Сайт создан при поддержке Общественной палаты РФ
 

 


Представления о женской красоте у разных народов и в разные времена были и остаются весьма противоречивыми. Стандарты на пухленьких и худеньких, блондинок и брюнеток, высоких и не очень, с формами и без — всегда отличались разнообразием. Множество копий было сломано в поисках общего знаменателя в этом вопросе, но зачастую безуспешно. Удалось это разве что поэтам. Именно они поняли главное — своим царственным ореолом красота окутывает любую женщину, чьи глаза светятся счастьем. Именно такими глазами смотрит на этот мир маленькая черноволосая женщина с необычным и красивым именем — Залиха.

Она, как и все герои этого номера журнала, живет в Нижнем Архызе, работает в Специальной астрономической обсерватории научным сотрудником. Каждое утро Залиха Шхагошева подходит к окну и вглядывается в подступающие к поселку деревья, шумящую неподалеку горную реку, наслаждается чистотой и свежестью воздуха. За ее спиной — теплота и уют домашнего очага, впереди — уходящие в небо горы, рядом — заботливые и любящие люди. Залихе хорошо здесь, спокойно и радостно. Только чуть-чуть не хватает... горизонта. Такого, как в ее родном Псыже.

Аул Псыж раскинулся недалеко от города Черкесска, среди садов и полей, на широком зеленом плоскогорье, по сердцевине которого извилистой змеей ползет река Кубань. Обычно мирная и спокойная, иногда она показывает свой бурный норов, заливая окрестности холодными и яростными водами, которые зарождаются в высоких и не очень далеких от Черкесска горах. Залиха с детства привыкла наблюдать за далекой линией горизонта, который поражал ее воображение переменчивостью и красотой закатных красок. Желто-багровые, лиловые, нежно-розовые... Отполыхав недолго, они неохотно уступали место сумеркам, которые сгущались, темнели и зажигали на небе звезды — сначала бледные, неяркие, а вскоре крупные, мерцающие, близкие.

Ее детство было заполнено этими звездами, веселыми брызгами речных игр, ароматом солнечных абрикосов и дымчатых слив, которые срывались прямо с ветвей, обжигающим вкусом горячих лепешек — лакумов, которые жарила на шипящей сковородке для своей большой и дружной семьи мама. О своей маме Залиха и сейчас говорит не только с нежностью и любовью, но и с огромным уважением. И отец и мать были учителями. Эта профессия на селе традиционно почетная, но подкрепленная еще авторитетом самого человека, носящего это высокое звание, приобретает особую значимость.

Для Залихи родители всегда стояли на неком пьедестале, который с ее собственным взрослением, ученостью и жизненным опытом так никогда и не понизился. Слово родителей для нее, трех ее сестер и брата всегда считалось законом. Даже покинув отчий дом, став самостоятельной, свои поступки она всегда соизмеряла с мнением родителей: что-то они скажут, как воспримут? Глядя на некоторых девушек, которые, уйдя из-под родительской опеки, тут же поотрезали косы и юбки, взялись за сигареты, вино и прочие удовольствия свободной жизни, Залиха удивлялась отсутствию в них внутреннего стержня, которому, по большому счету, не требуется никакой контроль, никакие запреты. Сама она всегда помнила напутственные слова своих родителей: «Веди себя достойно».

Ее, маленькую шестилетнюю абазинку, которая по-русски говорила только «здравствуйте», но умела считать и «рисовать» буквы, определили в русскую городскую школу. Приняли ее хорошо, доброжелательно. В детстве языковые барьеры рушатся быстро, и вскоре старательная и любознательная девочка уже бегло говорила по-русски и училась на одни пятерки. Любимыми ее предметами стали химия, физика и математика. И сейчас, спустя многие годы Залиха с уважением вспоминает своих учителей, но более всего учителя математики Ларису Харитоновну Сидакову, с которой она дружит по сей день. Острый ум, эрудиция и великолепное знание своего предмета позволяют ей и сегодня заниматься любимым делом: в свои 80 лет Лариса Харитоновна преподает в институте повышения квалификации учителей, которые порой жалуются, что держит она их в ежовых рукавицах.

