллионов рублей в бесприбыльное мероприятие? Владимир Николаевич и слышать не хочет о корыстной подоплеке своего красивого и широкого жеста. Это подарок городу, властям, простым минераловодчанам. Ему очень хочется видеть город благоустроенным, современным, процветающим. Он доверяет своей интуиции, которая говорит о перспективности и будущем благополучии Минеральных Вод. И он искренне радуется своему предчувствию.

Владимир Николаевич любит выйти летом на аллею с сотворенным им архитектурным комплексом, присесть на скамейку и наблюдать игру фонтана: блеск сверкающих на солнце хрустальных нитей, влажность каменных плит, слушать беспечный и веселый шум падающей воды. Хорошо! В стройных белоснежных колоннах храма Ники чудится ему Греция, солнечная родина его далеких предков, его собственная обетованная земля. Он может остаться там навсегда и спокойно жить в краю неги, благополучия, ласкового моря и улыбчивых и радушных людей.

Но в том-то все и дело, что покоя в душе нет. Ему кажется, что это было бы предательством по отношению к проблемной, ищущей, поднимающейся с колен России, неуважением к взрастившей его земле, неуважением к людям, которых он считает одним из лучших народов в мире. В силу характера своей деятельности Каракетову приходится часто ездить по стране, забираться в самую глубинку, ту самую, Богом забытую, неухоженную, бедноватую. Его не отталкивают потемневшие срубы, покосившиеся скрипучие калитки, запах живности в тесных сенях, неприхотливая снедь на столах. Он, владелец престижного ресторана, который несколько лет назад был признан одним из лучших в стране, спокойно делит скромную трапезу с людьми, чьим основным богатством являются натруженные мозолистые руки и добрые открытые сердца. В российской глубинке живут замечательные люди, считает Владимир Каракетов, неиспорченные цивилизацией, простодушные, светлые. Живут трудно, бедно, сложно, надеясь только на свой труд, на терпение и благосклонность судьбы. Порой его одолевают удивительные мысли: купить дальнюю деревушку, построить там красивый добротный дом, отучить крестьян от пьянства, дать им работу. Сделать их сытыми и обеспеченными, сделать их счастливыми… Понимает сам, что это утопия, но такая она красивая, так греет душу и сердце!

Каракетов и сам вырос в простой крестьянской семье, чего никогда не скрывал и чем всегда гордится. Самыми почитаемыми людьми были для него родители, которые приучили его к труду, которые вложили в него такие понятия, как совестливость, ответственность, великодушие.

Почему он решил построить часовню? Многие не понимали и не принимали этого его решения. Подсчитывали выложенные из кармана миллионы, перешептывались: это ж какую прорву денег ухнул он в осуществление своего каприза. Другие осуждающе качали головами: это как же нагрешить в жизни надо было! Третьи и того хлеще: не верили, всматривались в обрамляющие стройку леса — не очередная ли шашлычная, казино? Вокруг его площади, его милой сердцу часовни была масса пересудов, сплетен, интриг. Почему, зачем, для чего?

А Владимир Каракетов просто решил сделать подарок своему любимому городу. Ему — человеку, предпринимателю, меценату, не в первый раз приходилось принимать активное участие в развитии города. Вместе с другими он облагораживал его улицы и площади, скверы и парки. Он спонсировал строительство церквей, закладку парка, благоустройство окружающей территории, установку памятников. Ему так хочется, чтобы его примеру следовали другие. Знает он, что у города денег мало, что скуден и ограничен бюджет.

Часовня… Небольшая, скромная, удивительно притягательная в своем предназначении. «Это так здорово, когда человек, спеша по своим делам, вдруг может остановиться, зайти в ее строгие стены и помолиться — искренне, неистово, сердцем. Под тихое потрескивание свечей, под запах ладана и сияние икон задуматься, раскаяться, пожелать».

Войти сюда может каждый. Но предназначена она в первую очередь молодым, тому несчастному перестроечному поколению, на чьи головы было обрушено множество проблем и язв современного общества, чьи идолы были разбиты, а иллюзии развеяны. Нельзя, нельзя отдавать неокрепшие души порокам: наркомании, пьянству, разврату. И кому, как не родителям, вставать на пути к падению и провалу, на пути к опустошению и цинизму. Кому, как не старшему поколению, стать непроходимым заслоном на пути беды и отчаяния. Маленькая часовенка предназначена для добра. Святой Георгий стоит на ее страже, благословение епископа Феофана укрепляет ее стены, великая православная вера служит ей фундаментом. В единую молитву складываются надежды и чаяния множества людей, молитву страстную, жаркую, неистовую, которая поднимается к золотому куполу, которая устремляется в голубую высь. Господи, сохрани и помилуй!

Мир изменить нельзя, говорят философы и мыслители. Благоразумнее изменить свое отношение к нему. Каракетов с этим не вполне согласен. Он убежден, что своим участием, своей волей и упорством можно дать бой равнодушию и злу, можно защитить слабых, спасти отчаявшихся, одарить надеждой страждущих.


Человек он сильный, смелый, подверженный страстям и эмоциям. Как все живущие на земле, не избежал ошибок и падений, заблуждений и сомнений. Грешником не назовешь, да и святым — тоже. Живет энергично, широко, со вкусом и наслаждением. Не боится экспериментов, не чурается работы, не заботится о мнении окружающих — принимайте таким, как есть! Наглеца не побоится остановить собственноручно, о его правах расскажет, особо непонятливым — покажет. Разным бывает Каракетов — тихим, гневным, азартным. Только равнодушным его нельзя назвать, отстраненным от судеб своих близких, своего города, своей страны. «Мне бы деньги Березовского, я бы Минеральные Воды в райский уголок превратил!» — улыбается он. Шутит, вроде, а почему-то верится, что так оно и было бы. Потому что стоит на одной из минераловодских центральных аллей храм греческой богини Ники, и православная часовня рядом. Не придуманные, не пообещанные, а сотворенные, воплощенные из мечты в реальность.

Елена Куджева