Калинский Игорь Васильевич



На столе неизменные записки: не забыть бы о просьбах людей


Как часто мы говорим о смысле жизни и порой не видим истины за мишурой высокопарных слов. Но однажды наступает тот самый день прозрения, когда истина предстает перед нами в образе сурового и беспристрастного судьи, вопрошающего: что значит эта жизнь для тебя, что значишь ты в этой жизни? И вообще, что есть ты?

Казалось бы, зачем задавать себе подобные вопросы одному из самых известных людей в Пятигорске – Игорю Васильевичу Калинскому, чья жизнь прошла перед глазами тысяч людей, хорошо знающих и его самого и его дела, которыми, как показало время, он может только гордиться? Но Калинский задал себе этот вопрос в тот момент, когда оглушенный обрушившейся на мирный курортный город бедой он, заместитель главы Пятигорска, стоял на изувеченной терактом улице возле рынка и смотрел на растерзанные останки людей. Его, человека абсолютно мирного, жизнелюбивого, на охоте-то ни разу не нажавшего на курок и только любовавшегося красотами природы, увиденное потрясло до глубины души. Как все-таки быстротечна и хрупка человеческая жизнь, как она может зависеть от обстоятельств и чьей-то беспощадной воли! И видя устремленные на него глаза горожан, наполненные болью и недоумением, растерянные, ждущие объяснений и немедленных решительных действий, понимал всю меру собственной ответственности за чужие судьбы. Впрочем, чужие ли, если этому городу он посвятил всю свою жизнь, всю свою энергию, труд, любовь?

Как часто Калинский потом прокручивал перед глазами собственную жизнь… Отца он не помнил, мать несколько лет была прикована тяжелой болезнью к постели. Умерла рано, оставив Игоря на воспитание бабушке, учительнице горячеводской школы №19. Она и заменила ему всю семью. Старая женщина души не чаяла в своем внуке – смышленом и добром мальчике, тянулась изо всех сил, чтобы прокормить и себя и его. Работала в две смены, по ночам просиживала над тетрадками. Ей очень хотелось, чтобы он вырос стоящим, крепким, не знающим нужды и бед.

Жалость кольнула сердце пожилой женщины, когда внук в 13 лет заявил, что пойдет работать, но она не возразила, не запретила, лишь подумала: «Отзывчивый растет мальчик, не по годам ответственный».

Трудно им жилось, бедно. Игорь рано простился с детством, чтобы стать бабушке помощником и опорой. Поступил в техникум советской торговли и после его окончания был направлен старшим продавцом в магазин № 7. Стоял за прилавком, отвешивал сметану и колбасу, терпел насмешки своих более благополучных сверстников и упорно, старательно работал.

Калинский и сегодня с благодарностью вспоминает директора магазина Николая Мартиросовича Айрияна, который, возможно, не очень хорошо писал по-русски, но работником был от Бога. «Главное – настроение покупателей», – говорил он своему юному ученику.

У Калинского удивительный характер: приятный в общении, коммуникабельный, обладающий пытливым и живым умом, он легко располагает к себе людей. Коллектив магазина с удивлением смотрел на подвижного и обаятельного парнишку, который обслуживал покупателей с улыбкой и неизменной доброжелательностью. Игорь знал имена всех своих клиентов и их пристрастия. Делился с ними рецептами необычных и вкусных блюд, которые особенно ценили домохозяйки. Как ни странно, но именно этот мальчик с клокочущими в голове идеями, полный огня и желания работать необычно, интересно, способствовал тому, что план товарооборота магазина на глазах стал расти.

В 18 лет Калинский становится лучшим продавцом Ставропольского края, в 19 ему вручают Почетную грамоту министерства, в 20 присваивают звание «Отличник советской торговли». Он поступает в престижный московский торговый вуз. И все это без связей, без опекунов, без поддержки. Как не радоваться воспитавшей его бабушке, как не гордиться внуком?!

