Сайт создан при поддержке Общественной палаты РФ
 

 


Он — автор самых ярких общественно-политических ток-шоу «К барьеру» и «Воскресный вечер», модный писатель, популярный телеведущий. В чем секрет такой необычайной востребованности и успеха Владимира Соловьева? Судя по всему, в органичном соответствии своему месту, обществу и времени. Парадоксальный и убедительный, Владимир Соловьев имеет в своем багаже не только характер и интеллект, но и свой собственный голос, отличную от других интонацию. О чем бы ни говорил телеведущий, его слова всегда цепляют за живое. Недавно Владимир Рудольфович побывал в Пятигорске и встретился со студенческой молодежью. И хотя главным поводом для приезда была предвыборная агитация, разговор получился буквально обо всем. При этом самый реактивный из бомбардиров российского телевидения не стеснялся в нелестных оценках и выражениях. Впрочем, судить вам…


Про гражданскую ответственность

— Представьте себе муравейник. Что случится, если муравьи решат: «Да пошла эта соломинка к чертовой матери. Не будем ее тащить». Только один гигантский муравей скажет: «А я буду». Да хоть два. Они все равно ее с места не сдвинут. Работают только большие числа. Муравьев должно быть много, и они должны постоянно делать странную, тупую, непонятную работу. Вот примерно так и существуют государство и власть. Как ни странно, но жизнь муравейника зависит от движения каждого отдельного муравьишки. Правильно сказал Сергей Шойгу: «Если человек не выбирает свою власть, то у него нет морального права с нее что-то требовать». Мы же всегда недовольны, но при этом перекладываем свою личную ответственность на государство. На самом деле каждый из нас может сделать Россию совершенно другой страной — лучшей, чем сегодня, сильной, цивилизованной, справедливой и красивой. Для этого уже достаточно честно работать и честно жить. Вы знаете, есть два варианта развития России. Первый — мы возьмемся за ум и начнем действовать. Второй — прилетят инопланетяне и наведут порядок. Причем второй вариант мне кажется гораздо более реалистичным, потому что у нас чудовищно аморфная страна. Населению каким-то образом сумели внушить, что любые попытки самоорганизации чреваты погромом, а самодисциплина — диктатурой. Поэтому надо опустить руки и тихо разлагаться. Нет! Все равно нужно пытаться идти по первому пути. Иначе мы получим настолько жесткое социальное расслоение общества, что мало не покажется. Будет два лагеря — Рублевка и весь остальной народ.


Про пессимизм и пофигизм

— Тут есть еще один очень важный момент. Мы живем с вами в стране колоссального пессимизма, это наша отличительная национальная черта. Едим утром тортик и думаем: «А вечером все равно понос». Мы уверены в том, что от нас ничего не зависит, все продажно, все только за деньги. Но это сравнимо с психологией «зачем утром просыпаться, если все равно умирать». Как в самом моем любимом анекдоте, который описывает отношения народа и власти. Мужчине отрезало трамваем голову. Она лежит, а тело суетится, носится, туда-сюда бегает. Голова кричит ему: «Я здесь!» а потом: «Что же я кричу, уши-то на мне». Чтобы голова встретила туловище, необходимо, чтобы оно прекратило бегать, как куренок, и пошло навстречу голове.


Вот многие говорят: «Я против всех, поэтому голосовать не пойду. Была графа в бюллетенях «Против всех», так убрали, гады». Но где вы видели, чтобы в Думе двадцать процентов кресел было с надписью «Против всех», чтобы там никто не сидел? И представьте себе, что будет в стране, в которой нет закона. Жизнь остановится. Кстати, даже выдающиеся деятели русской интеллигенции работали в структурах власти: Салтыков-Щедрин, Горчаков, Пушкин, Лермонтов, Толстой… Я вам скажу так. Вот для меня лично нет партии, за которую я могу голосовать. Но я все равно голосую — по принципу наименьшего зла.


Про президентов, которые с партией едины

В ответ на вопрос из зала: «Как вы относитесь к тому, что Владимир Путин возглавил список «Единой России», то есть поддерживает партию, которая и так сильна? И где же в таком случае демократия?», Соловьев рассмеялся:

— А что, ему нужно было вступить в партию любителей пива? Ну нельзя же придумать партию за оппозицию! Ее что, должны выпестовать в Кремле, профинансировать, дать телевидение и преподнести ко всему прочему Президента РФ на блюдечке? Бред собачий получается. Нормальная оппозиция растет не благодаря, а вопреки. Но президент обязан быть партийным, а партии — его выдвигать. У нас же глава государства никак не связан с политической системой страны. Вот представьте себе ситуацию. Приходит молодой человек на выборы и говорит:
— Я хочу стать президентом!
— А вы кто?
— Я? Этот. Ну этот. Да этот я!

Смешно? Разве президенты европейских стран и США беспартийные? Только партийные! Потому что лишь в этом случае глава государства начинает отвечать за свои действия, а не сваливает вину на министров и плохой парламент. По большому счету, с подачи Путина мы с вами строим западную модель демократии, где у президента появится новая плоскость ответственности — партийная.


