Сайт создан при поддержке Общественной палаты РФ
 


Ректор МГУ В. А. Садовничий вручает О. К. Сильченко Премию
им. И. И. Шувалова (1996 год, 1-я премия) за докторскую
диссертацию «Звездное население ядер галактик»


Мы, представители прессы и академической науки, приехавшие на конференцию «Горизонты Вселенной и SETI», которая проходила в Буково, что в Карачаево-Черкесии, сидели в почти заполненном микроавтобусе, ожидая отправления. В последний момент в него легко впорхнула вожатая из «Орленка». Не настоящая, конечно, но очень похожая. Стройная, с улыбкой на губах, в спортивной курточке с компактным рюкзачком за плечами, «вожатая» заняла свободное место. А через минуту светила радиоастрономии забрали ее в свою «Волгу». Мы подумали, мол, такая женщина, естественно, должна ездить со светилами, но, оказалось, что она — сама светило.

«Ольга — настоящий боец. Кстати, она и наш человек, ведь результаты ее исследований получены на нашем инструменте», — это слова директора САО, члена корреспондента РАН Ю. Ю. Балега о докторе физико-математических наук, астрофизике, лауреате Государственной премии Ольге Касьяновне Сильченко. Хотя, как выяснилось, в детстве Ольга Касьяновна мечтала петь песни и писать рассказы.

— По натуре я, скорее, гуманитарий, — рассказывает О. Сильченко. — Но мой папа хотел, чтобы я связала свою профессиональную жизнь с точными науками, да и мне, признаться, они были интересны. Поэтому поступила в МГУ имени Ломоносова на физический факультет. В нашей группе было еще четыре девочки, однако в профессию пошла только я.

Надо сказать, что еще в школе представления о физических явлениях складывались у меня на уровне ощущений и образов. Так воспринимать сложные процессы нас учили замечательные школьные педагоги-физики. Да и мне, с моей увлеченностью гуманитарными науками, так было проще запоминать. А поскольку воображение и фантазия у меня присутствовали, то учительница по литературе Татьяна Михайловна Андреева позволяла мне некоторые вольности, которые я творила на ее уроках и с ее предметом, — она всегда хвалила мои сочинения и оценивала их на «отлично».

Я не стала золотой медалисткой, но в нашей физико-математической школе отличников вообще не было. Зато знания давали золотые. А поскольку лирика все же мне была ближе, чем физика, то я с гордостью получила в аттестат четверки по всем профилирующим предметам: по алгебре, геометрии и физике.

Кроме того, успевала петь в хоре ансамбля имени Локтева. С нами занимались замечательные хормейстеры. У одного из них, Хосе Филиппе, я позаимствовала кредо: для человека в жизни главное не успех, даже не семья, а высокий уровень своего профессионализма. Ведь правда, человек чувствует себя состоявшимся и востребованным, только когда достигает определенного уровня профессионализма.

В университете же огромное влияние на меня оказал мой первый научный руководитель Анатолий Владимирович Засов. Сегодня он — профессор астрономического отделения физфака. Признаться, здесь я тоже позволяла себе вольности, решая прежде всего те задачи, которые были интересны мне. Но преподаватели, видя неподдельный интерес к науке, позволяли студентам некоторые отступления. А за успехи всегда хвалили.

— Похвала очень важна для того, кто учится. Сегодня в школе детей чаще ругают, а похвалить забывают.


— Я бы не сказала, что это правило. Возможно, мне везло на преподавателей. Но и у моей дочери таких проблем тоже нет. Она учится в физико-математической школе, там постоянно проводят рейтинговые обзоры учащихся, математические бои между командами, и лучшие представляют школу на разных олимпиадах, а имена победителей обязательно публикуются в стенгазете.

— А какой вы преподаватель?


— В Московском университете я занимаюсь, в первую очередь, научной работой. Но на общественных началах, без всякой доплаты, читаю спецкурс «Эволюция галактик», а также руковожу работой студентов, пишущих курсовые и дипломные работы, и аспирантов. Должна признаться, что в выборе своих подопечных я очень придирчива. У меня есть возможность выбора, и никто не может меня заставить заниматься с тем или иным слабым студентом. Я не буду тратить время на того, кто откровенно не тянет. Те же, кто со мной работает не один год, действительно, лучшие.

— Ольга Касьяновна, а можно ли в научном мире добраться до карьерных высот, работая локтями, а не зарабатывая очки исследовательской и практической работой?