На способного и трудолюбивого парня обратил внимание городской комсомол. Туда всегда отбирали самых умных и перспективных, умеющих быть лидерами, обладающих инициативой и здоровым честолюбием молодых людей. В 20 лет Калинский становится секретарем комитета комсомола конторы «Курортпромторг», затем – делегатом I Всесоюзного форума молодых работников сферы обслуживания. Он попадает в Москву, в Кремлевский Дворец съездов. Ощущение восхищения и радости от этой поездки останется с ним на всю жизнь.

А по возвращении Калинского вызвали в горком комсомола. Последовавший поворот судьбы был мгновенным и резким. Причем его мнением особо не интересовались. Первый секретарь горкома ВЛКСМ Михаил Давыдович Соляр, с которым Калинский дружит до сегодняшнего дня, тогда просто объявил ему, что его рекомендовали на должность заведующего отделом комсомольских организаций.

В магазине, конечно, огорчились потере такого работника. Управляющий конторой «Курортпромторг» Петр Григорьевич Делокас приходил к Михаилу Соляру с просьбой вернуть Игоря, да и покупатели не давали покоя, ждали возвращения полюбившегося им продавца. Но изменить уже было ничего нельзя.

Это был конец 60-х годов – время всеобщего энтузиазма и подъема. Страна строилась, стремительно развивалась, хорошела. Люди верили в прекрасное и недалекое коммунистическое будущее и как могли приближали его. Жизнь была трудной, но счастливой – своей верой, самоотверженностью, чистотой.


Губернатор Ставропольского края А. Л. Черногоров,
министр обороны РФ С. Б. Иванов, И. В. Калинский. 2003 г.


Пятигорск в те годы напоминал большую строительную площадку, в которую превратил его руководивший городом В. А. Казначеев. Возводились корпуса санаториев «Ленинские скалы», «Тарханы», здания фарминститута, универсама, заводские цехи. Многие из них стали комсомольскими ударными стройками. Игорь Калинский полностью отдался новой работе. Бабушка радовалась, видя его горящие, счастливые глаза, хотя дома он бывал все меньше: его день начинался с рассвета и заканчивался поздним вечером.

Умение работать, легко находить общий язык с людьми, доступность и обаяние сделали Игоря безусловным лидером молодежи. И в 1970 году Калинского избрали секретарем горкома комсомола. Его трудовой день стал еще плотнее, еще наполненнее. Он попал в поле зрения самых видных людей Ставрополья. Причем фигуры эти столь крупные и значимые, что у любого другого юноши закружилась бы голова от успеха.

Но Калинский тем и парадоксален, что благосклонностью, добрым отношением партийных начальников не воспользовался даже тогда, когда ему вскоре пришла повестка в армию. Безусловно, он мог избежать призыва. Но воинскую службу счел своим гражданским долгом. Служил в Ейском высшем военном авиационном училище.

Как странно ему сейчас слышать о дедовщине в армии! Странно и горько. В годы его юности такое представить было невозможно. Драки и ссоры если и были, то разве что из-за девушек. Рядом мирно служили русские, узбеки, армяне, украинцы, таджики. Вместе питались в столовой, вместе жили в казарме, выполняли строевые упражнения. Посылки из дома мгновенно делились на всех – открыто, щедро, с шутками и смехом. Жестокости, злобы по отношению к товарищам не было.

Простившись с армией, в конце 1971 года Калинский возвратился в родной город, где его вскоре избрали первым секретарем горкома комсомола.

Пост №1 у огня Вечной славы в Пятигорске сейчас известен в стране. За право стать в караул у этого священного места соревнуются школьники города, туда отбираются лучшие из них. В прессе много писали об этом беспрецедентном начинании пятигорчан, много говорили на самом высоком уровне. Идея, взятая за основу у волгоградцев, превратилась в самостоятельное, абсолютно оригинальное явление, уникальное и по форме своей и по содержанию. У истоков его значатся три имени: генерала Василия Конинского, первого секретаря горкома партии Виктора Казначеева и первого секретаря горкома комсомола Игоря Калинского.

