Сайт создан при поддержке Общественной палаты РФ
 


Жизнь Виталия Ивановича Севастьянова опровергает довольно распространенное, особенно в последние годы, мнение об обязательности стартового капитала для того, чтобы у человека удачно сложилась судьба. У него капитала не было. Что могли дать мальчику простой шофер и домохозяйка, кроме любви и родительской заботы, кроме своей мечты увидеть его хорошо образованным и счастливым человеком? Хотя разве этого мало?

Родился он в Красноуральске, детство провел в Сочи, куда потом переехала семья. Наверное, несмолкаемый шум волн, пропитанные ароматом далеких путешествий ветры и низко висящие над головой звезды зародили в его душе мечту о приключениях, тягу ко всему загадочному, непознанному. Школу он окончил с золотой медалью, будучи студентом Московского авиационного института, увлекся научной работой. Дипломная практика его проходила в КБ Сергея Королева (ныне НПО «Энергия»), где знаменитый конструктор отметил пытливый ум и творческие способности молодого Севастьянова и пригласил его на работу. Тогда только-только состоялись первые запуски спутников Земли. На глазах Виталия Севастьянова начиналась эра космических летательных аппаратов, рождалась профессия космонавта. Он с головой ушел в работу, которая полностью захватила его. Ему не было и 25 лет, когда он предложил свою систему солнечной ориентации для «Востоков». После нескольких испытаний на кораблях-спутниках она была применена на первом космическом корабле.

Как часто даже с вузовским дипломом на руках молодые люди еще не могут определиться ни с работой, ни с карьерой, ни с дальнейшей жизнью и беспомощно оглядываются на родителей. А Севастьянов уже через год после окончания института разрабатывал образцы космической техники и читал лекции первому отряду космонавтов. Было это в 1960 году, накануне первого полета человека в космос. Севастьянов быстро подружился с первопроходцами Вселенной — их объединяли молодость, бесстрашие, жажда новизны, приключений и романтики. Ему очень нравился Юрий Гагарин: весельчак и балагур в компании, на занятиях он всегда задавал толковые и сложные вопросы. Виталий Иванович навсегда запомнил утро легендарного гагаринского полета. Севастьянов отвечал за аварийные ситуации полета и так переживал, что, казалось, подрагивание секундной стрелки совпадает с биением его сердца. Уже выйдя из генерального штаба, услышал, как грянул из всех репродукторов голос Юрия Левитана: «Человек в космическом пространстве...». Увидел, как всеобщая радость, счастье захлестнули улицы и площади города. Останавливался транспорт, люди обнимались, пели, танцевали. Ликование было всеобщим, искренним, небывалым.


В 1965 году В. И. Севастьянов окончил аспирантуру МАИ и защитил кандидатскую диссертацию. Но ему хотелось приблизиться к звездам, почувствовать на себе дыхание бесконечности. В 1967 году его зачислили в отряд космонавтов, началась подготовка к полету. Первого июня 1970 года весь мир в очередной раз услышал сообщение ТАСС, в котором говорилось о запуске космического корабля «Союз-9» с Андрианом Николаевым и Виталием Севастьяновым на борту.

Ими был установлен мировой рекорд по продолжительности полета — 18 суток. Была выполнена обширная программа научно-технических и медико-биологических исследований.

Любопытно, что во время того полета состоялась первая в мире космическая шахматная партия. Космос против Земли! Соперниками Севастьянова и Николаева были космонавт Виктор Горбатко и помощник главкома ВВС по космосу генерал-полковник Николай Каманин. Игра продолжалась около шести часов, обмен ходами был только во время сеансов связи, когда корабль пролетал над территорией Советского Союза. Для этой необыкновенной партии, которая состоялась 9 июня 1970 года, была придумана шахматная доска со специальными креплениями, чтобы фигурки не разлетались по кораблю. Не удивительно, что позже Севастьянов несколько лет возглавлял шахматную федерацию СССР.