— Такое везде бывает. Но я абсолютно убеждена, что, если человек действительно работает, то никакой пробивающий дорогу локтями его не задвинет.

— В 2003 году вам была присуждена Государственная премия. Расскажите, пожалуйста, о работе, за которую вы ее получили.


— Госпремию нам вручили только в этом году, за открытие новых структур в дисках спиральных галактик. Нам — это коллективу, возглавляемому академиком Алексеем Максимовичем Фридманом. В общей сложности работа над темой продолжалась порядка тридцати лет. За это время в ней поучаствовали разные ученые. В чем ее суть? Фридман высказал гипотезу, что в газовых дисках спиральных галактик должны существовать гигантские антициклоны. До этого считалось, что газ спокойно вращается по круговым орбитам. Сначала ученые искали теоретическое обоснование гипотезы на основе физических законов, с помощью формул и уравнений. Потом в Курчатовском институте был поставлен лабораторный эксперимент, когда вращали на установке кастрюльку с водой, и, действительно, в ней наблюдались завихрения. Следующим этапом стал поиск таких структур в реальных галактиках. Как раз на этом этапе я и подключилась к работе. Мы работали в Карачаево-Черкесии на шестиметровом телескопе: наблюдали вращение галактик, обрабатывали полученные данные и интерпретировали их.

— А что дает Государственная премия помимо морального удовлетворения от оценки своей работы?


— Безусловно, премия — это деньги. Но не большие. Вообще, в прошлом году ее статус поменялся — мы последние получили ее по старой системе. Если раньше премию вручали нескольким десяткам коллективов, в которых могло состоять до десяти человек, то теперь в год будут награждать всего троих за совокупность заслуг, а не за конкретную работу. Раньше 300 тысяч делили между десятью членами группы, теперь один ученый получит 3 миллиона. Получается, статус премии повысился. Если уж говорить до конца, то свои деньги я потратила на двухнедельный отдых в Турции и, как ни банально прозвучит, на зимнее пальто.

— Ольга Касьяновна, если вы даже математику с физикой учили, основываясь на своих внутренних ощущениях, неужели вы забыли о своих гуманитарных увлечениях детства, став астрофизиком?


— Конечно, нет. Пою и сегодня. Например, в Театре старинной музыки МГУ мы ставим оперы композиторов XVIII века. Последний спектакль был представлен осенью прошлого года. Это был «Орфей и Эвридика» на музыку Монтеверди и Глюка. Мне не стыдно выходить на сцену, потому что я успела окончить школу-десятилетку при консерватории по классу вокала. Так что мой певческий уровень почти профессиональный.


Председатель Правительства Российской Федерации М. Е. Фрадков
вручил О. К. Сильченко Государственную премию РФ 2003 года
за работу в составе коллектива авторов «Предсказание
и открытие новых структур в спиральных галактиках».


— А на художественную литературу время остается?

— Безусловно. Дочь-подросток — большой в этом плане стимул. Возможно, кого-то удивит, но я в совершенном восторге от Гарри Поттера. Все свежие части книги мы достаем из-за границы и читаем их в оригинале. Интересно, свежо и для изучения языка полезно, потому что в этих книгах очень хороший английский. Могу это точно сказать, потому что говорю на этом языке свободно да и статьи в зарубежные научные журналы пишу сама. Кроме того, о звездах могу рассказать и на французском, его изучала в университете. Естественно, сказками чтение не ограничивается. Один из последних авторов, книгу которого я прочла, — Айрис Мердок. Люблю сонеты Шекспира.

— Астрофизик, увлекающийся Шекспиром?..


— А что в этом странного? Отдыхая в Турции, не просто лежала на песке, а читала его стихи. Похвастаюсь, одной из первых приобрела новое издание сонетов Шекспира: на каждый сонет — шесть его переводов. Впечатляющее чтение. Потом два месяца сама сочиняла сонеты.

— Расскажите о своей семье.


— Мой отец Касьян Никитич — профессор МИФИ. Многие мои родственники окончили этот вуз, а я наотрез отказалась, чем вызвала большой семейный скандал. Я хотела, чтобы никто не обвинял меня в том, что благодаря, дескать, папе поступила и отучилась. Мама — Ленгина Григорьевна. Таким именем ее наградил дед. Его друг дал сыну имя Ленген (Ленин — гений). Дедушка решил сделать его женским. Ну а мою дочку зовут Анной. Сегодня мы живем женским коллективом: моя мама, я и Анюта. Иногда ссоримся, но ненадолго. Должна признаться, что я стараюсь доминировать в семье: как скажу, так и будет в конце концов.