Пост № 1 стал одной из главных достопримечательностей города. В расположенном недалеко от Поста здании, где сейчас находится Центр военно-патриотического воспитания молодежи, на стенах – стенды с многочисленными фотографиями именитых людей. Здесь побывали видные деятели советского периода: председатель КГБ СССР, будущий руководитель страны Юрий Андропов, министр обороны СССР маршал Дмитрий Устинов, первый Президент СССР Михаил Горбачев; главы государств соцлагеря – Янош Кадор и Юмжагийн Цеденбал; известные руководители новой России – Сергей Степашин, Сергей Иванов, Сергей Миронов, Владимир Яковлев. Почетными часовыми Поста являются космонавты, среди которых Владимир Шаталов, Павел Попович, а также люди-легенды, такие, как Мелитон Кантария, водрузивший Знамя Победы над рейхстагом, или герой Сталинграда Яков Павлов. В музее можно увидеть и письмо Генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Брежнева юнармейцам и теплое напутствие Президента России Владимира Путина... И практически на всех снимках рядом с ними – Игорь Калинский. Он был душой этого Поста, его вдохновителем и организатором, ему и приходилось чаще других выступать в роли радушного хозяина.


Ю. В. Андропов, М. С. Горбачев и И. В. Калинский у Огня Вечной Славы


В должности первого секретаря горкома комсомола он проработал до декабря 1975 года, после чего был приглашен в аппарат Ставропольского горкома партии, который в то время возглавлял В. А. Казначеев, на должность заведующего отделом административных и торгово-финансовых органов. От подобных приглашений не отказывались.

На этом моменте стоит остановиться чуть подробнее, так как очередной, казалось бы, успешный шаг вверх по служебной лестнице для Игоря Васильевича стал началом драматических событий, о которых он даже спустя много лет вспоминает с болью.

Последние годы его работы во главе городской комсомольской организации совпали с пребыванием здесь на посту первого секретаря Пятигорского горкома партии Ивана Сергеевича Болдырева – человека сильного, жесткого, порой излишне категоричного. Его отношения с Калинским складывались неоднозначно: все вроде было хорошо, но прежней легкости и свободы действий Игорь Васильевич не ощущал. На предстоящий переезд Калинского в Ставрополь Иван Сергеевич отреагировал неодобрительным: «Не езди». Однако Калинский поступил по-своему, что ему потом и не простили.

Ставрополь вспоминается Калинскому бесконечной чередой планерок, заседаний, поездок на строительные площадки, колхозные поля – напряженной работой с раннего утра и до позднего вечера, деловой ритм которой, как всегда, задавал В. А. Казначеев. Тогда здесь строили универмаг, детскую больницу, хлебозавод, магазины. Калинский с энтузиазмом окунулся в гущу дел, принял активное участие в налаживании сети снабжения краевой столицы овощами и мясомолочными продуктами.

Работа Калинскому нравилась. Он вообще умеет хорошо и азартно работать на любом вверенном ему участке, придавать любому делу новый импульс и зачастую даже новый смысл. В краевом центре все вроде бы складывалось благополучно, кроме одного. Калинский почти два года жил в гостинице, на выходные уезжая домой, в Пятигорск, где ждала его семья: жена с маленьким сыном и прикованная к постели бабушка. Не стал для него якорем и полученный ордер на трехкомнатную квартиру: Калинский два месяца проносил его в кармане, а потом сдал вместе с заявлением о переводе из горкома партии. И хотя в Ставрополе ему предложили несколько интересных мест работы, он решил вернуться в родной город управляющим ВАО «Интурист» по Ставропольскому краю.

Вот конкретное дело, за которое он должен отвечать сам, которое доставляло ему удовольствие, занимало все его мысли. Огромное хозяйство «Интуриста» поглотило его безраздельно: гостиницы, рестораны, кафе, станции техобслуживания, прачечные, строительные бригады. А еще туристы, зарубежные делегации, экскурсии. Хлопотно, напряженно и безумно интересно. Рабочий день Калинского по-прежнему начинался в шесть утра и заканчивался иногда к полуночи. О выходных зачастую приходилось забывать. Жизнь кипела, строились планы. И вдруг...

