Сайт создан при поддержке Общественной палаты РФ
 

 


Прямые светлые волосы подстрижены в каре, взгляд голубых глаз внимателен и строг. В этой женщине чувствуется редкостное сочетание аристократичной сдержанности и бунтарского духа, свойственного революционерам. Тонкая фигура и хорошие манеры лишь прикрывают внутренний стержень, на крепость которого не влияют ни годы, ни обстоятельства жизни, ни изменения в мироощущении. Наталья Сергеевна Соболева — доктор физико-математических наук, ведущий научный сотрудник САО.

Трудно представить, что эта скромная женщина стала возмутительницей спокойствия такой солидной и уважаемой организации, как НАСА. Сама того не сознавая, Наталья Сергеевна вскрыла секреты американцев, которые, мягко говоря, были сокрыты от научной мировой общественности. Но благодаря ей НАСА теперь может доказать неоспоримость пребывания американских космонавтов на Луне, которое в последнее время вдруг подверглось сомнению. Но прежде о самой героине.

С детства Наталья Соболева любила музыку и мечтала о больших концертных залах, разбеге черно-белых клавиш и полете смычков. Но на сцене она видела себя не просто исполнителем, а дирижером, мановению палочки которого подчиняются огромные оркестры и самые талантливые музыканты. Она выросла в большой и дружной московской семье, с массой разносторонних интересов, суматошной, хлебосольной. Отец — известный математик, мама — патологоанатом, семеро детей. С годами семья разрасталась, в нее вливались новые люди, но от этого она не становилась менее дружной. Муж Натальи Сергеевны, академик Юрий Николаевич Парийский, вспоминает, как за обеденный стол в этой необычной семье садилось до двадцати человек сразу. Все одновременно разговаривали, перебивали и подшучивали друг над другом. Интересы у членов семейства были разные, но объединяла всех любовь к музыке и пению.

— Любовь к музыке жена принесла и в нашу собственную семью, — рассказывает Юрий Николаевич. — Обе дочки окончили музыкальную школу, в дальнейшем Алена поступила в Санкт-Петербургскую консерваторию, где сейчас преподает. У нас в доме было два рояля. Представляете мои чувства, когда они звучат одновременно? Хоть из дому беги. Кое-как увлекли другую дочь, Катю, флейтой — такой дуэт выдержать еще можно. Я и сам с удовольствием подпеваю своим женщинам.

Большинство детей в семействе Соболевых пошло по стопам отца-математика, кто-то по примеру матери подался в медицину. Наталья Сергеевна поступила на механико-математический факультет МГУ и считает, что ей очень повезло, так как она попала в группу будущих астрономов, которые «заразили» ее звездами. С тех пор без неба она себя не мыслила.

Сегодняшние юноши и девушки, возможно, не поверят, но юность Натальи Соболевой и Юрия Парийского пришлась на время безудержной тяги молодежи к знаниям, их жажде учиться, искреннего интереса к науке. Это было время дерзких и ярких открытий во многих областях культуры, науки, искусства, время комсомольских строек, рекордов на предприятиях и полях. Это было время мечтателей и энтузиастов, как они сами о себе пели.

— У нас была очень интересная группа, — вспоминает Наталья Сергеевна, — в ней собралось много ярких неординарных личностей. Почти все чего-то достигли в жизни, даже те, кого мы считали середнячками. Спустя годы во время одной из встреч с однокурсниками нас поразил наш же товарищ великолепным знанием творчества Бориса Пастернака. Он практически знал всего поэта наизусть, а был вроде ничем не примечательным студентом. И таких много. Сейчас, когда мы встречаемся, нам не бывает друг с другом скучно, нам есть о чем поговорить.

Группа, действительно, была достаточно оригинальной. На третьем курсе студенты потребовали отмены некоторых дисциплин, которые они посчитали для себя бесполезными. Самое поразительное, что деканат им это позволил. Студенты сумели доказать, что им намного интереснее предметы, которые приблизят их к избранной профессии. В расписании занятий появилась радиоастрономия — наука совершенно новая, рожденная лишь несколько лет назад. И появился человек, который сыграл немаловажную роль в судьбе большинства студентов. Лекции по радиоастрономии читал Иосиф Самуилович Шкловский.

— Мы были первыми слушателями этих лекций. Позже на их основании была издана первая мировая монография, которая привлекла внимание умов не только в России, но и во всем мире. По радиоастрономии выходили считанные статьи, но все они, благодаря Шкловскому, становились нам известны, мы их изучали, старательно переводили с иностранных языков, обсуждали, — вспоминает Наталья Сергеевна.

