Сайт создан при поддержке Общественной палаты РФ
 


Все самое красивое, самое необыкновенное и самое неповторимое создано Природой. Человеку не дано соперничать с ней, он может только восхищаться и хранить эту данную свыше красоту. Чтобы ее увидело как можно больше поколений самого несовершенного ее создания — человека. Чтобы он понял, насколько хрупка, важна и прекрасна жизнь, если в ней есть столько красоты. Надо только захотеть ее увидеть, тогда она даст ответы на все вопросы и на самый главный тоже: жить стоит хотя бы ради этой красоты. Потому что нет ничего прекрасней океана и моря, пустыни и гор и даже под землей есть она — Красота. Чтобы убедиться в этом, не надо ехать за тридевять земель. Нужно только купить билет и отправиться в маленькую приморскую сказку — Абхазию. И в ее Ново-Афонскую пещеру — самую глубокую на планете. По своим размерам она соперничает с именитыми подземельями мира, в том числе с такими гигантами, как Шкоцианская пещера в Югославии и Карлсбадская в США. И уж точно не уступает им в красоте и волшебстве.

Миллионы лет пещера скрывала свои тайны в недрах Иверской горы. Большой провал на склоне горы много веков внушал священный трепет местным жителям, прозвавшим его Бездонной ямой. Он напоминает колодец, отвесные стены которого теряются во мраке, а попавших в него животных он возвращал только через море, куда чудесным образом выплывали уже мертвые животные. Сколько же легенд и загадочно-тревожных историй породила Бездонная яма, пока не нашелся смельчак, вздумавший разгадать тайну горы. Была середина прошлого столетия, и это был шестнадцатилетний парнишка из Нового Афона Гиви Смыр.

Он связывал веревку за веревкой и с каждой попыткой опускался все ниже, но яма не хотела покоряться: это был спуск в черную бесконечность. Создавалось впечатление, что провал и в самом деле бездонный. Требовались специальное снаряжение и помощники. Гиви не сдавался, и его упорство было вознаграждено: в 1961 году для исследования загадочной ямы была организована специальная экспедиция Института географии Академии наук Грузии. А все благодаря честолюбию Никиты Сергеевича Хрущева, который, как царь Салтан, захотел такое же чудо, какое увидел у американского президента, побывав у того в гостях и увидев обустроенные подземные пещеры. Разве в Союзе нет гор? Есть. Разве в них не может быть такой же, а наверняка еще лучше, красоты? Еще как может. И тут вспомнили про Бездонную яму.

Итак, штурмовая четверка — Зураб Тинтилозов, Арсен Окроджанашвили, Борис Гергедава и Гиви Смыр — спустилась на дно. Толща глины, покрывавшая стены и пол колодца, казалось, свидетельствовала о его дне. Точно так же заканчивались пещеры, расположенные вокруг. Только ничего примечательного в них не было. И тут спелеологи почувствовали в одном из небольших отверстий сильную тягу воздуха, поочередно протиснулись вперед. Темнота, поглотившая свет фонарей, говорила о грандиозных, еще невиданных под землей объемах. Так была раскрыта тайна Бездонной ямы и открыто настоящее подземное чудо — Ново-Афонская пещера.


За первой экспедицией последовали новые. Была составлена карта пещеры, собрано большое количество научного материала, снят фильм о действительно неземной красоте подземного царства сталагмитов и сталактитов. Пещеру решили благоустроить, чтобы ее чудесам могли удивляться все желающие. Если раньше спелеологи спускались сюда по каскадам отвесных карстовых колодцев глубиной в десятки метров, протискивались в узкие щели, проползали по тесным лазам, то теперь путешествие по залам подземного дворца начинается с искусственного входа в пещеру у подножия Иверской горы. Его вестибюль украшен мозаичными панно, цветными витражами и чеканкой. А сама прогулка проходит на электропоезде «Турист», рассчитанном на 90 человек. К слову, «Турист» не имеет аналогов. Он был специально для Ново-Афонской пещеры спроектирован в Государственном проектном институте «Гипроуглемаш» и изготовлен на Рижском вагоностроительном заводе.