Его вызвали на парткомиссию: дескать, поступил сигнал от общественности. Люди старшего поколения помнят, что означал подобный вызов «на ковер», и поймут удивление и тревогу Калинского. Он пришел. Предстал перед суровыми очами товарищей по партии. В вину ему поставили обмен двухкомнатной квартиры на трехкомнатную.

Сегодня, конечно, это звучит дико, но в те годы подобное «самоуправство» (обмен без согласования с партийными органами!) грозило серьезными последствиями. Калинскому пришлось оправдываться и объяснять, что «двушка» стала тесновата для него, жены, подросшего сына и больной бабушки, за которой требуется постоянный уход. Вот он и «позволил» себе обменять свою двухкомнатную квартиру на третьем этаже новостройки в тихом районе города на трехкомнатную, но на первом этаже старого дома на шумной улице.

На первый раз Калинскому «преступление» простили. Но не успел он перевести дух и взяться за работу, как последовал новый вызов на парткомиссию. Вновь сигнал от «доброжелателей». Сколько сил, здоровья, нервов отнимают эти блюстители общественной нравственности, сколько полезного и нужного для добрых дел времени!

Сигналы, разумеется, не подтвердились. Тем не менее Калинского решили наказать: сверху требовали принять суровые меры, раскрутить «персоналку» по полной программе. Не учли одного – мнения коллектива ВАО «Интурист». Люди, видевшие Калинского в работе, знавшие его деловые качества, уважавшие его за человечность и отзывчивость, не отдали своего руководителя на растерзание: соблюли форму, проголосовав за обычный устный выговор, – и все!

Игорь Васильевич и сегодня с благодарностью вспоминает своих бывших сослуживцев, которые тогда нашли в себе мужество проигнорировать принятие столь явно требуемого решения. По тем временам это был поступок. Впрочем, порядочность во все времена требует мужества.

Кажется, зачем так подробно вспоминать те давние, незначительные и, в общем-то, малоинтересные для широкой публики факты? Но если представить, сколько страданий они причинили человеку, с раннего детства привыкшему отдавать всего себя городу, работе, людям… Чье имя было на слуху, чей авторитет был заслужен честным и напряженным трудом в течение многих лет… Кому пришлось отстаивать свое доброе имя и уважение окружающих… Кто знает, сколько за этим стоит бессонных ночей и тяжелых размышлений, сколько зарубок осталось на сердце?!


На встрече Н. Михалкова с кинозрителями. 2003 г.


Вина Калинского не была доказана, но в горкоме партии приняли решение о переводе его на другую работу. Мнение коллектива «Интуриста», возражения самого Игоря Васильевича во внимание не приняли. Его перебросили на торгово-закупочную базу конторы «Курортпромторг». Вот где можно сломать себе шею, ведь это было время тотального дефицита!

Завязав себя в узел, Игорь Васильевич вышел на новую работу, начал разбираться в незнакомом для себя деле. Можно много писать о последовавших вскоре нововведениях на ТЗБ, о разработанной Калинским системе материального и морального стимулирования коллектива, о привлечении поставщиков, о выполнении, а вскоре и перевыполнении плана товарооборота. Лучше сказать о том, что опыт возглавляемой Калинским ТЗБ был «рекомендован для изучения и распространения во всех торгующих организациях городов-курортов РСФСР». Самому Игорю Васильевичу предложили крупный пост в московском министерстве, место на кафедре столичного института торговли. А в родном городе… сняли с работы! Решение, повергшее в шок как Калинского, так и коллектив ТЗБ. Оттуда потянулись в горком партии ветераны и активисты ТЗБ с просьбами не трогать их руководителя. Бесполезно. Его перевели на другую работу.

Этот мягкий интеллигентный человек с открытой доброжелательной улыбкой на самом деле, видимо, обладает удивительной стойкостью и волей. Ведь многие от подобного прессинга ломались, превращались в серых, безынициативных работников, этаких послушных болванчиков, частенько спивались. А Калинский именно в это время в Москве защищает диссертацию на соискание ученой степени кандидата экономических наук.

