Сайт создан при поддержке Общественной палаты РФ
 
Вернуться назад



На полях колхоза «Казьминский»
с губернатором Ставрополья А. Л. Черногоровым


Практика показывает, что во главе реального большого дела всегда стоит человек, который по масштабу личности больше самого дела.

Герой Социалистического Труда, председатель колхоза «Казьминский» в Ставропольском крае Александр Алексеевич Шумский — из таких людей. Поэтому взгляды разных журналистов отмечают в нем что-то свое — знакомое, понятное. Мы сознательно публикуем два взгляда на феномен Шумского. Возможно, это и позволит увидеть этого незаурядного человека более объемно.

С трудом верится, что ему уже 67. В делах и заботах не заметил, как пролетели годы. Внешне-то он почти не изменился: все такой же основательный, крепкий. Правда, заметно раздался в плечах, походка стала помедленнее да в глазах появилась то ли грусть, то ли усталость. Шутка ли: уже 30 лет Александр Алексеевич Шумский стоит у руля колхоза «Казьминский».

Чего только не происходило за это время. Мы пережили застой, перестройку, обвал экономики. А колхоз, которым руководит Александр Шумский, как был одним из лучших в стране, так и остался. Впечатление такое, будто хозяйство по воле счастливого случая оказалось в каком-то финансовом оазисе. Где-то там, за невидимой завесой, остались экономическая неразбериха, череда банкротств, многомиллионные долги… В хозяйстве Шумского полный порядок. За модой на экономические новации здесь не гнались, наращивать производство не прекращали, улучшать благосостояние колхозников не перестали…

Так в чем же он, феномен Шумского? Тогда, тридцать лет назад, он мало чем отличался от других председателей колхозов: целыми днями мотался по бригадам и животноводческим точкам, выясняя, почему на дальнем отделении в разгар посевной простаивает трактор, а во время вечерней дойки на ферме отключили электричество. Скоро понял: так работать нельзя. Он же председатель, а не погоняла. Задумался: как надо, что необходимо сделать, чтобы не гонять технику из одного конца колхоза в другой, не жечь понапрасну горючее?

Ответ пришел не сразу. Как это ни покажется странным, идея укрупненных севооборотов родилась ночью. Молодого председателя одолевала бессонница, и однажды подумалось, а что если вместо многочисленных бригад создать укрупненный севооборот с концентрацией техники в крупные механизированные комплексы и с оплатой труда не от «колеса», а по конечному результату.

Конструкция управления хозяйством, созданная Шумским, действует более четверти века, не претерпев серьезных изменений. Казалось бы, перенимай опыт – у Шумского ни от кого секретов нет. И многие приезжали, внимательно слушали, однако повторить удалось далеко не всем. Значит, новшества не для многих. Как не для многих и должность председателя. Александр Алексеевич напомнил, какой сильный удар по председательскому корпусу был нанесен еще во времена горбачевской перестройки.

– Был такой лозунг: «Вы их там снизу, а мы их тут сверху». По всей стране прокатилась тогда волна перевыборов руководителей. В итоге в председательские кресла сели некомпетентные, не умеющие работать люди. Среди них оказалось немало просто нечестных людей, разворовавших свои хозяйства. Пользуясь свободой и бесконтрольностью, они часть продукции продавали по заведомо низкой цене, а разницу клали себе в карман. Мы же заложили основы рыночной экономики, но с человеческим лицом. Подошли к рынку, ничего не сломав и не уничтожив. Время показало: выбор сделан правильный. Результатам только позавидовать можно. Урожайность пшеницы, к примеру, в прошлом году составила на круг 61,7 центнера. Вместе с кукурузой валовой сбор превысил 75 тысяч тонн. Не подкачала и вторая стратегическая культура – сахарная свекла. Ее тоже собрали больше 130 тысяч тонн. В крае нет другого хозяйства, которое бы собирало столько свеклы.

В колхозе-племзаводе нет убыточных отраслей. В прошлом году получили 170 миллионов рублей прибыли. И заработки здесь самые высокие на селе и не только в крае, но и на Юге России. Где, скажите, механизаторы зарабатывают по 10 – 12 тысяч рублей в месяц? Плюс к этому натуроплата, которая в денежном выражении бывает повыше зарплаты.

Александр Шумский мыслит масштабно. Приятно получать с каждого гектара по 70 – 80 центнеров товарного зерна кукурузы, но еще выгоднее производить гибридные семена. Для начала их можно купить у американцев. Но лучше самим выращивать. Нужен калибровочный завод. Средств не хватает? Не беда. Шумский собрал колхозников и предложил им построить завод в складчину: половину внес колхоз, остальное – колхозники. Так еще несколько лет назад каждый из них стал акционером современного предприятия, оснащенного американским оборудованием, теперь получает дивиденды.

