Сайт создан при поддержке Общественной палаты РФ
 

 


В октябре этого года ушел из жизни Николай Павлович Лобжанидзе. Человек, чья утрата невосполнима не только для его родных и близких, но и для Кисловодска в целом. Он был душой этого города, его совестью и гордостью.

Судьба Николая Лобжанидзе удивительна, масштаб личности поразителен. Оставшись сиротой в четыре года, он сумел не только не потеряться в жизни, но и стать примером для множества людей, которые так или иначе соприкасались с ним. Его любили друзья, коллеги, многочисленные знакомые — за доброту, бескорыстие, величие и широту души. Его стойкости, мужеству, его благородству удивлялись даже недруги. Последних было немного, но они сыграли трагическую роль в судьбе этого талантливого и яркого человека, чья жизнь, безусловно, должна была сложиться иначе.

Николай Лобжанидзе был очень совестливым и благодарным человеком. Признательность близким, принявшим участие в его судьбе, желание самостоятельно зарабатывать на хлеб заставили рано проститься с детством. Всю свою жизнь он работал не покладая рук, набирался опыта и мастерства, которые впоследствии вызывали восхищение и удивление окружающих. Профессия повара в их семье была традиционной, но Николай Павлович придал ей особый блеск, превратил в искусство. Врожденное чувство вкуса, красоты и огромное трудолюбие выделили его из среды коллег, а великолепные организаторские способности превратили маленького подмастерья в известного и уважаемого руководителя. Николай Павлович работал шеф-поваром в нескольких престижных санаториях, а затем стал управляющим сначала ессентукского, а потом и кисловодского трестов столовых и ресторанов.

Николай Лобжанидзе по сути своей был созидателем, творцом. Построенные им в Ессентуках рестораны и кафе «Олимпия», «Парус», «Легенда», «Застава», «Русский двор», кисловодский «Театральный» поражали современников оригинальными интерьерами и изысканной кухней. При нем появились первые в регионе варьете и шведские столы. Все это пользовалось огромной популярностью у жителей и гостей Кавминвод. За добросовестный труд и выдающиеся заслуги Николаю Павловичу было присвоено звание заслуженного работника торговли РФ. К нему за опытом приезжали из всех уголков Советского Союза, его хорошо знали в правительственных кругах Москвы.

Самое удивительное, что ни известность, ни растущий авторитет, ни широкие возможности не изменили этого человека. Николай Павлович до конца своих дней оставался искренним, добрым и абсолютно бескорыстным человеком. О его щедрости и великодушии ходили легенды. Лобжанидзе никогда не делал различия на чины и должности, ко всем людям относился уважительно и деликатно. Люди платили ему ответным почтением и искренним восхищением. По словам друзей, перед Лобжанидзе одинаково снимали шляпу и дворник, и официант, и партийный чиновник.

Заслуженный работник культуры России Борис Розенфельд вспоминает: «Сейчас принято говорить о толерантности, то есть терпимости к людям других национальностей. Лобжанидзе не был терпим, он был просто интернационален по сути своей. Сотни людей принимал на работу, ориентируясь не на документы, характеристики и рекомендации, а чаще всего на интуицию. Для него совершенно не имело значения, кто перед ним — татарин, еврей, калмык, русский, главными были понятия хороший человек или плохой. Причем он очень тонко чувствовал людей и почти никогда в них не ошибался».

В одном из номеров журнала «Мужской характер» подробно описывалась судьба Николая Павловича Лобжанидзе (№ 6 за 2006 год). Тот трагический излом, потянувший за собой предательство, малодушие и жестокость людей, из-за которых на него и его близких обрушились великая беда и великие испытания. Николая Лобжанидзе попытались сделать разменной монетой в нечистоплотной игре московских политиков. В ход были пущены шантаж, угрозы, силовое давление. От него требовалось единственное — преступить законы совести, морали и чести. А они для Лобжанидзе были превыше всего. И поэтому его преследователи просчитались. Этот мягкий, добрый и великодушный человек, чьи заслуги перед Ставропольским краем были неоспоримы, оказался крепче камня. Он предпочел пожертвовать своим благополучием, спокойствием родных и близких и пройти все круги ада, шесть страшных и тяжелых лет провести в заключении. Провести достойно, молча, сцепив зубы и сжав кулаки. Но даже там, где Лобжанидзе уж никак не должен был оказаться, даже там, среди людей отверженных, с изломанными, искалеченными судьбами, озлобленных и ожесточенных, он сумел отстоять и свою жизнь, и свою честь, и свое доброе светлое имя. Уважительное «Палыч» навсегда закрепилось за этим гордым, красивым и сильным человеком. Сильным прежде всего духом.