С тех пор прошло почти тридцать лет. Новый Афон, как и вся Абхазия, пережил войну начала 90-х и отсутствие туристов. Но Гиви Смыр, который уже давно стоит во главе этого подземного мира, не позволил ему разрушиться и исчезнуть. Маленький поезд терпеливо ждал возвращения искателей приключений. Пусть сегодня это некогда космически-футуристическое чудо советской техники вызывает снисходительную улыбку, как если бы взрослый улыбался, глядя на своего любимого в детстве плюшевого медвежонка. Но он внушает такую же радость и дарит не меньший восторг, как в былые времена, а для маленьких посетителей пещеры он все равно поезд, везущий в сказку.

В Ново-Афонской пещере восемь залов. После войны кабинет министров Абхазии утвердил их измененные названия. Согласно постановлению правительства, зал «Абхазия» переименован в «Апсны», зал грузинских спелеологов — в «Зал спелеологов», Глиняный зал — в «Нарта», зал «Каньон» — в «Аюхаа», «Москва» — в «Апсар», «Сухуми» — в зал имени Гиви Смыра, «Молодежный» — в «Апхярца», «Тбилиси» — в «Анакопию». В пещере есть также Кораллитовая галерея и Геликтитовый грот. Последний — пещерный заповедник, куда туристов не водят, потому что здесь находится подземное богатство — геликтиты, или эксцентрические сталактиты. Эти упрямцы усеивают весь потолок, достигая в длину от нескольких миллиметров до более чем десяти сантиметров, и, вопреки силе тяжести, растут вверх, вбок, каким-нибудь немыслимым зигзагом, куда угодно, но только не вниз. Они растут очень медленно, а разрушаются быстро от малого — нарушения или перемены пещерного климата. Понятно, что постоянное посещение грота людьми приведет к гибели необыкновенных каменных цветов. Зато можно побывать в великолепных залах.


Самый большой зал Ново-Афонской пещеры — «Зал спелеологов». Его длина — 260 метров, высота — до 50 метров, ширина — до 75 метров. Самый высокий зал пещеры — зал «Апсар». Его высота — до 70 метров. Самые красивые залы пещеры — зал имени Гиви Смыра, «Анакопия» и Геликтитовый грот.

Строгие тона зала «Апсны» оживляет неожиданный ярко-зеленый цвет двух подземных озер — «Анатолии» глубиной более 25 метров и Голубого. Они периодически затопляли половину зала, что видно по темным следам на его стенах, но теперь пещерные воды-бунтовщики выплескиваются через специальный водоотводный туннель в реку Маниквара.

Чудо «Зала спелеологов» — Белая гора со ступеньками-сталагмитами. Пол здесь покрыт кальцитовыми кружевами, под которыми видны второе дно и прозрачные ручьи. В воронке в северной части зала периодически поднимается мутноватое холодное озеро и, постояв несколько часов, снова целиком уходит под землю, закрывая выход глиной, как пробкой.

Еще одно «живое» озеро пещеры находится в зале «Нарт», покрытом могучими глиняными пластами. В озере живут полупрозрачные рачки, самые большие из которых достигают двух сантиметров в длину. В южной стене «Нарта» Природа высекла из скалы фигуру лежащего оленя. Глядя на него, трудно поверить, что его не касался резец скульптора.

В зале «Апсар» потолок украшен «органными трубами» — странными темными дырами овальной, почти круглой формы. Здесь живут летучие мыши, которые вылетают на воздух через «трубы». А украшение зала имени Гиви Смыра — каменная медуза. Она удобно расположилась на середине каменного потолка, ухватившись цепкими кальцитовыми щупальцами за лежащий под ней обломок скалы.

По всей длине зала «Аюхаа» протянулись на разных уровнях почти черные горизонтальные, уходящие далеко в глубь стены глиняные полосы. Но это не следы наводнений, а своеобразная метрика лет и столетий, как кольца у дерева.


