Сайт создан при поддержке Общественной палаты РФ
 

 


Вся жизнь этого человека — ежедневное, ежечасное самоотверженное служение. Богу, Отечеству, человеку. Куда бы ни привела судьба — во Святую Землю или на далекий латиноамериканский континент, в суровый, принизываемый северными ветрами Магадан или в «горячие точки» многострадального Северного Кавказа — всюду наш архипастырь всецело отдает себя служению. Такой характер у этого сына земли русской, что везде, среди самых разных народов он находит пути для исполнения избранного раз и навсегда долга. С молодых лет, когда призвала Родина в ряды Советской Армии, потом — на протяжении десятилетий, приняв священный обет. И даже возглавив одну из крупнейших и сложнейших в России епархий православной церкви, он сумел найти новые силы и включиться в напряженную деятельность в качестве члена Общественной палаты РФ. Таков духовный пастырь Кавказа — епископ Ставропольский и Владикавказский Феофан.

Сотни людей, хоть раз столкнувшись с этим неутомимым, сильным человеком, единодушно отзываются о владыке не только как об отце духовном, но и как об уважаемом и активном общественном деятеле, чутко откликающемся на все волнующие современников проблемы. Непререкаемый авторитет епископа Феофана, его государственное видение актуальных задач в Отечестве выдвигают его — по праву! — в число самых заметных, ярких, интересных фигур и среди иерархов церкви и среди общественных деятелей. Жители Ставрополья, Северной Осетии, Кабардино-Балкарии и других регионов Юга России убедились в неординарности этого характера с первых дней вступления владыки на кафедру епархии. С вполне понятным любопытством всматривались тогда люди в лицо нового архиерея, слушая его первые проповеди, радостно удивляясь легкости в общении, открытости людям. Уже через год епископ признается в одном из интервью: чувствую себя всей душой здешним, разделяю с Кавказом все его проблемы и трудности. А сегодня стало фактом, что ни одно сколько-нибудь важное событие на Северном Кавказе невозможно представить без участия владыки.

…Он родился в самой что ни на есть исконной Руси, в старинной Курской губернии, в трудолюбивой крестьянской семье. Только-только закончилась Великая Отечественная, страна начинала залечивать ее страшные раны, а уж курянам, известно, досталось от исторических битв в самой полной, самой горькой мере. Отец Андрей Егорович Ашурков прошел солдатом по фронтам, был ранен в грудь навылет, после госпиталя вернулся в строй и дошел до Берлина, заслужив боевые награды. Два его родных брата стали Героями Советского Союза! Вот такой замечательный род, сыны которого еще с Первой мировой приходили полными георгиевскими кавалерами. Обычные русские ребята. Из тех, кто во все века своей «простой» кровью омывал честь и свободу России.

Ивану, младшему в семье, дорога жизни выпала особая. Дорога, приведшая к высокому церковному служению. А началась она именно там, в родном доме, где и отец и мама Александра Ермолаевна передавали детям истинную веру, где каждый день начинался с молитвы, а потом был наполнен постоянным трудом. А на церковные службы ходили всей семьей в соседнее село за четыре километра. Владыка и сегодня хранит в сердце нежную любовь к родной курской земле и всегда, как только выпадает возможность, старается побывать в своем селе. Вот только возможности эти случаются редко, очень уж много дел у него здесь, на ставшем столь же родным Кавказе, который он успел полюбить и почувствовать. Люди, живущие здесь, оказались ему близки и понятны высокими нравственными качествами, преданностью Отечеству, доброжелательностью и миролюбием. С ними делит владыка все их чаяния.

Рабочий график главы епархии плотно заполнен заботами. Сегодня епископ общается с жителями Чечни, завтра его уже можно встретить в селениях Карачаево-Черкесии, а на следующий день — во втором кафедральном городе епархии — Владикавказе и, конечно, Беслане, где ждут его матери погибших детей… Оттуда — стремительный перелет в Москву, на очередное заседание Общественной палаты РФ или Священного Синода, а потом он выступает со страстным и мудрым словом на Совете Европы и вновь спешит на родину — на Кавказ. У него везде сотни друзей и соратников, и всюду его ждут.