Еще раз хочется процитировать слова Расула Гамзатова, дружившего с Николаем Лобжанидзе: «Даже в самые тяжелые времена он не предал ни друга, ни недруга, ни врага. Проявил настоящий мужской характер. Он — мужественный человек, а мужество — это наивысшее проявление человеческого духа».

А вот как охарактеризовал те трагические события бывший руководитель управления КГБ Ставрополья Эдуард Нордман: «Мужество Лобжанидзе спасло от позора десятки, а может быть, и сотни честных людей в крае. Ни они, ни их семьи даже не подозревают, от какой беды их спас Николай Павлович. Не прояви он стойкость и порядочность, и волна репрессий на Ставрополье была бы неминуемой».

Благородство и честность требуют мужества и стойкости. Особенно, когда на чаше весов не слова и убеждения, а твоя собственная судьба, карьера, твое настоящее и будущее. Лобжанидзе прошел проверку на прочность и доказал всем, что он был и остался настоящим Человеком, настоящим Мужчиной.

Говорят, Николай Павлович обладал богатырским здоровьем, практически никогда не болел. Занимался спортом, совершал ежедневные пробежки по терренкуру, играл в баскетбол. Был крепок телом и духом. Только вот сердце… Оно так и не оправилось от нанесенного когда-то удара — подлого и, как оказалось, смертельного. Невидимая глазу рана за все эти годы так и не зажила.

Лобжанидзе не показывал людям свою обиду, не жаловался на судьбу. Только не смог забыть причиненного «правосудием» оскорбления, не смог стереть из памяти несправедливости и клеветы. Привыкший дорожить своим именем, своей незапятнанной репутацией, он жаждал громкой реабилитации, публичного раскаяния о содеянном, ждал извинений. Но беспощадная репрессивная машина «правосудия» не выдала своих «героев»; отмолчался также человек, который своим восхождением на политический Олимп страны, своим благополучием и карьерой был обязан Николаю Лобжанидзе. Предав однажды, он, видимо, предпочел забыть это «досадное недоразумение».

Лобжанидзе был очень гордым человеком, не умел кланяться и просить. Привыкший служить честно, он не умел прислуживать и лицемерить. Не давал пустых обещаний и не бросал слов на ветер. Был сострадателен и щедр — на доброту, на участие, на милосердие и любовь. Он любил свой город, старался украсить его своим трудом и талантом, стремился наполнить жизнь окружающих радостью и красотой. Ему это удалось, как никому другому. Все, что он построил, до сих пор служит людям. А сколько он мог сделать еще! Он, привыкший не брать, а отдавать.

Очень жаль, что Николай Лобжанидзе, человек замечательных организаторских и человеческих качеств, вдруг оказался невостребованным в родном Кисловодске. Непростительная ошибка. Он говорил друзьям, что ему больно и горько наблюдать за изменениями, происходящими с когда-то респектабельной здравницей, прославленным на весь мир курортом. Друзья уверены, что, возглавь он в свое время администрацию города, и многое было бы поправимо.

Проводить Николая Павловича в последний путь приехало множество людей — из Грузии, Дагестана, ближайших республик, из Ставрополя, Ростова, Москвы. Женщины и даже многие мужчины не скрывали слез. «Эта утрата невосполнима. Без него земля обеднела, обеднел город», — говорили люди.

Это был красивый, мужественный, глубоко порядочный и чистый человек. Доброта и благородство его сердца согрела множество людей. Память о нем светла, горе от потери искренне.

Коллектив журнала «Мужской характер» приносит глубокие соболезнования родным и близким Николая Лобжанидзе, глубокие соболезнования всем кисловодчанам.

Елена Куджева

 

Вернуться назад

Купить или забронировать горящие путевки в санатории Ессентуков, Железноводска, Кисловодска, Пятигорска, отдохнуть в санатории КМВ вы можете здесь.