Юрий Парийский появился в ее группе только на втором курсе. До этого он учился в МИФИ, потом в Московском электротехническом институте связи. Смена вузов была вынужденной из-за проблем с инакомыслием, в котором обвинили его старшую сестру, но, видимо, не случайной, потому что именно в МГУ обрел Парийский главное дело своей жизни и встретил будущую жену.

Наталья Сергеевна не сразу обратила на него внимание. Она увлечена была наукой, астрономией, бурной жизнью студенческой поры, которая окружала ее яркими людьми, разносторонними интересами, чередой веселых и запоминающихся мероприятий. Студенты работали агитаторами на стройке нового Московского университета, читали популярные лекции, принимали активное участие в концертах художественной самодеятельности и капустниках, сочиняли каламбуры, стихи и многое другое, что так свойственно кипучей, полной энтузиазма и веры в прекрасное будущее юности.

— Почему-то мы предпочитали нестандартный фольклор и песни на иностранных языках, испанском, например. Мы так тщательно выговаривали новые для нашего слуха слова, так гордились своим произношением! Но самое забавное, что, когда нам довелось пропеть все это испанцам, те простодушно признались, что ничего не поняли, — улыбается Наталья Сергеевна.

Ученые могут подробно объяснить, по каким законам происходит притяжение планет, рождение звезд или вращение галактик, но никто в мире не может дать точного описания причин возникновения любви. Из каких искр, из каких невидимых потоков, из каких физических законов и химических процессов рождается это удивительное чувство, по значимости равное лишь чуду появления на свет живого существа? Когда выделил Парийский из толпы сверстниц строгую девушку с ясными умными глазами? Он утверждает, что «виноваты» во всем столь любимые молодостью походы. Именно там, в преодолении крутых подъемов и многокилометровых переходов, можно понять и оценить надежность подставленного плеча и крепость протянутой руки. А еще заглянуть в глубину лучистых глаз и почувствовать, что... Но об этом история умалчивает.

Внесла свою лепту в их сближение и Пулковская обсерватория, где они проходили практику и занимались общей курсовой работой.

— Парийский как-то незаметно отодвинул от меня других поклонников. Провожал домой, любил слушать стихи, которые я ему читала. Сам он стихи никогда не сочинял, а в широко известных произведениях умудрялся переставлять слова. Конечно, и мне он был не безразличен. В общем, к концу четвертого курса, в 1954 году, мы поженились.

После окончания университета молодых супругов распределили в Пулковскую обсерваторию. Это было счастье! Во-первых, в их распоряжении был Ленинград — город дремлющих каменных львов и бессонных белых ночей, город роскошных дворцов и неспешной величественной Невы, город музеев, театров и галерей. Самый удивительный, самый красивый город в мире, который стал самым эффектным обрамлением их чувств. Во-вторых, они попали в недавно сформированный отдел радиоастрономии, руководил которым Семен Эммануилович Хайкин, по существу, основоположник отечественной экспериментальной радиоастрономии.

— Нужно сказать, что это был потрясающий человек. Крупный физик, талантливый, широко образованный человек. Между нами была разница в возрасте в 30 лет, и, несмотря на это, он стал для нас не только руководителем и учителем, но и коллегой, который обращался с нами как с равными, не допускал мелкой опеки и всегда поддерживал наши идеи, даже если они шли вразрез с его собственными. Он помогал публиковать наши работы в ведущих отечественных журналах, знакомил с известными учеными. Семен Эммануилович был примером и в области человеческих отношений, он покорял нас своей доброжелательностью, бескорыстием и порядочностью, — даже спустя многие годы Парийский и Соболева вспоминают своего учителя с благодарностью и огромным уважением.

Благодаря всем этим качествам, Семен Эммануилович Хайкин собрал коллектив, который сумел создать два крупнейших радиотелескопа в стране: Пулковский и РАТАН-600.

Вообще им повезло встретить людей, фанатично преданных своему делу, твердо веривших в его успех. Пулковская обсерватория, которая была построена 1839 году, спустя век, в Великую Отечественную войну, была разрушена до основания, так как фронт проходил практически под ее стенами. Сотрудникам обсерватории удалось спасти лишь свою богатейшую библиотеку, в которой были редчайшие старинные манускрипты: они ее спрятали в подвале и сохранили большую часть. Заново отстроили обсерваторию в 1953 году. Ее директор академик Александр Александрович Михайлов был, прежде всего, настоящим ученым: деньги, предназначенные для строительства мраморной лестницы в Пулково, он отдал Хайкину на новый телескоп. Следом он развернул строительство жилых домов для сотрудников.