Мы попросили епископа Ставропольского и Владикавказского Феофана ответить на ряд вопросов, интересующих наших читателей.

— Ваше преосвященство, одной из важнейших задач на Северном Кавказе всегда было и остается сохранение и укрепление мира и стабильности. Православная церковь вносит здесь свой особый вклад, используя свой авторитет и свои методы общественного влияния. Как бы вы оценили степень эффективности и роль церкви в решении этой задачи?


— Исторически сложилось так, что Ставропольская епархия несет особую духовную миссию, являясь форпостом православия на Юге России. Многонациональный и многоконфессиональный Северный Кавказ обладает уникальным многовековым опытом добрососедства народов, важной составляющей коего всегда было взаимное уважение к людям иной веры. Сегодня, после десятилетий политики государственного атеизма, церковь постепенно возвращает себе присущее ей исторически место в обществе, выполняя высокую миссию нравственного оздоровления нации. Вряд ли кто сможет оспорить благотворность этой роли. Конечно, она накладывает особую ответственность на нас, служителей церкви. Люди идут в храмы, слушают слово пастыря, обретая крепость души, уверенность в будущем. При этом православная церковь поддерживает добрые отношения со всеми традиционными конфессиями. В наших крупных общественных акциях — конференциях, просветительских чтениях, молодежных форумах — всегда принимают активное участие представители ислама, буддизма, иудаизма, с которыми мы находимся в постоянных контактах, сотрудничая в решении актуальных для региона задач. В совместном делании добра мы находим взаимопонимание, ибо всех нас объединяет одна цель: упрочение мира и стабильности в нашем общем доме — на Кавказе.


С мощами Иоанна Крестителя


— В последние три года вашей особой заботой стали дети и матери осетинского города Беслана, по-своему олицетворяющего современный облик Кавказа... Да вы ведь были в Беслане и в дни самой трагедии, на своих руках выносили ребятишек из взорванной бандитами школы.

— Знаете, я не мог поступить иначе ни как пастырь, ни как гражданин, ни как человек, да и можно ли спокойно смотреть на самое страшное — гибель детей?! Горе матерей Беслана не выразить никакими словами. А наш общий долг — постараться хоть немного смягчить их страдания. Эти мужественные женщины теперь стали для меня духовными дочерьми. Они приняли крещение, вместе со мною совершили паломническую поездку во Святую Землю, мы с ними молились в Иерусалиме у Гроба Господня об упокоении детских невинных душ. Я часто бываю в Северной Осетии и каждый раз обязательно встречаюсь с матерями, чтобы сказать им слова утешения. А недавно вместе с архиепископом Берлинско-Германским и Великобританским Марком мы открывали в Аланском Богоявленском женском монастыре реабилитационный центр для детей, пострадавших от теракта в Беслане, где ребята смогут обрести духовное укрепление и залечить психологические травмы. Должен сказать, что народ Северной Осетии горячо откликается на доброту и молитвы, не случайно здесь становятся традицией ежегодные массовые крещения, когда сотни мужчин, женщин, детей со всей республики по своей инициативе приходят к монастырскому озеру в Алагирском ущелье. Нынче мы в один день покрестили там более 600 человек — это ли не свидетельство духовного очищения?! Думается, такой духовный подвиг может стать примером для тысяч наших сограждан по всей России, коль уж мы говорим о ее духовном возрождении, о возвращении нации ее духовных святынь. При этом, вы правы, матери Беслана для меня как духовного отца — совершенно особая забота, и я буду с ними всегда, пока хватит сил, буду поддерживать их светом веры Христовой...

— Владыка, что для вас означают слова «мужской характер»? Какие черты ему свойственны?


— Мужской характер подразумевает твердость в поведении, логичность, четкость и последовательность мысли, воплощаемой затем в дела. Мужской характер — это верность в дружбе. Мужской характер — это беззаветная преданность Отечеству. Это о мужском характере в Евангелии сказано: выше нет той любви, чем душу свою положить за други своя. Мужской характер — быть выше мелких суетных интриг, уметь прощать, быть великодушным. Это тоже — воля, отличающая настоящего мужчину, опору и защитника.