Десять лет назад по краю разнеслась сенсационная новость: под крыло колхоза-племзавода «Казьминский» попросился краснодарский колхоз «Гранит». Впервые в стране социальная экономика оказалась сильнее административных границ. Казьминцы тогда пошли навстречу соседям, приняли их в свою семью. «Гранит» вместе со всеми землями, техникой, скотом, оборотными средствами и, разумеется, многомиллионными долгами вошел в состав «Казьминского». Был создан прецедент, вызвавший шок у руководителей Краснодарского края: «Как же так? – недоумевали власти Кубани. – Признанные мастера земледелия – и вдруг пошли на поклон к ставропольцам».

Но больше всех переживал Александр Алексеевич Шумский. Уже несколько лет «Казьминский» арендовал у «Гранита» земли, расплачиваясь с ним продукцией. Уж кто-кто, а Александр Шумский знал истинное состояние дел в соседнем хозяйстве. «Гранит» шел ко дну: на счетах ни копейки, зато долгов – около 20 миллионов рублей. Люди восемь месяцев не получали зарплату. Поэтому амбиции краснодарских руководителей были необоснованными и непонятными. Но здравый смысл в конце концов возобладал, компромисс был найден. «Гранит» присоединился к «Казьминскому». А Шумский немедля сдержал слово: сразу погасил не только долги, но и выдал людям зарплату.

Сегодня в Гусаровское, где находится центральная усадьба «Гранита», проведен газ. Экономика хозяйства окрепла. И люди довольны. А о Шумском говорят: «Дай Бог здоровья Александру Алексеевичу. Если бы не он, наше село было бы обречено».

Вспомнить о случае десятилетней давности заставила очередная новость. В состав «Казьминского» попросился еще один колхоз Краснодарского края – «Красное знамя». Его земли тоже граничат с казьминскими. Александр Алексеевич ничего не имел против. Тем более что с просьбой о присоединении обратились власти Отрадненского района. Да и казьминцы проголосовали за объединение. Хотя у соседей и выбора-то не было: наступила весна, а у них – ни запчастей, ни горючего, да и в колхозной кассе пусто. Зато сумма долгов перевалила за 20 миллионов рублей. Где их взять? Только у Шумского. И слава Богу, что не отказал, согласился взвалить на себя еще и эту ношу. Александр Алексеевич в первую очередь распорядился выдать людям заработную плату, которую они не получали с нового года. Выделил семена, горючее, гербициды. Словом, весеннюю посевную «Красное знамя» провело вместе с щедрыми казьминцами.

Александра Алексеевича очень беспокоит состояние, в котором оказалось сельское хозяйство. Он оценивает его как крайне неблагополучное. Цены на бензин и солярку выросли в два раза, а зерно дешевеет: чтобы купить тонну дизтоплива, надо отдать шесть тонн пшеницы.

– У меня не укладывается в голове, что все это происходит с нами, – говорит Александр Алексеевич. – Думаю, что если поставлена цель – разорить сельское хозяйство, то она будет скоро достигнута. Село рушится. Почему? Да потому что власти всех уровней устранились от нужд селян. А виновата сама система, вернее, отсутствие системы планирования в сельском хозяйстве. Плановость есть и у американцев, на которых у нас часто ссылаются. Где, что и сколько должно быть произведено, эти вопросы должны решаться на государственном уровне.

– Если зарубежный опыт не копировать бездумно, а осваивать, учитывая местные особенности, то эффект может быть очень значительным.


– Согласен. Мы уже много лет сотрудничаем с французами, выращиваем свеклу по их методике. У них замечательная техника, которая прекрасно работает на наших полях, высокопрофессиональные специалисты, у которых мы многому научились, современные технологии, которые мы освоили.

– Но сотрудничество с французами – слишком дорогое удовольствие. Помните, как вы обивали пороги Минсельхоза, добиваясь подписания договора о сотрудничестве с французской фирмой. Договор был подписан на 350 тысяч долларов. Но рухнул СССР, и пришлось по министерским долгам расплачиваться колхозу.


– Заплатили мы тогда все до копейки. Тем не менее считаю, что те деньги в хорошее дело были вложены.

В свое время Александр Шумский по-своему провел приватизацию. Экономисты хозяйства подсчитали, кто, когда и какой вклад внес в создание нынешнего колхозного потенциала. Были подняты ведомости на зарплату начиная с 1958 года. Зато теперь каждый знает объем своего имущественного пая, независимо от того, работает человек или пребывает на пенсии. Ни имущественные паи, ни тем более землю в «Казьминском» растаскивать не стали – это долевая собственность, и каждый имеет дивиденды.