— О вас можно сказать: «железная леди»?


— Сейчас уже да. Хотя в детстве мама называла меня рохлей, попрекала тем, что, мол, на мне ездят все кому не лень. Она считала, что у меня нет никакого характера. Откуда он появился, не знаю.

— Вы умеете прощать?


— Есть вещи, которые сразу не простишь. Но всю жизнь носить такой груз нельзя. Поэтому и предательство прощала, умела пережить, преодолеть и пойти дальше. Да, приятного в этом мало, но люди есть люди, в них есть и хорошее и плохое.

— Глядя на вас, создается впечатление, что вы внутренне очень спокойный человек.


— Я научилась хладнокровию и этому внутреннему спокойствию. Очень полезно в работе. Конечно, в детстве и в юности бывали и бурные радости и такие же состояния отчаяния, но с годами все выровнялось. Работа стала занимать большую часть жизни. Если работаешь, она не предаст: то, что ты сделал, всегда остается с тобой.

— А как вы отдыхаете?


— Стараюсь совершенно отвлечься от работы, ничего не делать, а, например, только лежать на пляже или заниматься чем-то, совершенно не относящимся к астрофизике.

— Ольга Касьяновна, как же сочетаются хладнокровие и любовь к сонетам?


— В них все так красиво. Они влияют на меня не столько эмоционально, сколько эстетически. Если можно любить поэзию холодным разумом, то это мой случай.

— А может быть, они напоминают о нереализованной любви?


— Возможно.

— В свое время вы занимались политикой. Сегодня это направление вас не интересует?


— От политики отошла после 1991 года. Я была членом партии, партбилет не сдавала и до сих пор абсолютно убеждена, что общественная собственность на средства производства — это и есть самая прогрессивная форма устройства общества. Я не собираюсь слепо повторять чьи-то убеждения, уже сто раз измененные. И, в общем-то, мне не важно мнение окружающих обо мне. Такая независимость придает определенную устойчивость.

— А не мешает в отношениях с окружающими?


— Мне — нет. С дочерью у нас отличные отношения, я для нее авторитет, а Ане 14 лет. В этом возрасте многие дети стараются позиционировать себя отдельно от родителей. И друзья у меня есть, многие — еще со школьных лет. Недавно мы отмечали тридцатилетний юбилей выпуска. Хотя все окончили физико-математическую школу, но в науку ушла я одна. Мы остаемся дружны и сегодня, хотя все очень разные. Среди наших есть и очень богатые люди. А есть обыкновенные домохозяйки. С одной из школьных приятельниц мы дружим семьями. У нее трое детей, она нашла себя в семье и вполне этим довольна. У меня мужа нет, зато есть прекрасная дочь и любимая работа. Я тоже по-своему счастлива.

— В быту вам легко?


— Я не люблю выделяться в одежде, не люблю вычурных интерьеров. Ни в чем не должно быть лишних деталей. Знаете, пять лет назад у меня сгорел телевизор, его вынесли на помойку, и я сказала, что новый покупать не буду. С тех пор мы совершенно счастливо живем без него. Ребенок стал больше читать. Дискомфорт возникает иногда от избытка общения, потому что я больше люблю тишину и одиночество, а по долгу службы должна часто встречаться с людьми. Насчет вредных привычек похвастаться не могу: не курю (для голоса плохо), почти не пью (разве что красное вино). Обожаю вкусно покушать. Причем это не приносит мне вреда — не толстею, даже если в 11 ночи съем тортик.

— Сейчас многие женщины вам наверняка позавидовали. Ольга Касьяновна, какой из женских образов — любой исторической эпохи, выдуманный или реальный — вам близок?


— Татьяна Ларина.

— Правда? Я думала, что вы Маргарет Тэтчер назовете.


— Ой, нет. Это такая стерва. При всей жесткости натуры я все-таки не стерва.

— Скажите, в чем ваш успех?


— Я никогда не ставила перед собой карьерные цели. Я просто работала.

Зоя Петрова
Светлана Александрова

Вернуться назад

Купить или забронировать горящие путевки в санатории Ессентуков, Железноводска, Кисловодска, Пятигорска, отдохнуть в санатории КМВ вы можете здесь.