Про личное отношение к Путину

— Путин впервые говорит: «Я беру на себя ответственность за достижения и просчеты не только свои и своей администрации, но и партии, которая меня поддерживает». Впервые президент жертвует своим рейтингом, чтобы создать нормальную политическую систему в стране. В отличие от Ельцина, который говорил: «Во всем виноват Чубайс, вот какая загогулина». Царь Борис не знал, где какие партии и зачем они, сдавал всех людей вокруг себя и был над всеми. В отличие от Ельцина и других престолодержателей, Путин не говорит, что президент есть наше все. Он впервые в истории России опускает сакральную должность главы государства до уровня обычного госслужащего. Еще мне здорово импонирует то, что Путин принимает решения сам, в отличие от руководителей близлежащих государств. Те едут советоваться в Вашингтон или Брюссель, а Путин выходит и говорит со своим народом.


Про оппозицию, которая в одном месте…

— Есть ли у нас в стране нормальная оппозиция? Нет. Она шумит, визжит, а сама устроилась в таком теплом местечке, что честным гражданам и не снилось. Настолько, кричат, Россию любим, что силы нет, разрешите к казне припасть устами. Я говорю Жириновскому, Зюганову и прочим: «Слушайте, ребята, вы уже столько лет в Думе, для вас это колоссально выгодный бизнес: бешеные зарплаты, квартиры, машины, дачи, бесплатные поездки по стране. Вы не демократы, вы — олигархи от оппозиции. А когда у вас спрашивают: «Что вы делаете?», в ответ: «А от нас ничего не зависит». Хватит болтать, пойди сделай.


Да и чем отличаются коммунисты от «Яблока» или «Справедливой России»? Они же вечно тасуются между собой, как карты в колоде. В майках должны бегать — с надписями, в какой они теперь партии. На выборах то воюют друг с другом, то целуются. А стыд у людей есть? Зачем они нам? Критиковать — это задача журналистов, задача представителей власти — работать. Лет через восемь, я думаю, этих партий уже не будет, образуется одна большая социалистическая партия левого толка, куда войдут КПРФ, «Яблоко», «Справедливая Россия». И правая партия — как «Единая Россия» — более прогрессивная, хоть куда-то двигающая страну. Между ними — осколок шутовского электората типа Жириновского. Мы идем к такой модели, и это правильно.


Про оранжевую революцию, которой не было

— Возможность оранжевой революции в России? Ну крайне низка. По той простой причине, что она полностью провалилась на Украине. Народ обманули. Одна мафиозная группа перехватила власть у другой, а народ как жил плохо, так и живет. Самой идеи оранжевой революции как таковой нет, чего никак не могут понять несогласные. Когда у народа что-то до сердца доходит, он выходит на улицы — и мама, не горюй! А здесь сколько денег ни вливай, сколько лимоновцев ни нанимай, сколько «группу поддержки» ни перевози из города в город, а людей-то мало. Это идет не от народа. Понимаете, вот я привяжусь сейчас к голубому воротничку: «Что вы на себя голубое надели?! Да как вы посмели!» и начну человека доводить, донимать, долбить — завяжется бешеная драка. То же самое происходит и в стране. Моментально подключаются газеты, резво высылается ОМОН — и все, абзац, локальный конфликт. Психология провокации элементарна, в любом городе России можно при желании устроить вариант Кондопоги. На счет раз. И технологии все отработаны, знай плати по 300 рублей за «участие». Поэтому устроить шум можно, но результатов это не даст.


Про край наш, Ставрополье

За кадром — в небольшом интервью после лекции — Владимир Рудольфович был более сдержан в выражениях, хотя не менее категоричен в суждениях. Конечно же, первый вопрос к мэтру телевизионной аналитики был о своем — родном и наболевшем:

— Специфика нашего региона такова, что любой конфликт может быть чреват нехорошими последствиями. Здесь много аспектов — и противостояние двух ветвей власти и национальный вопрос. Как, по-вашему, не допускает ли федеральный Центр непоправимых просчетов на Северном Кавказе?


— Главный просчет федерального Центра в Ставропольском крае — это губернатор, который допустил такое положение дел. Люди нервничают, когда не чувствуют стабильности и уверенности в завтрашнем дне. Ставропольский край, как и любой другой, — это не плацдарм по изучению поведения людей, власть должна четко понимать, что на ней лежит гражданская ответственность. Если не справился — уйди с должности. А наличие противостояния в крае показывает, что власть больше волнуют политические вопросы, чем жизнь людей. Думать нужно только об одном — чтобы дороги были, чтобы свет был, чтобы люди были сыты и здоровы.


Конечно, в регионе допущен гигантский просчет, но не теория заговора. И никуда не деться, если угодно, это и есть демократия — не все решения принимаются быстро и так, как хотелось бы. Нельзя сразу взять и стукнуть кулаком по столу.


Про религиозную и этническую терпимость

Вопрос национальности человека, как оказалось, не играет для Владимира Соловьева никакой роли. Он сам — представитель еврейской диаспоры, чем гордится, а во время выступления может запросто обратиться к восточной красавице-студентке на ее родном языке.