Крестный ход


— Вы возглавляете одну из крупнейших православных епархий и, конечно, вам приходится решать немало задач, в том числе и административных. Церковь, как всякий большой организм, имеет свой, будем так говорить, рабочий аппарат, где служат люди, которых можно назвать и в своем роде чиновниками. Чем отличается чиновник церковный от чиновника светского?

— Если подходить формально — я тоже чиновник, администратор: я должен назначать людей, увольнять, спрашивать, следить за исполнением порученного. Кстати, слово «епископ» в переводе с греческого означает «надзиратель», «блюститель». То есть, имеется в виду именно «надзор» за всеми организационными сторонами епархиальной жизни. Но в отличие от светского чиновника церковный руководствуется в первую очередь евангельскими заповедями. Разумеется, наряду с нормами человеческого общежития и законами государства. А главная евангельская заповедь — возлюби ближнего как самого себя. И если в светском мире нередко приходится видеть, как люди бывают готовы чуть ли не стереть в порошок своего оппонента или конкурента, по-настоящему церковный человек, наоборот, с молитвой и смирением должен прощать слабости другим. Это очень важно — совмещать строгость и милосердие. А церковный служитель должен показывать в этом пример.

— И как вы подбираете кадры для епархиальных служб и подразделений — смотрите именно на эти черты?


— Конечно. Ведь уже сам процесс подготовки будущего священнослужителя начинается с беседы с молодым человеком, пришедшим учиться в семинарию. При личном собеседовании я внимательно смотрю: каков его внутренний мир, каковы истинные побуждения, приведшие в церковь. Цель — постараться понять, насколько он нравственно чист, здоров, крепок. А уже потом оцениваем образовательный уровень абитуриента. Что скрывать, бывает и так, что приходит человек талантливый, очень грамотный, эрудированный, но — гнилой в душе! Такому не место ни в семинарии, ни тем более в ряду духовенства. Но даже принимая людей на технические должности — у нас есть работники бухгалтерии, канцелярии, строители, водители — мы обязательно смотрим на нравственную сторону каждого. Причем, подчеркну, все наши сотрудники — верующие, православные, разумеется. Такова специфика деятельности церкви. Атеисту или человеку, исповедующему иную религию, многие решаемые церковью вопросы будут просто непонятны. А нам для выполнения наших задач нужны единомышленники, то есть люди, близкие по духу.

— Владыка, а какой у вас характер? Вы человек крутой? У вас под началом очень большой коллектив, и с каждым подчиненным нужно строить отношения...


— Я и сам думал об этом, поскольку стараюсь критически себя оценивать. Характер человека — в определенной степени данность от рождения, от природы. С одной стороны. А с другой стороны, характер, конечно, воспитывается. Если человек слишком подчинен внутренним эмоциям, его можно сравнить с необузданным конем, а такой конь, как известно, опасен. Мне кажется, у меня характер твердый, я не из простачков! Но важно, как это проявляется. Всегда отстаиваю свою точку зрения и свои жизненные позиции, не навязывая их никому, но и не поступаясь своей убежденностью. Являясь главой обширной епархии, с огромным количеством духовенства, стараюсь не давать волю чувствам в разного рода непростых ситуациях, которые случаются и в церковной жизни. Как говорят святые отцы: не торопитесь открывать рот, сначала обдумайте и только потом говорите. Еще есть на этот счет хорошая русская пословица — «Слово не воробей, вылетит — не поймаешь». Очень верные слова! Хорошо бы каждому этим руководствоваться.


Северная Осетия. Крещение


— О текущей деятельности епархии многие люди знают из средств массовой информации. А есть какие-то планы, пока еще не озвученные?