Средоточием гармонии звуков избрала Природа зал «Апхярца». Голос человека или музыкальная нота, звучащие под его овальным куполом, обретают удивительную насыщенность и глубину, расцвечиваются богатыми красками обертонов. Иногда здесь устраиваются концерты симфонической музыки или выступления вокалистов, о которых уже вряд ли можно забыть даже пострадавшему от косолапого любителя топтаться по ушам.

Напоследок пещера припасла самое потрясающее зрелище — пещерный водопад в зале «Анакопия», каких не бывает на земной поверхности. Из отверстия в высокой отвесной стене с тридцатиметровой высоты падает в зал огромный, навсегда застывший каменный вал. Его тяжелые «струи», почти разрываясь на огромные капли, устремляются к земле и останавливаются, не достигая ее каких-нибудь два метра. Зато по гладкой, слегка волнистой поверхности кальцитового водопада струится самая настоящая вода. Она срывается с каскада вниз и, разбиваясь о камни, перетекает ручьями из ванночки в ванночку, устремляясь через щели и трещины вниз.

Впечатляет, не так ли? Пещера поражает в первый раз и каждый день живущих рядом с ней. Первооткрыватель и директор Ново-Афонского пещерного комплекса Гиви Шамелович Смыр не устает удивляться чудесам подземного мира уже более тридцати лет. Он охотно рассказывает любопытным путешественникам о разноцветных сталактитах, сталагмитах-близнецах, озерах и о покорении пещеры. Он помнит свой страх первооткрывателя и юношеское упорство в достижении поставленной цели. Кстати, эта целеустремленность и твердость характера отлично видны в его скульптурных работах. Когда-то Гиви Шамелович писал картины и вырезал из дерева мужественные лица, глаза которых были наполнены мудростью и духовной силой. Он и сегодня такой — идущий до конца, настоящий кавказец в классическом смысле этого слова, в которое вкладываются мудрость и традиции Кавказа.

— Гиви Шамелович, насколько вы 16-летний отличаетесь от себя сегодняшнего?


— Характер тот же, это точно. А отличие в том, что стал бережнее относиться к окружающему миру. Хочется, чтобы среда обитания человека была почище, чтобы молодежь научилась щадить и беречь ее. Это касается в значительной мере и Ново-Афонского комплекса. Открытие пещер сделало местность шумной и перенасыщенной людьми. Не выдерживает инфраструктура комплекса, наносится ущерб памятникам истории, архитектуры, природы. Я не говорю о закрытии или ограничении сюда доступа для туристов, наоборот. Но пещерам и всему Новому Афону необходима защита, он должен быть под охраной ЮНЕСКО. Ведь эта местность — общечеловеческое достояние, здесь были древние стоянки, столица абхазского царства, и его остатки еще сохранились, им нужна защита от вандализма людей и равнодушия времени.

— А разве тот факт, что здесь проводятся научные исследования, не помогает развитию пещер и их сохранению?


— Прежде всего, уже давно исследования ведутся очень слабо. Получается замкнутый круг: туристы помогают содержать пещеру, но их наплыв и губит ее. Сейчас, встав немного на ноги после войны, мы уже имеем возможность из заработанного выделять средства на реставрационные работы в самой пещере и вокруг нее, например, восстанавливать древнюю Анакопийскую крепость, а также на археологические и изыскательские мероприятия. Кроме этого, и я не открою секрета, оборудование и снаряжение комплекса устарело и требует замены. После завершения отпускного сезона мы начнем работу и в этом направлении.

— В советские времена проще было решать подобные вопросы?


— Трудности есть во все времена. Тогда, например, за нашей древней столицей придумали делать карьер. Я объявил голодовку в знак протеста. Помогло: приехали начальники и приказали засыпать карьер землей. Сегодня тоже стараемся находить возможности решать проблемы.