После школы Залиха поехала в Москву. Если уж покорять города, так почему бы не столицу! И в вуз она поступила один из самых престижных — МГУ, на физико-математический факультет. Москва ошеломила девушку масштабами, красотой и великолепием зданий, широтой выбора — где провести время, что посмотреть, чем себя занять. Москва подарила ей друзей и непреходящее чувство любви к этому неповторимому, кипящему событиями и впечатлениями городу.

Несмотря на то, что в аттестате у Залихи были одни пятерки, первое время ей было трудно. Нелегко приходилось и другим студентам из глубинки. Многие однокурсники-москвичи обучались в школе при МГУ и намного превосходили их знаниями. Но три года упорного труда сделали свое дело: провинциалы догнали, а в некоторых случаях и перегнали в учебе своих столичных товарищей. Упорство Залихи было вознаграждено повышенной стипендией и чувством уверенности в себе и своих силах.

В обсерваторию она впервые приехала на третьем курсе на практику. Познакомилась с замечательными людьми, влюбленными в свое дело, которые с энтузиазмом и гордостью учили ее тому, что знали сами. Среди них Сергей Владимирович Рублев, а потом и Леонид Исаакович Снежко. Поэтому, когда после окончания МГУ ее распределили в САО РАН, она не удивилась: знала, где и чем ей придется заниматься. Радовало и то, что до родных мест рукой подать, час-полтора езды на автомобиле.

Стоит Залихе вспомнить первые минуты своего пребывания в САО после распределения, как на ее губах расцветает улыбка. К группе молодых специалистов, среди которых была и Залиха, подошел высокий симпатичный мужчина. Улыбнулся: «Ну, давайте знакомиться!» Представился и сам: «Владимир Витковский». Как оказалось, это был момент знакомства с будущим мужем.

Вначале Залиха вычеркнула его из круга своих поклонников — женат. Воспитывали ее в строгости, поэтому на мужчин, обремененных семьей, она даже не смотрела. Но Витковский был упорен, шесть лет ходил по пятам, незаметно оттесняя соперников. Чем-то затронула его маленькая большеглазая абазинка, которая, сама не подозревая, все больше и больше забирала и его думы и его сердце. Он ухаживал за ней ненавязчиво, красиво, окружая заботой и теплом. По возвращении из командировок открывал дипломат, в котором на деловых бумагах почти всегда алел букет гвоздик. Первые в своей жизни французские духи она получила тоже от него и потом на протяжении многих лет пользовалась только «Фиджи».

Родители Залихи переживали — не такого зятя им хотелось. Дочь и не перечила, только ставила условие: найдете абазина-астронома — выйду за него без лишних уговоров. Не нашлось такого. «Пришлось» ей выходить за Витковского. Самое любопытное в этой истории то, что Владимир Витковский со временем стал самым близким человеком для Лели Эдиковны. Они понимают друг друга с полуслова. Владимир заботится о ней как о своей родной матери, которую он забрал тяжелобольной из Санкт-Петербурга, откуда Витковские родом, и за которой ухаживали вдвоем последние пять лет ее жизни. Думается, и с отцом Залихи он нашел бы общий язык, не уйди тот рано из жизни.

Залихе не нравится поговорка «за мужем, как за каменной стеной». Камень — это что-то холодное, бездушное. А ей рядом с мужем очень тепло и уютно. Он и сегодня такой же заботливый, как и много лет назад. Муж всегда угадывал ее желания, решал все проблемы. Залиха никогда и ни в чем не нуждалась. Хотя в доме нет культа вещей, синдрома потребительства, который сейчас пронизывает все слои общества, Витковский любит побаловать и ее, и детей, и любимую тещу какими-нибудь подарками. У Залихи одной из первых в республике появилась посудомоечная машина. На 50-летие Витковский подарил ей «пежо» — водитель она со стажем, уже тридцать лет за рулем, причем тоже благодаря мужу. В первые же месяцы работы в САО он посоветовал ей записаться на курсы вождения и машинописи. Зачем терять время попусту, когда в жизни может все пригодиться? Таким же образом она выучила английский и французский языки, а немецкий освоила еще в школе. Витковский как в воду глядел: с годами все это ей понадобилось.