— Есть! Вы видели, что Ставропольская епархия проводит много серьезных мероприятий с участием большого количества приглашенных людей. Самый свежий пример — фестиваль православных журналистов Юга России, собравший нынешней осенью в Граде Креста много интересных личностей. Проходил он в арендуемых помещениях, что, как можно догадаться, далеко не всегда удобно. И вот если потребности в храмах с каждым годом удовлетворяются значительно лучше, десятки новых церквей открываются во всех территориях епархии, то настало время иметь в Ставрополе большой православный центр — с хорошим залом человек на 800, где бы могла собираться широкая православная общественность. В этот центр мы могли бы, например, пригласить театр с хорошей классической постановкой, а со временем, может быть, набрать и свою православную труппу. В этом центре могли бы периодически собираться православные журналисты и православные врачи, православные учителя и православные архитекторы… Чтобы у нас появился такой объединяющий интеллектуальный дом. Ведь епархия очень большая, охватывающая несколько республик, и в этот дом могли бы приезжать представители всех территорий Кавказа. Мне очень хочется сделать так, чтобы православная жизнь не замыкалась в стенах храмов на богослужениях, а стала по-настоящему широкой, привлекательной для всех слоев общества. Чтобы общество вернулось наконец к красоте и полноте православия. Известно: наша современная интеллигенция не приучена ходить в церковь, многие ссылаются на непонятность языка богослужений, длительность служб… Все это, в общем-то, объяснимо тем, что во времена атеизма прервалась естественная традиция, при которой каждый человек с младых лет вырастал, формировался именно как православный. Ломать традиции, понятное дело, легче, чем потом восстанавливать. Пожалуй, только новые поколения постепенно смогут осуществить это духовное воссоединение. А для нашего современника таким шагом к православию могут стать более привычные ему формы общения. Ну, например, хороший литературный вечер по творчеству Достоевского. Да в отечественной литературе много достойных имен. Я очень люблю русскую поэзию и думаю, что в этом владыка не одинок. Был такой замечательный, ныне забытый поэт Иван Никитин — почему бы не напомнить о нем? Как и о многих-многих других славных именах... Словом, создание такого общественного православного центра вполне созрело. В нем, кстати, должны быть своя хорошая библиотека, соответствующий набор фильмов, которые думающие люди могли бы вместе посмотреть и обсудить. Уверен, со временем этот центр способен привлечь и молодежь, у которой сегодня явно недостаточно возможностей самореализации.

— Владыка, в этой связи хотелось бы затронуть такой вопрос: серьезным культурным явлением и для многих потрясением стал фильм «Остров». Каково ваше мнение об этой картине?


— Замечательный фильм! Высокого уровня режиссура, чудные съемки. Но самое главное — создателям картины удалось проникнуться духом православного нравственного подхода к тем или иным поступкам человека. И показать этот тернистый путь души через покаяние — к очищению. Особенно запомнился адмирал-атеист, который поражен мерой покаяния человека струсившего, предавшего его, отдавшего его когда-то на смерть. И вдруг оказывается, что этот трус и предатель не где-то сам себе счастливо существует, нет — вся его жизнь проходит в великой скорби! В бесконечном самоотречении. И с другой стороны, как тонко и точно показана вершина этого покаяния: герой не просто умирает в конце, он уходит с миром в душе. Господь ведь не давал ему, грешному, смерти, пока он не получит прощения.

— Вас не шокировала сцена изгнания бесов из девушки, дочери адмирала?


— Нет, не шокировала. Таких сцен в жизни полно! Бесовщина, к сожалению, — реальный враг души. Авторы «Острова» весьма убедительно демонстрируют то, до чего бесы могут довести человека. Но!.. Важно не смешивать бесовщину с психическими расстройствами. А то ведь у нас довольно часто пытаются провести аналогию между психическим заболеванием и бесованием. Психическая болезнь проистекает из физиологического состояния организма. Заболевание души через бесовскую напасть гораздо сильнее и страшнее. Эти кадры в фильме — словно предостережение всем: не спешите общаться с бесовщиной, вот что может с вами случиться… Знаете, священнослужителям приходится в повседневной жизни сталкиваться с этими явлениями, помогать тем, кто подвергся этому влиянию и испытывает самые настоящие душевные муки. И вот в этой практике нашего духовенства самый тяжелый подвиг — вычитки, проводимые священниками. В городе Ставрополе верующие люди хорошо знают, как много трудится в этом направлении настоятель Успенского храма отец Павел Рожков, регулярно, каждый четверг, проводящий вычитки. И что мы видим? Не хочет бес смириться с духовным оздоровлением! И опять-таки через людей посылает священнику тягостное испытание, какое он сейчас с достоинством и кротостью претерпевает.