С Андрианом Николаевым


А вообще этот полет был очень тяжелым. Восемнадцать суток в невесомости, в тесном, размером с автомобиль, пространстве дались космонавтам нелегко. После приземления они не могли встать на ноги — атрофия мышц, сосудистая реакция. Им даже лежать было тяжело. Космонавты чувствовали себя настолько плохо, что многие ученые сделали вывод о невозможности более длительных полетов (начинается процесс деминерализации организма, из костей уходят соли кальция, фосфора). Андриан Николаев больше не смог вернуться к полетам — врачи запретили. А Виталий Севастьянов после курса реабилитации решил, что обязательно еще раз посмотрит на Землю из иллюминатора корабля — необыкновенно красивую, круглую, зелено-голубую. Правда, как заметил еще Юрий Гагарин, удивительно маленькую.

Тот полет подтолкнул медиков к разработке методов предотвращения негативного воздействия невесомости на организм человека, которые сейчас по праву считаются лучшими в мире.

Еще одной важной проблемой в космонавтике является психологическая совместимость экипажа корабля. Вначале ей не придавали особого значения, но затем занялись серьезно, так как был даже случай внепланового возвращения корабля на Землю в связи с невозможностью дальнейшего общения пилотов. Бывали ситуации, когда старт корабля отменяли из-за неприязненных взаимоотношений членов экипажа. С Виталием Ивановичем подобное, наверное, было бы невозможно, так как его интеллигентность, мягкость, доброжелательное отношение к людям вызывают искреннюю симпатию.

Следующие пять лет ушли на подготовку к новому полету, на научную работу. В мае 1975 года в качестве борт-инженера Севастьянов совершил свой второй полет вместе с летчиком-космонавтом Петром Климуком. Пилотируемый ими корабль «Союз-18» совершил стыковку с находившейся на орбите научной станцией «Салют-4». На этот раз полет продлился около 63 суток. Там, в невесомости, Виталий Севастьянов отметил свое 40-летие, а Петру Климуку исполнилось 33 года. Космонавты позволили себе в день рождения пригубить настойки элеутерококка, две герметично упакованные фляжки с которой они спрятали под скафандры.

На земле дважды Герой Советского Союза, командир отряда космонавтов-испытателей Виталий Севастьянов продолжал работу в качестве заместителя начальника отдела НПО «Энергия» и мечтал о новых полетах — продолжал тренироваться, держал себя в постоянной физической готовности. Таким — стройным, подтянутым, энергичным — запомнили его миллионы любителей телепередачи «Человек. Земля. Вселенная», ведущим которой он был на протяжении двадцати лет. Перед ними он предстал не только серьезным ученым, героем-космонавтом, патриотом, но и удивительно обаятельным, эрудированным и интересным человеком. Благодаря ему многие молодые люди устремились в космонавтику, выбрали ее своей профессией. Так случилось, например, с космонавтом Павлом Виноградовым.

Одно перечисление наград и званий Виталия Ивановича вызывает уважение: академик, член Международной академии астронавтики, лауреат Государственной премии СССР, кавалер двух орденов Ленина и обладатель многочисленных отечественных и зарубежных медалей, почетный гражданин городов Калуга, Красноуральск, Сочи, Варна (Болгария), Лос-Анджелес, Хьюстон, Сиэтл, Сан-Франциско (США) и др. В городе его детства в сочинском парке «Ривьера» в прошлом году, к 70-летию со дня рождения, был поставлен памятный бюст Виталия Севастьянова. Он является автором более 250 статей, шести изобретений и одного открытия, им написаны воспоминания «За облаками небо». В издательстве «Герои России» вышла посвященная ему книга А. Шалобаева и Ю. Устинова «Во славу Руси».

В его жизни было еще пятнадцать лет подготовки в составе различных групп и экипажей и напрасное ожидание очередного свидания с космосом. В 1987 году Виталий Иванович решил покинуть отряд космонавтов. Его энергичная натура требовала действий, эмоций, встреч с людьми. И он решил заняться политикой. Тем более что в стране происходили перемены, к которым он не мог оставаться равнодушным. С 1990 года и по настоящее время Виталий Севастьянов является депутатом Государственной Думы России. Несколько лет он был членом комитета по международным делам, председателем мандатной комиссии, а сейчас является первым заместителем руководителя межфракционного объединения по поддержке авиации и космоса. Был и остается коммунистом.

Виталий Иванович сожалеет о сегодняшнем дне космонавтики. Говорит, что Россия не только перестала быть ведущей космической державой, но и потеряла свои сильные позиции в этой отрасли. С какой болью он наблюдал затопление международной космической станции «Мир»! Он предлагал сохранить находившиеся в ее составе два новых модуля с одиннадцатью тоннами дорогостоящего оборудования, использовать их для создания новой станции. Но его предложение не нашло поддержки. Вся планета наблюдала за тем, как топили «Мир», — кто со злорадным торжеством, кто с болью и гневом.