Залиха не скрывает, что ей повезло с мужем. Ей никогда не приходилось забивать гвозди, вешать карнизы, таскать тяжести. Всю мужскую работу Витковский всегда брал на себя. Даже ремонт квартиры никому не доверил: понаблюдав за работой «специалистов», он их прогнал и все сделал сам — как всегда, тщательно и скрупулезно. Однако это не означает, что Залиха полностью освобождена от хозяйственных забот. Все, что положено делать женщине в доме, остается за ней.

Залиха говорит о муже с нескрываемой нежностью. Признается, что не припомнит, чтобы они ругались, кричали друг на друга. Свое недовольство Залиха обозначает молчанием, но столь красноречивым и осязаемым, что в дополнительных объяснениях никто не нуждается.

Витковский — начальник отдела САО и одновременно заместитель директора по информатике. Работает он много, с интересом, за что ни берется, все у него ладится, все получается. Его ценят, с ним считаются. Сфера его профессиональных интересов выходит далеко за рамки обсерватории. По некоторым вопросам он консультирует руководство Карачаево-Черкесии, поддерживает тесные деловые связи с министерством образования республики. В конце 80-х — начале 90-х годов, во времена бурного расцвета кооперативного предпринимательства, Витковский одним из первых занялся обслуживанием и ремонтом компьютеров. А что оставалось делать — «астрономической» зарплаты тогда едва хватало, чтобы прокормить семью. «Мне кажется, что он умеет все!» — в словах Залихи звучит гордость за любимого человека.

Его безукоризненность и бескомпромиссность в работе и в отношениях с людьми не всегда устраивают окружающих. Некоторых эти качества почему-то раздражают. Но в своих чувствах Витковский абсолютно «ответный» человек: и любит и не любит одинаково искренне, от души. Подстраиваться, притворяться не умеет.

Залихе очень нравится Архыз — заповедный, могучий, по-рериховски величественный, нравится его почти не тронутая цивилизацией природа. Правда, иногда она скучает по театру, по тишине зрительного зала и волшебной магии сцены. Бывая в больших городах, они с мужем стараются закупить билеты на все идущие в эти дни спектакли. Случай свел их с артистами Ставропольского академического драматического театра им. М. Лермонтова, с которыми они подружились и даже «зазвали» к себе в Архыз. В стенах здешнего клуба долго-долго звучали аплодисменты, которыми не хотели отпускать артистов благодарные астрофизики.

Но каждый ли человек сможет жить в столь замкнутом мире, как небольшой поселок, затерянный среди неприступных гор? Однозначно ответить сложно. Обитатели многоэтажек называют свои дворы одним большим детским манежем, где в каждом окне — няньки: поднимут ребенка, если упал, накормят, если голодный, утешат, если расплакался. С другой стороны, здесь ни от кого ничего нельзя скрыть, все обо всех все знают. Жизнь каждого человека, как открытая книга. Но ведь не всякую страницу своей биографии доверишь окружающим. Иную и сам рад скорее перелистнуть, забыть. К другой хочется вернуться и не один раз, только без чужих любопытствующих глаз.

И хотя поселок порой напоминает одну большую коммунальную квартиру с присущими ей сварами и дрязгами, кипением зашкаливающих страстей, но довольно высокий статус жителей поселка, их уровень культуры не позволяют пренебречь законами морали, забыть о достоинстве и приличиях. Внутренняя потребность в красоте и порядке требует сдержанности в отношениях, ухоженности дворов и подъездов, чистоты газонов и дорог. Если в траве валяется обертка от мороженого или пустая бутылка, то, скорее всего, это дело рук заезжих туристов. Свои стараются подобного не допускать, даже дети.