— С 1955 года по 1970-й мы жили в общежитии Пулковской обсерватории, в небольшой 13-метровой комнате с общей кухней. Условия были вполне приличные, мы не жаловались. Вообще нам в Ленинграде хорошо жилось. И мы и соседи по дому были молоды, имели одни интересы, целыми днями разговоры велись только об астрономии. До работы — буквально пять минут ходьбы: и за детьми присмотреть можно было и «отнаблюдать» вовремя. Поэтому и работали, наверное, практически круглосуточно.

Они привыкли быть всегда вместе, даже когда находились в разных уголках страны. Писать письма, звонить, встречать и провожать друг друга для них стало нормой. Вообще, уверены оба, для счастья в личной жизни совпадение профессиональных интересов супругов значит очень много. Так важно, когда рядом есть человек, способный понять твои проблемы, рассеять сомнения и вселить уверенность. Они так и жили все совместные годы, подбадривая и поддерживая друг друга. Даже в Крыму, куда они любили ездить в отпуск, поводом для бесед была чаще всего их любимая наука.

Но уверенность, успех пришли не сразу. Наталья Сергеевна честно признается, что первые два месяца своей трудовой деятельности она часто плакала. Почему?

— Когда мы пришли в Пулковскую обсерваторию, отдела радиоастрономии фактически еще не существовало. Мы не понимали, чем нам заниматься, так как никакого оборудования еще не было — ни аппаратуры, ни антенн. Даже не было постоянного места на работе, людей рассадили по одному в разных местах. Мне было очень трудно, я ведь ожидала, что сразу попаду в рабочую атмосферу, что с головой окунусь в исследования. Приходила домой и рыдала. Муж успокаивал: все наладится. И я тогда засела в библиотеке и стала читать все, что попадалось по радиоастрономии. Знаете, это помогло.

А потом привезли две антенны из Московского физического института имени Лебедева, два четырехметровых зеркала и определили конкретную задачу. Рабочую группу, в которую попала Наталья Сергеевна, возглавил Дмитрий Викторович Корольков, который окончил Ленинградский политехнический институт и был чуть старше своих подчиненных. Здесь и произошло первое открытие Натальи Сергеевны — обнаружение на сантиметровых волнах поляризации на Солнце.

— Корольков был талантливым инженером-изобретателем. Он упростил приемник, который привезли из ФИАН, за счет некоторых хитроумных приспособлений и тем самым избавил нас от первоначального хаоса. За Солнцем мы наблюдали круглосуточно. Но ежедневные наблюдения без изменений разочаровали нас. Оставив меня в качестве дежурного, все разъехались по командировкам. И как только они уехали, случилось первое приятное обнаружение, до того никому не известное. Интерес к нему был самый широкий и связанный с тем, что это было абсолютно не предсказанное физическое явление — неизвестные физические процессы на Солнце. Поэтому пулковская информация стала известна всему миру. Это было началом новой солнечной радиоастрономии.


Первые наблюдатели на РАТАН-600.
На переднем плане— Н. С. Соболева
и Ю. Н. Парийский


Через пятнадцать лет работы в Пулково Юрию Николаевичу предложили возглавить строительство радиотелескопа РАТАН-600. Это было очень лестное для молодого ученого предложение и очень ответственное. Парийский принял его с энтузиазмом, бросившись в работу, как в омут. Наталья Сергеевна поехала вслед за ним.

Ей было трудно, очень трудно. После Москвы и Ленинграда — вдруг маленькая станица, затерянная в горах, жизнь под прицелом сотен любопытных глаз, трудные бытовые условия. От отчаяния спасала работа. Работа и коллектив людей, которые были одной с ней крови, одних с ней взглядов. Спасал космос — глубокий, бесконечный. За бесстрастными колонками цифр и стрелками радиоприборов таилась бездна, полная загадок и всяческих сюрпризов. Бездна манила к себе, увлекала, заполняла смыслом всю жизнь. Интерес к этой бездне, огромный кропотливый труд, терпение, умение добиваться поставленных целей — сочетание этих качеств делают судьбу ученого счастливой.

— Считается, что наука — сфера, в основном, мужских интересов. По большому счету, я с этим согласна. И у нас в семье Парийский — безусловный лидер. Но себя я никогда не ощущала в науке некомфортно, ущемленной, дискриминированной по половому признаку. Бывало, что мужчины иногда отстраняли меня от интересных дел, но обиды особой у меня не было: если я чего-нибудь хотела, то все равно этого добивалась.

