Сайт создан при поддержке Общественной палаты РФ
 

 

Главный научный сотрудник САО РАН, доктор физико-математических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ
Владимир Евгеньевич ПАНЧУК

— Что составляет предмет вашего научного исследования и в какой мере его результаты дополняют представления о Вселенной, получаемые коллегами по астрофизическому цеху?

— 35 лет назад я начинал как теоретик, моделируя перенос излучения в звездных атмосферах. Но в современной астрофизике подобные «соло» исключительно редки. Даже если отечественная наука ассоциируется сегодня с водевилем без режиссера, распределение ролей все равно должно проявляться. Последние лет двадцать основные свои усилия сосредоточил в области создания экспериментальной техники, что, отмечу, позволяет многим другим продуктивно работать в области «чистой» астрофизики. Деятельность экспериментатора в современной науке — это высший пилотаж, а в российских условиях — еще и с примесью самопожертвования и ощущения упущенных возможностей. Если признано, что ты принадлежишь к этой касте — для самолюбия уже достаточно, и работай спокойно. Определять меру «дополнения представлений о Вселенной» — вопрос деликатный, т. к. предварительно следует выяснить у коллег, каковы у них эти представления. Кстати, карьера в науке слабо связана с наличием личных представлений «о природе вещей», но хорошо определяется умением выстраивать и использовать отношения между людьми.

— Как профессор по специальности «Астрофизика и радиоастрономия» что бы вы отнесли к числу ваших наиболее значимых открытий?

— В нашей науке на смену лысенковщине после четвертьвековой паузы грядет хлестаковщина, т. к. многие разделы уже необозримы и результаты редко проверяемы. Попытки самооцениться в науке вызывают ассоциации с пограничным состоянием — «человек еще не болен, но уже нездоров».

Все значимые астрофизические результаты я получил в соавторстве, что отражает умение работать в коллективе и гарантирует, что твой вклад оценили (по крайней мере, соавторы и рецензенты). Ценность собственно научного результата для меня не абсолютна, потому что рядом находится огромная библиотека, наполненная быстро устаревающими работами. Надо уметь объективно и публично оценить результат, полученный не тобой, сегодня такое умение непопулярно. Особо выделю работу, выполненную ближайшим коллегой более 20 лет назад в результате тяжелых длительных наблюдений на крупнейшем телескопе. Эта работа последовательно пережила периоды непризнания, игнорирования, цитирования без ссылок на автора, но осталась непревзойденной до сих пор. Откровением явился также короткий период работы с теоретиками из физико-технического института в Петербурге, когда ощутил влияние сложившейся научной школы — не только научное, но и этическое. Так что наиболее значимыми открытиями для себя считаю несколько личностей в науке, с которыми посчастливилось работать.

— Как заслуженный деятель науки РФ назовите, пожалуйста, основную, на ваш взгляд, мотивацию деятельности ученого?


— Предлагаю выбрать из нижесказанного. Патологическое неумение работать «за деньги». Или стремление к неразделенной любви (ты любишь науку, а она долго не подозревает о твоем существовании). Или желание создать вокруг себя «положение, хоть и неважное, но находящееся под контролем». Или иллюзия возможности работать в полусвободном графике. Ну а если серьезно, то когда кто-нибудь из ученых обнаруживает свою мотивацию, то он становится менее защищенным. Главным образом, от тех, кто не желает поощрять интенсивность труда, и так уже мотивированную.

— Владимир Евгеньевич, в научном поиске (особенно, когда речь идет о таком объекте исследований, как ваш) не последнюю роль играет преемственность. Кого бы вы назвали своими последователями, учениками?


— Это пусть они когда-нибудь решатся назвать меня учителем. А я пока назову своих учителей. Наша обсерватория укомплектовывалась, в основном, молодежью из «университетов второго ряда», из столиц в горы народ не ринулся, и представителей старшего поколения «на всех не хватило». Так что научного мэтра мне не досталось: обе диссертации защищал без руководителя. Своими наставниками считаю школьного учителя труда и кочегара котельной из университетской обсерватории, в прошлом фронтовых офицеров, о боевых наградах которых мало кто знал. После общения с такими людьми я оказался готов к любым жизненным коллизиям.

— Астрофизика оперирует цифрами, которые простой смертный не в состоянии осознать при всей преходящей скоротечности нашей жизни. Как влияет понимание вселенских масштабов на восприятие жизни вообще?


— Мы тоже смертны и далеко не всегда пытаемся осознать эти цифры, мы ими просто оперируем. Для любого развития необходимо различие условий в соседних областях, поэтому осознание фантастических диапазонов пространства и времени тоже, надеюсь, развивает просвещенную часть общества. В благополучных государствах сегодня астрономия стала системообразующей дисциплиной, мотивирующей как изучение точных наук, так и развитие высоких технологий. А для большинства людей их образовательный уровень и так избыточен с точки зрения удобного восприятия жизни, поэтому не стоит их волновать большими числами. Достаточно периодически напоминать о летающей посуде с мигалками.

— Вероятно, для результативности в научном поиске нужны какие-то особые черты характера. Какие?


— В детстве чтива было мало и читалось все подряд. Оттуда у меня иррационализм в приобретении знаний, а теперь эта черта является главной и в процессе научного поиска. Редко удается заниматься только тем, чем следует обязательно и срочно заниматься, всегда увлекаешься и другой проблемой. Внешне такие «самопереключения» выглядят как непоследовательность или даже бездельничанье, но мы не в Голливуде. Вторым качеством, основным в старшем возрасте, является умение выдерживать за день значительное число «переключений извне», не забывая при этом, чем собирался заниматься.


М. Юшкин и В. Панчук у спектрографа НЭС большого телескопа


— О вас говорят, что вы — человек с характером. Интересно услышать по этому поводу ваш собственный комментарий.

— Считаю это комплиментом. Со мной трудно, зато потом без меня очень легко.

— Как бы вы охарактеризовали свое мироощущение с точки зрения веры? Как менялись ваши взгляды на протяжении жизни?


— Психологически человек эволюционирует медленно, нуждаясь в стабильном и неизменном. Поэтому в быстро меняющемся мире роль канонического знания, находящегося «вне времени и территорий», будет возрастать для всех сообществ. Многовековой человеческий опыт духовного развития содержит ответы на большинство вопросов, включая и современные. Для меня религиозные верования являются, прежде всего, основным элементом духовной связи многих поколений. Цель ослабления такой связи преследовали организаторы разнообразных кампаний, когда шли на расколы внутри конфессий или принимались строить новые общественные формации. Что касается мистического, необъяснимого, то личных впечатлений накопилось уже достаточно много, но таким опытом делиться не следует. Кстати, в нашей науке существует и точка зрения, что Вселенная построена именно так, чтобы в ней возник человек и, добавим, смог бы затем это осознать. Во множестве комбинаций физических параметров существует несколько удивительных совпадений, которые пока необъяснимы, но без которых мир оказался бы обидно простым. А пока не объяснил — верь, если можешь. Вот только жаль, что элементами веры некоторые пользуются в «прикладном» смысле, т. е. для достижения практических результатов.

Зоя Петрова

 

Вернуться назад

Купить или забронировать горящие путевки в санатории Ессентуков, Железноводска, Кисловодска, Пятигорска, отдохнуть в санатории КМВ вы можете здесь.