Да и недоброжелателей в таких случаях хватает. Ведь если человек успешен, если карьера дается ему легко, недобрая людская молва, которая всех судит по себе, сразу назовет «рецепт» этого успеха: «мохнатая лапа», надежная «крыша» или еще что-то в этом роде. И лишь нависнет тень над таким везунчиком, у нее наготове расхожая мудрость: дыма без огня не бывает...

Конечно, время все расставляет по своим местам, но пока наступит этот момент истины, сколько случится инфарктов, сколько будет загубленных жизней, выжженных душ...

Игорь Васильевич умеет держать удар. Бесследно ничто, конечно, не проходит, но об этом знают только он и его семья. Калинский не озлобился, не ожесточился, хотя столкнулся с предательством некоторых коллег и друзей, которых любил, которым верил, но для которых отношение к Калинскому первого лица в городе оказалось определяющим. Увы, такова жизнь, законы которой Калинский постигал на собственном горьком опыте.

Прошли годы. Наступили новые, «перестроечные» времена, когда надобность в энергичных, перспективных и деловых людях стала наиболее острой. Вспомнили о Калинском. И назначили его директором объединения столовых № 1. Горожане с любопытством ждали, как теперь проявит себя Игорь Васильевич, который славился нестандартными решениями, оригинальными ходами.

И не ошиблись. Всю свою энергию, опыт и организаторские способности Калинский бросил на неперспективную и непопулярную сферу – школьное и студенческое питание. Все школы города и три института стали объектами пристального внимания его объединения. Дальше – больше. По результатам анкетирования тысяч пятигорчан в столовых города акцент с дорогих блюд сместился на более дешевый, но разнообразный ассортимент, выручка от которого взметнулась в несколько раз. И, наконец, благотворительные обеды.

К обездоленным люди относятся по-разному. Кто-то громко обвиняет во всем страну, правительство, время и ничего конкретного не предпринимает. Кто-то брезгливо не замечает протянутых за подаянием рук, раздраженно прогоняет от чиновных дверей надоедливых просителей. А Калинский уговорил предпринимателей спонсировать обеды для стариков, малоимущих, одиноких и несчастных людей, для которых тарелка горячего супа в то смутное время была спасительным благом.

Были у Игоря Васильевича и другие планы, в которых доброта и милосердие занимали не последнее место. Нарушила их приватизация. Объединение стало «рассыпаться» на частные кафе и столовые. О единой системе общественного питания в городе пришлось забыть.

Конечно, настигало Калинского и отчаяние. Но удивительная работоспособность, пытливость ума и идеализм этого, в общем-то, практичного и делового человека всегда помогали ему двигаться вперед и не впадать в уныние. И еще семья.

В своем сиротливом детстве обделенный полноценной и заботливой семьей, Калинский мечтал об уюте и тепле домашнего очага. С будущей женой он познакомился во времена комсомольской юности. Она была секретарем горкома ВЛКСМ, так же, как и он, пропадала на работе, бесконечных заседаниях и мероприятиях. Трудно сказать, в какой момент Игорь Васильевич приметил кареглазую симпатичную девушку, когда стал выделять ее из толпы. Около него, молодого вожака городской комсомолии, всегда были воздыхательницы, да и вокруг нее вились многочисленные поклонники. Но совместная работа сблизила их, подружила.

Несколько лет Светлана Погребинская и Игорь Калинский прятали свои чувства от себя, потом от других. Пожениться они почему-то долго не решались. Но однажды в Москве, куда совпали командировки обоих, они поняли, что их тайна – секрет полишинеля. Общий друг – известный пятигорский художник Владимир Кузнецов не выдержал и спросил за ужином: «Свадьба-то когда?» На неожиданный вопрос Калинский ответил, не задумываясь: «Поженимся в день рождения комсомола».

Этот день много значил в судьбе каждого из них. Застолье было широким, веселым, хлебосольным. Кто знал, что многие из гостей, дружно поднимавших бокалы за здоровье молодых, очень скоро при встрече будут трусливо отводить глаза от своего ставшего вдруг опальным друга?..