Были ли у нее разочарования? Конечно, не без этого. Но умение преодолевать слабость и растерянность, поддержка мужа вновь придавали ей силы. Да и удаленность от крупных городов оказалась не такой уж большой: постоянные командировки в Санкт-Петербург и Москву, всевозможные международные симпозиумы и научные конференции за рубежом раздвинули границы маленького академгородка в Нижнем Архызе, а знание нескольких иностранных языков позволило везде ощущать себя комфортно. Из жизни Натальи Сергеевны Соболевой не исчезли ее любимые музеи и галереи, не исчезли стихи, которые она знает в огромном количестве, не исчезли музыка и книги. И все равно самым восхитительным она считает время, когда может сесть за свой рабочий стол.

— У нее есть одна особенность: она любит чистоту и может работать только тогда, когда на столе и в доме идеальный порядок. Иначе, говорит, и в мыслях образуется хаос. Во время работы она полностью отключается от внешнего мира, и в такие моменты ее лучше не трогать, — раскрывает некоторые ее секреты Юрий Николаевич.

Муж был первым строителем РАТАН-600, жена — первым наблюдателем на радиотелескопе. А дети ученых бродили по РАТАНу, лазали по камням, падали в какие-то ямы, их вылавливали, утешали, приводили домой. С детским садом поначалу были проблемы: они были переполнены, и поэтому на одну кровать укладывали по три ребенка. Другие приспосабливались, а младшая дочь Парийских — нет. Энергичная, непоседливая, она кукушонком выталкивала из кроватки всех остальных детей. Намучились, конечно, с детьми, но потом девочки пообвыкли, так же, как и другие дети сотрудников, ходили в садик. Сейчас они выросли, одна стала музыкантом, другая — программистом. И каждая подарила родителям по двойняшке внуков, у одной — мальчики, у другой — девочки. Обе живут в Санкт-Петербурге, но очень любят приезжать на РАТАН.

— Когда я смотрю, что изучают внуки, то понимаю, как много изменилось в системе образования. К сожалению, в худшую сторону. Понятно, что содержание учебников должно постоянно обновляться, но основа-то должна быть нормальной. Нельзя брать пример с Америки, где, по моему мнению, учат очень плохо (там человек сам начинает учиться уже после школы). Теперь и у нас стремятся сделать людей полными идиотами. По телевизору идет такой примитив, такое убожество, что стыдно становится. А эти бесконечные ток-шоу! Они же вдалбливают в неокрепшие умы Бог знает что! И стоит ли после этого удивляться, что власть недооценивает фундаментальную науку, предлагает ей существовать на коммерческой основе. Бред!

Когда журналисты, падкие до сенсаций, спрашивают астрофизиков про «голос космоса», про «таинственный шепот черной бездны», ученые лишь досадливо пожимают плечами.

— Мы «слушаем» радиоволны, мы их фиксируем с помощью сотен датчиков. Космос «разговаривает» с человечеством посредством различного вида излучений — безмолвных, невидимых, ощутимых только сложнейшими современными приборами. И «разговор» этот чаще всего — обычная кропотливая, рутинная работа, длящаяся годами. Бесконечное ожидание и большой процент неудачных результатов. По теории должно быть одно, на практике — другое. У моего мужа в связи с этим чуть не ухудшились отношения со всеми теоретиками мира. Ничего из того, что они предсказывали, не подтверждалось, — делится тонкостями работы Наталья Сергеевна.

Конечно, радиоаппаратура фиксирует множество сигналов, но не все они внеземного происхождения. И вот здесь уместно вспомнить ту давнюю историю, которая осталась надолго в памяти радиоастрономов.

Было это в конце 70-х годов. Наталья Сергеевна на РАТАН-600 занималась исследованиями Луны и неожиданно обнаружила на ее поверхности пять ярких точек, которые не соответствовали природе излучения планеты. Что это? Кто это? Волнение астрофизиков трудно описать. Однако ученые — люди недоверчивые, прежде чем известить мир о сенсационном открытии, должны все перепроверить. Пронаблюдали точки в других азимутах и оказалось, что это места посадки «Аполлонов». Американцы оставили на Луне маячки с ядерными источниками питания и уголковые отражатели, которые использовались для сейсмических экспериментов. Американцы уверяли, что ядерные источники были отключены, но это оказалось не так! Они никак не предполагали, что появится в России женщина, которая раскроет их секреты.

...Что такое счастье, не знает никто. Никто не изобрел формулы, которая зажигает глаза огнем и поселяет в сердце радость. Известно лишь, что счастье состоит из многих компонентов: здоровья, уважения окружающих людей, любви близких, успехов на работе. Все это у Натальи Сергеевны Соболевой есть. Так, может быть, она знает формулу счастья?

Елена Куджева

 

Вернуться назад

Купить или забронировать горящие путевки в санатории Ессентуков, Железноводска, Кисловодска, Пятигорска, отдохнуть в санатории КМВ вы можете здесь.