— Гиви Шамелович, хотелось бы все-таки задать вам и вопрос о том, почему вы бросили занятия творчеством? Ведь ваши работы говорят сами за себя.


— Беда в том, что музы покинули меня. Они — тонкое явление, могут возмутиться в самый ответственный момент. Конечно, это произошло, когда я «приземлился», увлекся административной работой, которая, надо признать, не по мне. А возможно, потому, что пришла любовь земная. Из-за нее музы уходят.

— Вы о своей молодой жене?


— Да. У меня была большая семья, большой дом, но наша судьба сложилась трагически, мы много потеряли. Было время, когда я вообще остался один. И война подкосила.

— А что в жизни мужчины значит женщина?


— Самая натуральная тюрьма! Шутка, конечно. Если возвращаться к творчеству, то настоящий художник должен быть пустынником. Поэтому, если от него убежали музы по причине его влюбленности или страсти, то обижаться он должен только на себя. Но любовь — прекрасное чувство. Однако, все-таки я надеюсь, что музы вернутся.

— Вы художник-самоучка?


— Да. Увлечение пришло само собой и не давало покоя. Мне было уже тридцать лет. Я начал видеть свои картины наяву. Однажды ночью засиделся с работой, вдруг глянул на стену и увидел совершенно четкое изображение: сидящего в кресле старца в накинутом халате, нога на ногу и со свесившейся с ноги тапочкой, а вокруг него летают музы. Днем ко мне пришел путешественник с рюкзаком и вручил книгу, которую просили передать мои друзья. Это был сборник Вергилия. Раскрыв книгу, я увидел ночное изображение точь-в-точь. Любопытно, не правда ли? И такое бывало нередко.

— Гиви Шамелович, как бы вы охарактеризовали понятие «мужской характер»?


— Это вектор. В чем бы он не проявлялся. Пусть человек будет не жестким, должна быть направленность на доброту. У настоящего мужчины должен быть внутренний стержень. К себе я плохо в этом плане отношусь. Нас сделали «сундуками». Мужчина должен жить, а не выживать, должен достойно и вовремя умирать. Я не говорю о стремлении к смерти или самопожертвовании, я говорю о целеустремленности и обязательном достижении намеченного. И еще мужчина должен передать знамя своего дела своим потомкам. Это правильно.


Неземная красота
Ново-Афонской пещеры


— Напоследок хотелось бы спросить вот о чем. Кавказ многонационален. Что, на ваш взгляд, является условием мирного сосуществования всех живущих здесь народов?

— Седой Кавказ нужно уважать. На Кавказ нужно смотреть не алчными глазами, а добрыми, иначе последствия будут очень тяжелыми (что, впрочем, мы уже наблюдаем). Кавказ — щит Персея, отводящий алчный взор, он — священное место. Залог счастья и мира здесь — уважение друг к другу, сохранение традиций, национальных культур. И мы, и россияне, и любая нация должны сохранить свое лицо не потому, что кто-то лучше, а кто-то хуже, а для того, чтобы не стать массой, какими-то бройлерами. Для этого необходимо почувствовать красоту собственного этноса и понять другие. Это осознание себя и окружающих необходимо для гармонии со Вселенной, а масса уйдет из мира бесследно. Когда варварство и плебейство исчезнут, а проявление национального патриотизма перестанет рассматриваться как угроза соседу, тогда можно философствовать. Сейчас же нужно как можно быстрее научиться уважать друг друга, чтобы не натворить непоправимого.

Если верно утверждение о том, что красота спасет мир, то применимо к Ново-Афонской пещере оно полностью оправдывает себя. Хоть раз побывавший в этом подземном царстве наверняка будет иначе смотреть на мир. Он будет мудрее, спокойнее и терпимее.

Зоя Петрова
Светлана Александрова

Вернуться назад

Купить или забронировать горящие путевки в санатории Ессентуков, Железноводска, Кисловодска, Пятигорска, отдохнуть в санатории КМВ вы можете здесь.