Словом, Александр Шумский создал самонастраивающуюся систему, которая не рухнет и без него – колхозники не позволят. Вопрос о замене Шумского на посту председателя никем никогда не обговаривался. Зачем? Александр Алексеевич еще полон сил. Однако замену себе готовит. Младший Шумский – Сергей Александрович – много лет ходил у отца в заместителях. Это та самая живая преемственность, никем не придуманная и сама собой разумеющаяся.

Хотя сам Александр Алексеевич признался, что на должность заместителя Сергея в свое время выбрали сами колхозники тайным голосованием. Они же проголосовали за то, чтобы он стал исполнительным председателем. По мнению Александра Шумского, последнее слово должно быть за колхозниками: как решат, так и будет.

А вообще-то, редкий случай: все дети Шумского остались в колхозе. Одна дочь – старший экономист, другая – врач. Александр Алексеевич не скрывает: ему это приятно. Если дети никуда не уезжают и продолжают дело, начатое родителями, значит, дело это стоящее. И хорошо, что не перевелись такие люди, как Герой Социалистического Труда, почетный гражданин края Александр Алексеевич Шумский. Они – мостик в будущее, будущее, которое предстоит строить, опираясь на их нравственный и хозяйственный опыт.

Николай ШЕБАЛКОВ



В Шумском поражает высокая степень внутренней ответственности. Пожалуй, это тот случай, когда ответственность из категории нравственной превращается в нечто вполне материальное.

Ответственность за свою жизнь Александр Алексеевич окончательно осознал в 17 лет. Но прорастала она из военного детства и памяти о голоде 1946 года, с работы в поле наравне со взрослыми уже с двенадцати лет, с осознанного выбора профессии, о котором он никогда не жалеет.


В «Казьминский» едут за опытом


Уровень ответственности возрастал по мере роста должностных полномочий. А последние тридцать с лишним лет зона его ответственности – четыре хозяйства, 2200 колхозников с их семьями и проблемами.

В этом еще и корни того, что сегодня принято называть социально ответственным бизнесом. Это когда пенсионеры не оставлены без внимания, а трудоспособные получают приличную зарплату и даже дивиденды от общего дела. Когда делаешь все, чтобы в душе была вера и была она открыта колокольному звону возводимого в селе храма.

Но бизнес есть бизнес, и его цель – рост доходов, а значит, рачительное ведение хозяйства и трезвая оценка целесообразности каждого шага. Ворочая миллионами, Шумский не швыряется деньгами и во всем ищет выгоду. Только не свою, личную – выгоду для дела, для его дальнейшего развития.

О присоединении соседних хозяйств он говорит предельно откровенно:

– Вы думаете, что моя цель – только помочь бедным? Я вижу в этом экономическую выгоду. Там рабочей силы осталось не очень много, а земля хорошая. Там можно заработать и тем самым укрепить и свое хозяйство, и, конечно, тех, кто хочет и готов трудиться. В хозяйство мы приняли всех пенсионеров и всех нормальных работников. Но пьяниц, разгильдяев не держим.

Александр Алексеевич признает, что реалии времени стали более жесткими, но для тех, кто готов работать, оно дает больше возможностей, потому что исчезла псевдосправедливая уравниловка.

Есть люди внешне очень спокойные, почти безмятежные, с высоким ритмом внутренней жизни. У них желание перерастает в намерение и непременное действие на пути к цели. Александр Алексеевич из таких. Собрать все новые и лучшие мировые и российские технологии по всем возделываемым культурам, пропустить через себя, внедрить приемлемое – это его образ действий.

Как депутат Верховного Совета СССР и России, он много поездил по миру. Но это все были деловые поездки. А изучая возможность внедрения фермерских хозяйств в наших условиях, он поработал и пожил в фермерском хозяйстве в Англии. Оценил уровень работы фермера и даже пытался его продублировать. И понял, что ни экономически, ни с точки зрения психологии нашего населения это непригодный вариант.

– Я попытался построить две английские фермы у себя, но не нашел в то время необходимого оборудования. А в целом я сделал вывод: если раздробить такое хозяйство, как наше, на мелкие фермерские, то из этого ничего хорошего не выйдет. Мы совсем другие – и условия и возможности. У нас крупное село, которое хочет и будет работать на этой земле. В современных условиях крупное сельскохозяйственное предприятие – это большая сила. Хорошо бы, чтобы это поняло наше правительство.

А еще он обладает удивительной способностью: почти до физического изнеможения занимаясь повседневной текущей работой, освободить голову для главного. Это – особенность его личностного потенциала. Не зря еще в студенческие годы ему сказал хороший друг: «Что ты всех по себе меряешь? Что для тебя ясно, как белый день, для другого – потемки».

