Сайт создан при поддержке Общественной палаты РФ
 

 



Главный механик БТА

Александр Михайлович ПРИТЫЧЕНКО

Судьба не церемонится с людьми, независимо от их волевых качеств, таланта. А россиянам вообще будто на роду написаны крутые переломы истории. И как важно и в то же время трудно в смутные времена сохранять цельность характера, оставаться в любых обстоятельствах человеком. Помните анекдот из недавней эпохи сомнительных реформ: «Предприятие давно обанкротилось, — сетует директор завода, — помещение не отапливается, год не плачу рабочим зарплату, а они все ходят на работу». — «А ты вход на проходной сделай платный», — советует коллега. — «Пробовал, все равно ходят». Анекдот грустный и родиться он мог только в России, потому что его герои — это наши с вами одержимые соотечественники. Им, действительно, мало платят, производство не финансируют, запчастей не выделяют, а они продолжают выполнять свою мужскую работу.

— Телескоп наш отработал 40 лет фактически без особенных изменений в механике. По крайней мере, в основных точностных изделиях, узлах пока что нет такой наработки, которая была бы критической, — не без гордости рассказывает А. М. Притыченко. — Это очень сложная инженерная удача, причем все отечественное и с большим запасом прочности, как обычно тогда делали.

— Особенно уникально, насколько я знаю, зеркало.


— Да, потому что в то время таких зеркал не делали. Да и сейчас не делают, именно с такой толщиной. В нем 60 точек разгрузок, которые сохраняют рабочую параболическую поверхность зеркала постоянной, независимо от того, как оно наклоняется, в какие положения становится. Весь пучок света, который падает на его поверхность, а она составляет порядка 25–27 квадратных метров, сосредотачивается в точке площадью в одну сотую миллиметра. Только представьте себе: одна сотая миллиметра — точечка со всей поверхности шестиметрового зеркала. Это уникальное решение задачи. А само изготовление зеркала! Во-первых, оно должно было остывать в течение двух лет. Потом первичная обработка поверхности, доведение формы до соответствующих размеров, затем шлифовка, полировка… Зеркало весит 42 тонны, а изначальная заготовка превышала 60 тонн. Все это пришлось обрабатывать, высверливать…

— Механический участок службы эксплуатации телескопа, который вы возглавляете, — ваше первое место работы?


— До этого я работал механиком автобазы в Черкесске. Затем окончил сельхозинститут в Ставрополе. Но тянуло вот к такой интересной технике. После техникума я пришел сюда в 1975 году и учился заочно в институте. Работал слесарем сборки оптических приборов в мастерской, потом в службу эксплуатации пригласили, там и остался, сначала механиком, а с 82-го — начальником. Время быстро летит.

— Говорят, со временем и само время как-то ускоряется. Ну а место здесь замкнутое, цивилизация вроде бы далеко…


— Да, но мне здесь нравится. Хотя постоянное место работы — это башня на горе, зимой и летом. Даже выехать в ту же станицу на рынок не всегда удается. Но благодаря тому, что у телескопа механика интересная, я столько там для себя интересного узнал. Рад, что у меня так получилось. Пришлось и телескоп поддерживать в рабочем состоянии и дорабатывать его… Было немало конструкторских недоработок. Вернее, на то время это не считалось недоработкой, все было в порядке вещей, но требования повышаются, в том числе и к механике. Даже, может быть, в первую очередь к механике: модернизируется система управления, механика должна соответствовать. Вот по системе маслопитания довольно серьезные изменения сделали, довели до того, что она сейчас может работать, во-первых, при низкой температуре масла. А температура влияет и на изображение в подкупольном пространстве, и на само изображение телескопа, и на свойства масла. Многое пришлось усовершенствовать, модернизировать.

— А семья здесь?


— Жена работает врачом в Зеленчукской районной больнице. Дочь окончила военно-медицинский институт и в этом году распределилась. А сын — выпускник Таганрогского радиотехнического института. Летом защитил диплом на «отлично». Тоже здесь хочет работать. Он — любитель астрономии еще со школьных времен, участвовал во всяких астрономических олимпиадах…

— Как говорится, и карты в руки. Где же еще это изучать, как не здесь? Да и место, несмотря на отдаленность и замкнутость, здесь действительно замечательное. А механика — дело мужское?


— Женщин в нашем деле почти не замечено. Инструмент у нас серьезный, иные ключи килограммов по 10, а крепежные болты, которыми крепится оправа зеркала, — до 18 килограммов.

— И при таких размерах такая поразительная точность — в микронах! Как это совмещается?


— Вот в том-то и сложность механики и ее уникальность, что масса в 750 тонн с такой точностью отрабатывается, плюс-минус пять угловых секунд. Изящное решение, скажем так. К тому же и астрономия — очень интересная наука. Оказывается, во Вселенной чего только нет…

— Особенно, когда БТА и радиотелескоп дополняют друг друга.