С женой Калинскому повезло. Она стала для него заботливым и внимательным другом, надежной опорой. Дни невзгод они переживали вместе, как и дни радости. Калинский гордится успехами жены: Светлана Леонидовна много лет проработала в филармонии, потом возглавила краевой Театр оперетты. Произошло это в самый трудный период массового упадка учреждений культуры. Всего за несколько лет в результате упорной работы она вернула театру былые славу и благополучие.

Их гордость, их любовь, их постоянные думы – сын. Олег Калинский оправдал почти все надежды. С 15 лет живя вдали от родителей, самостоятельно, вопреки досужим разговорам, строя свою жизнь и карьеру, он добился значительных успехов в учебе и работе. Попав в рамках образовательной программы в Америку, проучившись там несколько лет, он стал одним из лучших студентов США. Мальчик жил в чужой семье, в чужой стране, подрабатывал на карманные расходы мытьем посуды в кафе, чистил дворы от снега. Порой ему было трудно – до боли в сердце, до закипавших на глазах слез. Но Олег не жаловался родителям, оберегал их от лишних волнений и тревог. Лишь чаще звонил домой, чтобы услышать в трубке родные голоса. Тогда ему становилось легче.


На V съезде ВПП «Единая Россия»: И. Калинский, Ю. Тыртышов,
Ю. Васильев. Москва, 2004 г.


Сегодня Олег Калинский – кандидат экономических наук, имеет три высших образования. Работал в Москве, в Департаменте промышленной инновационной политики в металлургии Министерства промышленности, науки и технологии РФ, сейчас занимает должность заместителя генерального директора по торговой политике и взаимодействию с органами государственной власти ООО «Газметаллпроект». Много ездит по зарубежным странам, долгое время жил в Лондоне. Но где бы он ни был, чем бы ни занимался, он всегда возвращается в Пятигорск, чтобы обнять отца или поздравить мать с очередной премьерой.

Судьба не единожды испытывала Игоря Васильевича на прочность, не раз круто сворачивала с твердо набитой колеи. Очередной вираж случился в воскресный день 22 марта 1998 года. В доме Калинского зазвонил телефон, и его соединили с главой города Юрием Васильевым. «Можете подойти к администрации?» – «Через полчаса буду!»

Юрий Викторович, предложив Калинскому прогуляться по городу, завел серьезный разговор. Услышанное было столь неожиданным и лестным, что Игорь Васильевич растерялся. Мэр предложил ему возглавить экономику и финансы города. Да-а, было о чем задуматься!

Ночь была тяжелой и бессонной. Калинский откровенно сомневался: стоит ли вновь втягиваться в орбиту высоких властных структур, которые бывают столь беспощадными и несправедливыми? Былые обиды всплывали в памяти, отдаваясь болезненными уколами в сердце.

В понедельник утром не успел Калинский переступить порог зала заседаний, как глава города представил его в качестве своего заместителя. Началась новая жизнь.

Игорь Калинский всегда был пятигорчанином – душой, сердцем, мыслями. Он любит этот город, считает его лучшим, родным. Во имя его процветания и благополучия он трудится всю свою сознательную жизнь. Трудится много, яростно, честно, отдавая свои способности, энергию, профессионализм. Ему поступали предложения уехать в Ставрополь, Москву, но он остался верен симпатичному уютному городку у подножия овеянного легендами Машука.

В сферу профессиональной деятельности Калинского входило множество вопросов: здравницы, промышленные предприятия, сервис, банки, коммунальное хозяйство, рынки и многое другое. На нем лежало исполнение бюджета – все последние годы сложного, очень напряженного. Старались не только выжить в рыночных условиях, но и нормально развиваться. Пережили многое: теракты, наводнения, бурные социальные, экономические и политические реформы.