Отсутствие собственной космической станции не только подорвало авторитет России, но и изолировало ее от доступа к новейшим техническим разработкам и научным исследованиям. Сергей Королев еще в конце 50-х годов заложил определенную доктрину в пилотируемую космонавтику. Она заключалась в том, что космонавт должен быть испытателем (испытывать космическую технику и обеспечивать ее дальнейшее развитие) и одновременно исследователем (выполнять обширную программу научных исследований в интересах фундаментальных и прикладных наук). В своей книге «За облаками небо» Севастьянов пишет, что «наблюдение из иллюминатора космической станции может дать научную информацию, которую не получить и за многие десятилетия очень интенсивных наблюдений с поверхности Земли». Он с тоской вспоминает, что во время их полета с Климуком у них было около пяти тонн уникального научного оборудования. «Сейчас наши космонавты занимаются только обеспечением жизнедеятельности станции, меняют патроны регенерации, в общем, работают сантехниками, — с горечью комментирует Виталий Иванович пустоту российского отсека на МКС. — К американскому отсеку, напичканному новейшим оборудованием, их даже не подпускают. И не возразишь — более 70 процентов собственности станции принадлежит американцам, остальное — Японии, Канаде, России и Евросоюзу».

Такое положение вещей не может устраивать Россию, чьи заслуги в освоении космоса неоспоримы. Государственной Думой России утверждена федеральная национальная программа космических исследований до 2015 года. Программа, по словам В. И. Севастьянова, очень толковая. В российской космической корпорации «Энергия» депутаты недавно заслушали очень интересный доклад о разрабатываемых здесь перспективных программах космических исследований на 25–30 лет вперед, включая исследования Луны и Марса. Все это внушает оптимизм, что когда-нибудь наша страна вернет лидирующие позиции в освоении космоса и вновь создаст необходимые условия для раскрытия научно-творческого потенциала российских ученых. На этом благородном поприще летчик-космонавт СССР, депутат Виталий Севастьянов сделает все от него зависящее.

Политика его не испортила. По мнению окружающих, он так и остался честным и порядочным человеком. Да и сам он любит повторять, что «тот, кто идет по трупам, к трупам и приходит». Ему не нравится вседозволенность нынешнего времени, он говорит, что жизнь без стыда и совести, без самоконтроля ведет к гибели нации.

Важнейшей чертой настоящего мужчины Севастьянов считает доброту. Это качество живет в его сердце, это отмечают в нем его близкие. Его супруга многие годы заведовала редакцией европейских стран в АПН, работала в издательстве «Русская литература». Дочь окончила экономический факультет МГИМО, затем аспирантуру, сейчас занимается международной экономикой. Внучка собирается идти по стопам матери и деда, которого отличают широкая эрудиция, хорошее образование и мудрость человека, испытавшего счастье полета в бесконечность.


На космической и домашней орбитах


Друзья и близкие отзываются о Виталии Ивановиче с большим уважением. Отмечают его спокойствие, надежность, отсутствие чванства и готовность прийти на помощь. Он очень аккуратен и опрятен, всегда радушен и открыт. Возможно, именно эти черты характера да и сама его жизнь — достойная, интересная, яркая — сблизили Виталия Ивановича с Национальной ассоциацией объединений офицеров запаса Вооруженных Сил «Мегапир». У них много общих интересов, и в первую очередь — служение России, своему народу, служение общечеловеческим ценностям.

Во сне к нему возвращается молодость, его прошлое. И тогда он видит себя в кругу соратников, таких же молодых и жизнерадостных, как он сам. Они сидят в небольшом кинозале, смотрят фильм. На экране — песчаные барханы, палящее солнце, выгоревшая гимнастерка, группка женщин в чадре. «Белое солнце пустыни» — фильм, ставший традицией, талисманом космонавтов. Фильм, после которого следуют стартовая площадка, бушующее пламя, полет и звезды, что становятся все ближе и ближе.

Елена Куджева

Вернуться назад

Купить или забронировать горящие путевки в санатории Ессентуков, Железноводска, Кисловодска, Пятигорска, отдохнуть в санатории КМВ вы можете здесь.