— Конечно. Дело в том, что от звезды идет излучение и световое, и рентгеновское, и радиоизлучение, и всевозможные гамма-частицы… И весь этот спектр излучения изучается: оптическое — нашим оптическим телескопом, радиоизлучение — радиотелескопом, рентгеновское — рентгеновскими телескопами, которые в космосе должны быть, потому что атмосфера рентген не пропускает. Изучение идет во всем диапазоне. Конкретное и целенаправленное исследование подтверждает, уточняет или опровергает какие-то теории в фундаментальных законах физики. Ведь это же уникальная лаборатория. Тот же термоядерный синтез, который происходит на звезде, ближайшая к нам — это Солнце, где колоссальное количество энергии выделяется миллиарды лет. А на Земле энергетика основывается на добыче нефти и газа, все эти ресурсы, в принципе, на исходе. Нужно осваивать другие виды. Вот мы их и изучаем в космосе. Наши возможности наблюдать за звездами — это дополнение к фундаментальным исследованиям в физике.

— Скажите, вот 90-е годы оказались очень тяжелыми для страны, а на вас это отразилось?


— Да, было тяжело. Но люди понимали, что такие вещи нужно сохранять — они же для будущего человечества, так что руководство и коллектив не упали в тот хаос, который наблюдался в 90-х годах. Мы продолжали трудиться и выстояли…

— Не могу отделаться от провокационного вопроса. У вас уникальный опыт работы с редкими механизмами, вы — механик высокой квалификации. Как правило, когда рушится экономика или начинается, как вы говорите, хаос, уходят, прежде всего, те, кто востребован в других отраслях. Человек с хорошими руками и головой всегда находит место, где устроиться. У него семья, надо выживать и прочее…


— Признаться, и у меня возникало желание уйти. Зарплата маленькая, бывали периоды полного отчаяния. Но устояли. Видимо, сказывалось и то обстоятельство, что в нашем обособленном месте квартиры у всех добротные, школа прекрасная — там и плавательный бассейн, и спортивный зал, и преподаватели хорошие. В общем, хорошие социальные условия тоже удерживали.

— Но люди все-таки уходили?


— Уходили. И возвращались. Не так просто сменить место жительства и работы. Да и наука, как говорится, требует жертв. А я и в молодости стремился к уединению, подальше от суеты.

— Механика к вам пришла от родителей?


— Нет, мама — колхозница, отца не было. Мы жили с бабушкой. По ее рассказам, дедушка был хороший плотник. Может, это от него. Мастеровой человек был. Мама говорит, что все в доме он своими руками делал — и ткацкий станок и мебель… А у меня мечта была летчиком стать. Со школы этим грезил и ничего другого себе не представлял. Но потом решил подстраховаться, потому что поломал руку и боялся срезаться по здоровью. Поделился своими сомнениями с преподавателем Георгиевского техникума механизации и сельского хозяйства, а он и говорит: ты, действительно, не рискуй, отучись у нас, а потом захочешь — в летное пойдешь. Зато у тебя будет специальность, ты не пропадешь. И я там остался. А потом, когда узнал, что здесь строится такой интересный объект, пришел сюда. И с тех пор тут.

— Работа захватила?


— Работа интересная. Скажем, на зеркале периодически меняется покрытие. Тонкий слой алюминия наносится в специальной камере при высоком вакууме. Это практически полный вакуум. Там уже молекулы имеют длину свободного пробега порядка 11 метров, не встречая другой молекулы. То есть там единицы молекул. При высокой температуре испаряется определенное количество чистейшего алюминия и образуется как бы туман, который осаждается на поверхность зеркала. Потом она обрабатывается, закрепляется, окисляется, чтобы такой и оставалась. Подобная процедура проводится один раз в пять лет. Выполняли работу специалисты Ленинградского оптико-механического объединения. А когда наступили трудные 90-е годы, нам поневоле пришлось брать это все в свои руки — телескоп-то должен работать. Наше покрытие продержалось два срока. Никаких признаков шелушения поверхности не было. Ну а мы к этому времени освоили еще и ежегодную щадящую мойку телескопа — там тоже специальная технология. Словом, приспособились.

— А кадровый голод испытываете?


— Мы подходим к тому возрасту, когда требуется смена поколений. Нужны специалисты универсальные. И не просто, чтобы человек был грамотный в технических дисциплинах, приходится подбирать еще и по габаритам. Требуется несколько человек мощных, здоровых, но при этом нужен хоть один маленький и худой, чтобы можно было куда-то пролезть.

— Танкистов тоже раньше брали узкоплечих, по росту, так и у вас…


— Да, и чтобы он высоты не боялся, потому что купол телескопа имеет высоту 50 метров. В общем, требования довольно серьезные, пока таких кандидатов нет. Тем более на некоторых производствах пошло повышение зарплат. Вот люди и рвутся туда, а не к нам. Не налажена и подготовка станочников, сварщиков, как это было раньше в системе профтехобразования.

— Теперь все в экономисты и юристы подались…


— А квалифицированных рабочих нет. Скоро наше поколение на пенсию уйдет. Если бы производство находилось внизу, там мог бы и пенсионер поработать, а у нас, на вершине, тяжело. А жаль. Работа в обсерватории интересна для всех.

Геннадий Степанов

 

Вернуться назад

Купить или забронировать горящие путевки в санатории Ессентуков, Железноводска, Кисловодска, Пятигорска, отдохнуть в санатории КМВ вы можете здесь.