«Недавно я получила письмо от приятельницы из Новой Зеландии. Она сообщает, что побывала на Украине, где ее поразили грязь, безвластие, запущенность и безразличное отношение взрослых к пьянству молодых. Так и у нас в России парня без бутылки пива трудно увидеть, а в кафе от дыма не продохнуть, причем курят почему-то, в основном, девушки. Но, кажется, в сознании молодых постепенно наступает перелом. Они понимают, что «крутизна» поведения заключается не в сигарете и не в банке пива. Молодежь стремится к образованию, карьере, достойному заработку. И это замечательно!»

Залиха считает себя человеком не конфликтным, миролюбивым. «Никто не может сказать, что я кого-то обманула, с кем-то подло поступила. Людей я стараюсь оценивать справедливо, по их делам». Но иногда она позволяет себе вычеркнуть из списка интересных для нее людей того или иного человека. По примеру автора романа «Каботажное плавание» Жоржи Амаду она завела некое подобие «братской могилы», куда периодически сбрасывает чьи-либо имена. Их обладатели ходят с Залихой по одним коридорам и даже не предполагают, что для нее они давно перестали существовать. Она выбросила их из своего сердца, хотя кивнет на их приветствие или даже улыбнется в ответ. «Есть правила этического поведения в обществе, на службе, на людях, которых принято придерживаться. И мое мнение, которое при необходимости я могу донести до присутствующих, мои симпатии и антипатии не должны отражаться на общей работе».

С другой стороны, Залиха прекрасно понимает, что, возможно, и она устраивает далеко не всех коллег. «Это нормально. Ведь и мой характер и мои взгляды на жизнь не всем близки и понятны. Говоря словами Бунина, я не червонец, чтобы всем нравиться», — честно признает Залиха.

Она старается не ставить людей в неловкое положение. «Хотя иному излишне самоуверенному студенту так и хочется отвесить подзатыльник», — смеется Залиха. Довелось ей как-то в школе замещать учителя по математике, и она сразу объявила, что двоек ставить не будет — зачем унижать детей? А вот на пятерки не скупилась, причем достались они не только отличникам. «Так ведь мальчишка заинтересовался, решил задачку нестандартным образом!» — оправдывалась она потом. А как не заинтересоваться, если Залиха о математике говорила языком веселых стихов и занимательных задач!

Несколько лет Залиха занималась аттестацией зеркала самого большого в Европе телескопа. Последние пятнадцать лет она работает в звездном отделе, где с помощью математических методов обработки результатов наблюдений пытается перекинуть мостик к пониманию мироздания. Увидеть невидимое — например двойные красные звезды, которые, оказывается, по своему количеству насчитывают половину небесных тел. Ей приятно сознавать, что с помощью спеклинтерферометра, который создали специалисты их отдела, многие звезды были открыты как кратные, двойные и тройные. И список этот не мал. Но вдаваться в подробности работы Залихи, пытаться понять тонкости методики астрономии высокого разрешения, наверное, не стоит. Главное, что это стало делом ее жизни, любимой работой, которой отдано так много сил, знаний, труда и надежд.

Любопытно, но собственных детей Владимир Витковский и Залиха Шхагошева не увлекли ни математикой, ни физикой, ни астрономией. А сын Володя, напротив, не только окончил юридический факультет Ставропольского государственного университета, но и вовлек в этот процесс мать. Залиха неожиданно для себя еще раз стала студенткой. Двухгодичный экстернат СГУ — и она вслед за сыном становится дипломированным юристом. Теперь с удовольствием консультирует всех, кто к ней обращается за советом. Это у нее нечто вроде хобби.

Дочь Вероника еще в школе, после первого урока анатомии заявила о своем желании узнать, что находится внутри человека, чем повергла в ужас мать, которая морщится от одного только вида крови. Но ничего не поделаешь, задача родителей — помочь детям преуспеть в выбранной ими профессии. Вероника окончила Санкт-Петербургский медицинский университет, успев за годы своего обучения внушить матери любовь к Северной Пальмире, этому грандиозному творению Петра Великого.