На Пятигорск смотрели как на город экспериментов, хороших начинаний, передовых идей. Он одним из первых перешел на казначейское исполнение бюджета. Укрепил побратимские связи с Болгарией, Германией, Грецией, США. Стал местом проведения фестивалей малых городов России. Дважды завоевывал призовые места в стране по благоустройству и чистоте. Здесь проходило множество крупных всероссийских совещаний по различным вопросам, международных миротворческих и научных конференций.

И, как всегда, рабочий день Игоря Васильевича начинался рано, а заканчивался...

В Калинском поражает доброжелательность к людям. Это самое трудное для чиновника: несмотря на чрезмерную занятость, на охватывающее порой раздражение, выслушивать посетителей, стараться им помочь. Его стол всегда «украшало» множество записок с просьбами, напоминаниями, адресами. Люди приходили в кабинет, встречали на улице, звонили домой. И он терпеливо всех выслушивал, пропуская через себя чужие слезы, проблемы, жалобы. Может быть, эта деятельная способность сопереживать привела Игоря Васильевича к необходимости занять активную позицию в общественной жизни города и страны. Калинский стал секретарем Пятигорского отделения ВПП «Единая Россия». Игорь Васильевич долго присматривался к «единороссам», прежде чем вступить в их ряды. Все не мог забыть, как в начале 90-х годов нашел в своем почтовом ящике конверт, в котором лежала его учетная карточка. Таким вот незатейливым образом КПСС равнодушно сообщила Калинскому и миллионам других коммунистов об их внезапной беспартийности – самораспустилась, никого не спросив. Игорь Васильевич, кстати, свой партбилет так и не сдал.


Генрих Аверьянович и Галина Михайловна
Боровики считают Кавминводы
своей второй родиной


В «единороссах» он увидел центристскую партию прогрессивного толка, партию конкретных программ. Ему глубоко импонируют ее лидеры – Борис Грызлов, Сергей Шойгу. Калинский был делегатом всех пяти съездов партии «Единая Россия». Понятны программа и цели «ЕР», близкие по духу президентскому курсу, на который он возлагает большие надежды. Калинский верит, что когда-нибудь в России наступит светлый, счастливый период жизни, и своей работой, своей преданностью людям и делу пытается его приблизить. Его страшно возмущает небрежно роняемая в каком-либо шоу фраза: «В этой стране...» Для Калинского и таких, как он, Россия – «наша страна» всегда.

В одной журнальной статье трудно описать шесть сумасшедших лет работы на посту заместителя главы города. Дел было множество, множество было и планов. За эти годы ему Указом Президента Владимира Путина было присвоено звание заслуженного работника торговли Российской Федерации.

В 2004 году в связи с избранием в Государственную Думу России оставил должность главы города Юрий Викторович Васильев. Прошли внеочередные выборы мэра и смена лидера, что внесло нежданные перемены и в жизнь Игоря Васильевича Калинского. К руководству городом пришла новая команда, новые люди. Произошла естественная смена власти.

Что бы ни говорили, с поста заместителя главы города Калинский ушел сам: после долгих и взвешенных раздумий он написал заявление об увольнении и сложил свои полномочия.

Впервые в жизни он чуть ли не три месяца был вдали от городских дел, суеты, от обычных для него буден. Переживал? Наверное. Сожалел? Неизвестно. Но утешало его одно: телефон в доме не молчал, двери не закрывались, люди на улице не отворачивались. А еще радовали поступавшие со всех сторон весьма престижные и солидные предложения о работе. И вновь Калинский не решился покинуть родной город, отклонил и Ставрополь и Москву.

Сегодня Игорь Васильевич, как всегда, бодр и энергичен, полон новых идей и планов. Он стал одним из руководителей известной в крае строительной фирмы «Аксон», чьи интересные архитектурные проекты занимают первые места на российских конкурсах. «Аксон» строит комфортные квартиры, в основном, для людей среднего достатка и элитное жилье. Но именно «Аксон» взялся за реализацию программы доступного жилья и переселения людей из ветхого фонда.

От одной только мысли, что кому-то в этом мире он может помочь, облегчить существование, наладить быт, генеральный директор фирмы «Аксон» становится счастливее. В этом весь Калинский...¶

Елена Куджева