Один из немногих «красных» директоров, Александр Алексеевич вписался в новые реалии времени, не позволил подорвать хозяйство дорогостоящими банковскими кредитами, не поддался соблазну «быстрых» личных наличных, не допустил дробления богатой пашни на мелкие фермерские хозяйства. Он смог избежать многих ошибок, погубивших некогда крепкие хозяйства, стоило только им от плановой экономики рухнуть в пучину рыночных отношений.

Меня же Александр Алексеевич заинтересовал с точки зрения реальной практики достижения успеха.

Крестьянский сын, способный школьник, учившийся средне, но блестяще сдавший вступительные экзамены в сельхозинститут. Взялся за ум, признается он, когда понял, что судьба только в его руках. К вступительным экзаменам знал почти наизусть учебник, причем благодаря не бездумной зубрежке, а глубокому, ответственному осмыслению учебного материала.

В нем смолоду была способность видеть то, что отнюдь не очевидно для всех. Он всегда следовал теории здравого смысла. Казалось бы, не одному ему очевидно, что все яйца не держат в одной корзине. Но именно он воплотил на практике многоотраслевой подход к хозяйствованию. Да, это трудно, но снижает риски, служит гарантом поступательного развития: неурожай одной культуры не ставит на колени хозяйство в целом.

Он всегда был хорошо обучаем, сам учился и заставлял учиться других. А на вопрос: «Что бы вы посоветовали начинающему жизнь молодому человеку, который не имеет за спиной состоятельных родителей, связей?» отвечает известной с советских времен формулой: «Учиться, учиться и учиться». И объясняет, приводя пример из наиболее близкой ему сферы:

– Если говорить о сельском хозяйстве, это значит – ориентироваться на тех, кто лучше. Мы производим шесть видов продукции: мясо, молоко, шерсть, зерно, свеклу, подсолнечник. Внедрили у себя в хозяйстве передовой российский опыт. Я изучал его в Ленинградской, Кировской областях, в Красноярском крае, на Кубани, в Подмосковье. Но зато получили результат…

Он всегда знал, что рассчитывать можно только на себя. Особенно в нынешних условиях. Потому, прежде чем действовать, он продумывает, представляет все до деталей.

Он – трудоголик: рабочий день председателя начинается с 6.30 утра и длится до вечерней зари. Уже два года без отпуска, за всю жизнь только несколько раз был в санаториях.

Требования к комфорту минимальные: телевизор, холодильник, кондиционер, душ… Набор продуктов, традиционный для села, без заморских деликатесов. Из удовольствий больше всего дорожит чтением перед сном – всего полчасика, но каждый день. Смена образов, персонажей, эпох… Шумский любит приключенческую и историческую литературу. Некоторые произведения перечитывал по пять раз.

Александр Алексеевич всегда помнил, что колхоз – это хозяйство коллективное. И не может его личный интерес осуществиться без удовлетворения интересов колхозников. Поэтому в «Казьминском» и зарплата на уровне стабильной городской и дивиденды от коллективной собственности приличные, у некоторых – до 350 тысяч рублей в год. А ведь сколько сил потратил Шумский, чтобы убедить некоторых вложить свои кровные в новое дело, перспективность которого для многих была неочевидной. Некоторых из-под палки заставил взять кредит в банке и вложить в строительство мельницы.

Решения о судьбах людей он пропускает через свое сердце, особенно те, что принято называть непопулярными. Нередко переживает за человека больше, чем он сам.

И как нормальный человек, испытывая потребность в любви и уважении окружающих, понимает, что руководитель не может быть всегда и для всех хорошим, если нужно, и голос приходится повысить, и крепкое словцо для лучшего понимания в разговор вставить.

А его колхозники знают, что Шумский думает о них, потому что думает о себе, своих детях и внуках, которые глубоко пустили корни в родную землю, для которых его дело стало их делом. И не уедет он из села, потому что не мыслит себя в других условиях, потому что до глубины души любит эти бескрайние поля, потому что не мыслит свою жизнь без работы от зари и до зари, потому что, несмотря на сложную специфику нашего времени, он счастлив. А счастье, по Шумскому, – это совокупность разных составляющих: «Это и нормальная семья, и нормальная работа. Это когда отработаешь день, придешь усталым домой, а на душе приятно: что-то сделал, и это сделанное видно…» ¶

Зоя Выхристюк


Вернуться назад

Купить или забронировать горящие путевки в санатории Ессентуков, Железноводска, Кисловодска, Пятигорска, отдохнуть в санатории КМВ вы можете здесь.