«Теперь, когда годы учения детей позади, нам очень хочется, чтобы и сын и дочь обрели себя в профессиях, достигли в них необходимых высот. Наша с мужем работа в науке доказала, что своими знаниями и умением можно честно заработать на достойную и благополучную жизнь», — уверенно говорит Залиха.

Ее до глубины души оскорбляют высказывания иных родителей: «Что я, своему ребенку обучение не оплачу?!», которые подобной заботой потакают лености и нравственной распущенности молодого поколения. Собственный опыт Залихи, пример ее мужа и детей говорят о другом. Ее сестры и брат тоже получили высшее образование и не изменили своей профессии даже в трудные перестроечные годы. Она приветствует тех руководителей, которые принимают людей на работу только по профессиональным навыкам и оценивают их по результатам работы и высоким человеческим качествам. И вообще верит в общество справедливости и добрых отношений. Хотя понимает, что коррозия цинизма давно проникла и в научные круги.

«К сожалению, мы движемся к западному стилю образования, во главе которого стоит узкая специализация в каждой области знаний. Раньше к профессору или доктору наук можно было подойти практически с любым вопросом. А сейчас? Вокруг повальные кандидаты наук, которые с большой натяжкой соответствуют этому званию. У нас в САО работает много людей без степеней, которые на две головы выше этих новоиспеченных кандидатов».

Залиха с детьми не раз приезжала к мужу в Германию, где он одно время работал. Взяв в прокате машину, они исколесили всю Европу, любовались ее достопримечательностями, достижениями мировой культуры. Но остаться там навсегда? Нет, не хотелось. «Я хоть и человек «кавказской национальности», но с шести лет общаюсь и живу рядом с русскими. У них, конечно, масса недостатков, главный из которых пьянство, но добрее, благожелательнее, незлобивее народа я не знаю. Это мое глубокое убеждение».

Приезжая в родной Псыж, Залиха с тревогой разглядывает девушек, наглухо закутанных в огромные платки. Молодых людей, что сидят на ковриках, поджав ноги. Ее тревожит проникновение арабского стиля в кавказские обычаи и традиции. С ее точки зрения, свобода вероисповедания не означает навязывания чужого мировоззрения. Почему не собрать все самое лучшее, все самое мудрое, чего так много в каждой религии, в каждой культуре, и не развивать, не поддерживать их в своем народе? Зачем копировать чужие образцы?

Из любой, даже самой интересной поездки Залиха с нетерпением возвращается домой. Она знает, что стоит ей переступить порог квартиры — и все вокруг изменится: ярче засияют глаза мужа, запрыгает, замельтешит лапами собака, закружит-замурлычит всегда вальяжный кот и, кажется, даже цветы на подоконнике радостно расправят листья. Здесь ее дом, ее сердце, ее душа.

Залиха обожает Архыз, поселок, обсерваторию. Этот чудесный зеленый уголок гор, где раскрывает всевидящее око огромный белоснежный телескоп и пристально всматривается в бездонную глубину Вселенной. Говорят, что там, на далеких космических орбитах по неизвестным причинам одни звезды расходятся, а другие, наоборот, притягиваются друг к другу. Люди пытаются проникнуть в их тайны с помощью невероятной сложности расчетов и формул. Но Залихе — этой умной и образованной женщине, серьезному ученому и реалисту, порой кажется, что, вопреки всем физическим законам, сила притяжения звезд кроется в Любви. А цифры и формулы — лишь слабое прикрытие этого огромного, непобедимого и еще никем не объяснимого чувства.

Елена Куджева

 

Вернуться назад

Купить или забронировать горящие путевки в санатории Ессентуков, Железноводска, Кисловодска, Пятигорска, отдохнуть в санатории КМВ вы можете здесь.