— В продолжение темы искусства, владыка, при том, что у вас практически не бывает свободного времени, и все же, я знаю, что вы любите и поэзию и музыку…

— Да, я очень люблю Моцарта, Чайковского, Бетховена, мне также интересны сочинения Скрябина, впрочем, к этому композитору отношение сложнее… Люблю хорошую русскую песню. В ней такая широта, глубина русской души, да и вообще очень много заложено такого родного, такого чистого, истинно прекрасного. И совершенно не переношу я то, что называют сейчас попсой. Если говорить о литературе, то ее почитаю как важнейший инструмент формирования личности. Меня порой спрашивают: где вы учитесь мыслить и говорить ясно, кратко, четко? У литературы! И всем советую: читайте классику, у нее научитесь лаконичности мысли и слога, правильности речи. Очень люблю Достоевского, много раз читал «Братьев Карамазовых». Его книги — непревзойденная лаборатория работы человеческой души. Пока не вижу никого, кто бы так проникал в глубины человеческой души. Трогают меня стихи Алексея Константиновича Толстого, особенно поэма «Иоанн Дамаскин». С юности восхищаюсь творчеством многих живописцев. В каждый приезд в Москву стараюсь обязательно зайти либо в Третьяковку, либо в Пушкинский музей. Но хочу заметить, что в художественный музей нельзя ходить «на экскурсию». Не надо бегать по залам, надо посмотреть самое большее четыре-пять произведений, постоять возле них, подумать… В настоящее искусство надо «вживаться», всматриваться: что хотел показать художник? Одна хорошая картина способна открыть целый мир. Всей жизни, наверное, не хватит, чтобы осмыслить «Явление Христа народу» Иванова… Музеи — это золотой фонд народа. Нередко только через музей мы можем прикоснуться к культуре и быту народа, истории Отечества нашего. Люблю и краеведческие музеи, помню наш районный маленький музейчик, где подростком разглядывал чучела разных зверей, это тоже свой особый мир — мир окружающей живой природы. А в годы служения на Ближнем Востоке с интересом знакомился с историческими музеями, например, в Египте целый месяц ежедневно бывал в богатейшем по своим древностям Каирском музее. Бывал, конечно, и у знаменитых пирамид, правда, никогда не заходил внутрь. И дело не в каком-то суеверии. Просто считал для себя невозможным суетное вторжение в неповторимый мир, созданный древними мастерами: если они так защищали эти усыпальницы, значит, не хотели никого туда допускать. Словом, на мой взгляд, пирамида Хеопса — это далеко не музей и требует к себе иного отношения.

— На ваш взгляд, отличаются в вашей пастве верующие женщины и мужчины?


— Конечно. Но сначала стоит сказать вот о чем: понятие «верующий человек» трактуют по-разному. Говорят: ходит в церковь, значит — верующий. А ведь верующий — тот, кто старается в своей жизни за норму своего поведения брать Евангелие, то, чему учил Христос, чему учит церковь, учат святые отцы. Веруют мужчины и женщины одинаково, но женщины более эмоциональны, восприимчивы, отзывчивы. Мужчина скупее в проявлении эмоций, в том числе и в выражении веры. Как правило, не будет выпячивать ее, если только он не ханжа какой-нибудь. Чему учит нас Евангелие? Прощать, делиться, отзываться на чужую боль, не судачить о ком-то за его спиной, не радоваться чужой беде или завидовать успеху. Вера — это образ жизни, который, я видел это не раз, постепенно накладывает отпечаток необыкновенной и всеми «читаемой» чистоты на лицо человека. Смотришь порой на простую бабушку, какое у нее лицо, особенно глаза — благородные! Или, бывает, встретишь мужика-крестьянина с истинно интеллигентной душой. И понимаешь, что интеллигент — это не тот, кто цитирует наизусть Пушкина...