— Национальность — это, знаете, как изюминка, что добавляет человеку знаний, культуры, самоуважения, гордости за свой народ. Но глупо хвалиться чистотой крови — это удел макаки-резус, как говорит Дмитрий Рогозин. На протяжении нескольких веков Россия показывала беспрецедентные образцы терпимости как в вопросах веры, так и в вопросах уважения к традициям. Именно поэтому позиция России в Средней Азии и на Кавказе была такой стабильной. Конечно, не обходилось без жестокости и насилия, продемонстрированных, скажем, генералом Ермоловым. Но вместе с тем Россия, метрополия умела награждать, любить, купать в золоте местные элиты и давать им возможность чувствовать себя равными. Гордость России была связана со своими гражданами, независимо от их этнических корней. Никого не волновало, что Жуковский — из турок, Лермонтов — из шотландцев, Пушкин — из эфиопов. Главное, что они верой и правдой служили России.


Про национализм — «идеологический сорняк, который растет на пустыре»

— Откуда тогда берется национализм? — задаю правомерный вопрос. — И почему межнациональные отношения стали предметом спекуляций в политической борьбе?


— В России нет государственной национальной политики, а национализм зачастую является ответом на кризис идеологии в стране. Когда государство уходит с идеологической арены, там моментально расцветает сорняк терроризма, которым является любая форма ксенофобских убеждений. При том, что сама власть у нас абсолютно не антисемитская. Ни президента, ни его окружение, ни саму Думу (за небольшим исключением) упрекнуть не в чем. Но вот на уровне конкретной идеологии и противостояния экстремистам — здесь, конечно, провалы. Нельзя власти заигрывать ни с одной группой общества. Какая разница, чеченец ты или татарин, закон должен быть единым для всех. Обострение национального вопроса в многонациональной стране всегда приводит к ее гибели. Государство цементирует чувство гордости людей за свою страну. А национализм — это, наоборот, ненависть ко всем окружающим.


Уинстон Черчилль как-то сказал: «В Англии нет антисемитизма, потому что англичане не считают себя глупее евреев». Националисты всегда ищут причину собственных неудач вовне. Ну хорошо, уничтожим всех кавказцев — что, лучше заживем? Никогда не получится. Надо искать следующих врагов. Сегодня не нравятся эти, завтра — другие, а послезавтра не будет единого государства Российского. Нет, не верю, не хочу верить, что наследники великой русской культуры, Третьего Рима, империи от океана до океана выродились в нищих духом ксенофобов. Не могу себе представить ни Моисея, ни Иисуса, ни Магомета, скорбящих о детях лишь после выяснения их национальности и вероисповедания.


Про отношение к профессии

Некоторые презрительно отзываются о журналистике как о второй древнейшей профессии. Меня заинтересовало, чем же она является для известного телеведущего?

— Если мне так скажут, то получат по морде. Потому что я не продажный и не боюсь в случае чего послать. Но нынешние журналисты всего опасаются, даже цыкать не надо, сами пытаются угадать и нащупать «линию партии». В таком случае надо уходить из профессии. Если ты в душе раб, то им и останешься. Кроме того, в журналистике началась болезнь самолюбования. Мы совершенно потеряли уважение к аудитории, считаем ее быдлом. Культуры нет. Журналистика перестала быть профессией культурных людей.

— А как бороться?


— Не надо бороться, надо просто называть вещи своими именами. Никакой корпоративной этики. У журналиста, как и у политика, этики быть не может. Только одно обязательство: перед своим читателем, зрителем, слушателем.


Про журналистскую ответственность

Отвечая на вопрос, в чем заключается роль и предназначение журналиста в обществе, Соловьев подчеркнул:

— У журналиста всегда должна быть профессиональная ответственность. Мы отвечаем за то, что говорим, пишем и какой месседж транслируем. Надо рассказывать о взятках, о продажности судей, о коррупции на самой верхушке власти, о бесконечных наездах, злоупотреблениях и подлости. Не в общем говорить, как все плохо, а указывать на конкретную персону. Все должны быть в зоне критики. Абсолютно все!


У меня, у моих коллег с радиостанции «Серебряный дождь» достаточно успешного опыта в такой работе. Я убедился на личном опыте, что журналистская деятельность все-таки влияет на события, персоны, общество. Так и надо, потому что иначе к власти придут законченные швондеры с шариковыми, либо люди, которые так и ждут, когда их за подлость возьмут на буржуинство в США. Важно не забывать, что мы — тот неприятный комар, задача которого постоянно зудеть над ухом и обращать внимание общества на то, что еще несовершенно.

Вот такой получился разговор. Однозначно, многие высказывания Соловьева шокируют, но, признаться честно, в стране не так уж много людей, которые позволяют себе такую откровенную оценку. И самое главное, что не только на словах.

Наталья Помогайлова

 

Вернуться назад

Купить или забронировать горящие путевки в санатории Ессентуков, Железноводска, Кисловодска, Пятигорска, отдохнуть в санатории КМВ вы можете здесь.