— Владыка, вас знают не только как правящего архиерея епархии, но и как видного общественного деятеля, человека, неравнодушного к проблемам, волнующим современников. И потому многие с одобрением восприняли выдвижение вас в состав Общественной палаты и ваше активное участие в ее деятельности. Над чем сейчас вы работаете в Общественной палате, что вас беспокоит?

— Много внимания уделяем законодательной базе, чтобы принимаемые новые законы отвечали интересам народа. Например, касающиеся миграции, Трудового кодекса. Что скрывать, трудно пока еще живется в России. И Общественной палате важно влиять на формирование нормальной жизни. И главная задача — не кричать о согласии, а внести реально струю согласия в общество. Мы не раз видели, например, на Ставрополье, какое это нездоровое явление — противостояние ветвей власти. Дошло до того, что федеральный Центр присылал ответственных людей наводить порядок… А все потому, что кто-то где-то кому-то не уступил, кто-то захотел кому-то что-то доказать, ну и в результате личные амбиции обращаются бедой для целого общества.

— А в Общественной палате насколько удается прийти к согласию? Ведь там тоже люди очень разные.


— Да, мы много спорим, и довольно жестко. Например, о вопросах религиозного образования подрастающего поколения. На рассмотрение Общественной палаты Министерством образования РФ был вынесен, например, вопрос о введении курса «Основы православной культуры». Вы помните, сколько вокруг него было шума, как нас пытались обвинить чуть ли не в насильственном введении в школах Закона Божьего... Но речь-то совсем о другом — о необходимости изучения юношеством духовной культуры и истории своего народа. И могу сказать, что в этом вопросе Общественная палата оказалась на должной высоте, проявив себя как институт, действительно выражающий общественное мнение. А мнение это оказалось в пользу знания традиционных духовных ценностей народа, за что высказались и православные, и мусульмане, и буддисты, и иудеи... Сейчас Общественная палата готовит отчет о деятельности за год и о перспективах на будущее. Вообще, должен сказать вот о чем. Многие рассчитывали, что Общественная палата станет неким карманным органом. А она вполне самостоятельна и самодостаточна, доказала свою жизнеспособность и завоевала определенный авторитет. Наша работа видна людям, об этом пишут газеты, сообщают электронные СМИ.


— Деликатный вопрос: как вы относитесь к деньгам и являетесь ли состоятельным человеком?


— К деньгам отношусь нормально, как к средству, через которое мы питаем себя. Мне вообще никогда не хватает денег, потому что в каждую поездку по епархии не могу не помогать тому или иному приходу. Особо о деньгах никогда не думаю, в основном только в связи с насущными делами епархии. Так получилось, что в достаточно молодом возрасте был направлен служить за рубежом, где зарплата всегда была солидная. Но там и много требовали представительские расходы. Да и здесь это имеет место. Конечно, моя должность обеспечивает меня и жильем и автомобилем. Но, по большому счету, мне лично особых благ не нужно. Все, что мне, бывает, дарят, например, автомобили, все идет в епархиальное имущество. Есть, правда, квартира в Москве, которую получил, еще работая в Отделе внешних церковных связей Московского Патриархата и будучи настоятелем одного из столичных приходов. Сегодня это упрощает проблему пребывания в столице, куда мне приходится ездить довольно часто по делам и церкви и политики.

— Вам не мешает ваша широкая известность?


— Иногда даже очень мешает! Порой так хочется просто пойти в люди, ближе увидеть жизнь, а не получается, потому что всегда вокруг народ, который воспринимает тебя прежде всего и только как служителя церкви, как иерарха церкви. И потому ты должен все время контролировать себя, помнить о том, что на тебя смотрят и по тебе судят о всей церкви. Знаю, что некоторые священники после службы стараются поскорее переодеться в светское платье, словно стесняются чего-то, хотят в толпе затеряться. И напрасно: пусть люди не только в храме, но и в автобусе, и в магазине, и в ином общественном месте видят священника. И знают, что духовный их пастырь разделяет с ними все! Таков наш пастырский крест, таково наше служение.


Хлеб — символ жизни


Наталья Быкова

 

Вернуться назад

Купить или забронировать горящие путевки в санатории Ессентуков, Железноводска, Кисловодска, Пятигорска, отдохнуть в санатории КМВ вы можете здесь.