Сайт создан при поддержке Общественной палаты РФ
 


Татьяна Александровна Погорелова,

заместитель председателя правительства, министр финансов Ставропольского края, – одна из умнейших женщин, с которыми мне когда-либо приходилось общаться. Аналитический ум, системный подход к рассмотрению и решению любой проблемы, сочетание высокого профессионализма и общей эрудиции, логичное, образное выражение мыслей, наконец, чисто женское обаяние – это все о ней.

Кажется, совершенство, которому, как известно, нет пределов, стало ее целью во всем – в профессии, организации быта, оформлении своего рабочего места и даже отточенности карандашей, всегда стоящих на ее рабочем столе, особенно если нужно осмыслить что-то серьезное.

– Татьяна Александровна, на первый взгляд, финансовая работа – материя довольно скучная. Но вы сделали успешную карьеру на этом поприще и, по-видимому, считаете эту сферу деятельности самой интересной?

– Вне всякого сомнения.

– А почему вы так считаете?


– Наша страна переживает период реформ, идут базисные сдвиги, меняются отношения собственности. Это, по сути, мирная революция. То, что у нас в стране происходит, не повторение кем-то пройденного. Это абсолютно новый опыт. Для людей, которые в состоянии оценить ситуацию, увидеть цель и, самое главное, понять, как к этой цели прийти, этот процесс сродни творчеству.

Последние 12-14 лет в управлении общественными финансами выстраивается новая система, адекватная потребностям общества, меняющего свой экономический базис. Это очень сложно и одновременно очень ответственно. И для меня, как человека творческого по натуре, ценна возможность реализовать свои способности. Момент творчества, создания нового для меня – самое ценное.

Знаете, когда я что-то шью, то, например, могу бросить вещь, пришив только один рукав: пришивать второй, повторять уже сделанное, мне не интересно. Моя нынешняя работа интересна именно тем, что сегодня здесь многое делается впервые, и у меня есть поле для реализации своих возможностей. А успеха можно добиться только в таком деле, которое соответствует внутреннему устройству человека, – это мое убеждение.

– Татьяна Александровна, а как вы попали в профессию? Как давно поняли, что вы экономист? Было ли это закономерностью или произошло случайно?


– Абсолютно случайно. Решающая роль в этом принадлежит моему старшему брату. Он учился в Ставрополе, а потом в Москве. У него гостил приятель, дочь которого поступила в Ленинградский финансово-экономический институт. Брат и посоветовал мне поступать туда же. В школе я в равной степени хорошо усваивала все предметы. И поскольку была достаточно уверенной ( если не сказать, самоуверенной), то считала, что смогу поступить в любой институт.

Ленинградский финансово-экономический институт – это, в общем-то, лучший экономический вуз страны, прославленное учебное заведение с престижным статусом и высоким конкурсом. Я приехала в Ленинград со своей сестрой, прочитала список факультетов, оценила, сколько подано заявлений на каждый и каков конкурс, и выбрала тот факультет, где конкурс был больше – планирование промышленности. Наверное, это было проявлением юношеского максимализма.

– Татьяна Александровна, вот вы сказали о достаточной доле самоуверенности… По-вашему, уверенность в себе и самоуверенность – это разные вещи?


– Разные. Не могу назвать себя самоуверенным человеком, хотя бы потому, что чем дольше живу, тем больше сомневаюсь. Раньше, наверное, я была человеком более уверенным в себе, нежели сейчас. Но я думаю, это естественный процесс. Просто чем больше знаешь, тем больше видишь вариантов для действия, отсюда и сомнения, необходимость выбора. И потом, одно дело – когда отвечаешь за себя, и совсем другое – когда за тобой люди, и цена последствий твоих решений очень велика. Вот тут и начинаешь сомневаться, глубже анализировать…

– Татьяна Александровна, вы как-то рассказывали, что основы уверенности в себе в вас заложила первая учительница…


– Мой первый учитель – Любовь Ильинична Тулзакова. Она и сегодня живет в Ставрополе, и я счастлива этому обстоятельству. Этот человек для меня – настоящая педагогическая академия. Она научила меня учиться, вселила уверенность в то, что мне по плечу любое знание. Это, на мой взгляд, самое главное, что ею было сделано. Она, конечно, блистательный педагог. Если бы она не была ярким человеком, то я бы не помнила ее по прошествии стольких лет. Равно как и классную руководительницу, учительницу русского языка и литературы Александру Павловну Зарицкую. Очень интересным человеком была наш математик Валентина Матвеевна Красных. Именно на математике, а не позже – на философии или других предметах гуманитарного цикла, я усвоила единство содержания и формы. Валентина Матвеевна не переносила грязной парты, неподточенного карандаша, неаккуратно проведенной линии в тетради. И сейчас даже мои секретари в приемной знают, что прежде, чем приступить к серьезной работе, мне нужно «расчистить» стол. То есть первый этап серьезной работы – это чистое рабочее место.

– Не секрет, что основы лидерских качеств, жизненного успеха зачастую закладываются в семье. В какой семье росли вы?


– Я была четвертым ребенком в большой семье. В сущности, могу сказать, что за всю мою детскую жизнь меня ни разу никто не наказывал. Никогда…

– Может быть, потому, что вы были младшей?


– Не знаю. Но вообще родители воспитывали нас любовью, и наказанием было не бранное слово или нотация, а отсутствие похвалы. И когда говорят, что детей нельзя баловать, я глубоко сомневаюсь в этом тезисе, потому что я, например, была чрезвычайно избалованным ребенком. Меня баловали и родители, и трое старших детей. Но это мне никогда не мешало в жизни: я была человеком ответственным, потому что родители всегда говорили, что основой любви является взаимность, и я всегда на их любовь стремилась ответить тем же. Всегда старалась делать наилучшим образом то, что мне поручали. Прежде всего, для того, чтобы сделать приятное родителям и тем самым ответить на их любовь.

– Значит, основа любви – это взаимность, и это было любимое правило, которое произносилось…


– Во-первых, произносилось, а во-вторых, реализовывалось. У меня была очень интересная мама. У нее образование – четыре класса. Но, например, только от мамы я слышала, что нельзя давать советов, если их не просят. Даже детям. Для меня очень важен мамин посыл о том, что нельзя проживать свою жизнь в ребенке. Она всегда говорила, что ребенок должен жить свою жизнь, и истинная любовь к нему как раз заключается в том, чтобы дать ему такую возможность. Я это поняла, только когда сама стала матерью.

Мы, братья и сестры, очень нежно любим, очень привязаны друг к другу. Даже если мы месяц не видимся или не разговариваем по телефону, то все равно чувствуем плечо друг друга. Нас четверо – и это надежная опора в жизни.

– Татьяна Александровна, назовите, пожалуйста, самые сложные этапы в вашей профессиональной биографии.

– Самый сложный период связан с переходом с преподавательской работы на работу в финансовые органы. И потому, что изменился характер работы, но главным образом потому, что изменился уровень ответственности. В студенческой аудитории результат моей работы, в сущности, зависел от моей личной подготовки, уровня моей общей и профессиональной культуры, интеллекта, любви к студентам и умения интересно изложить материал. Я очень люблю эту часть своей жизни. Вообще, я люблю людей, для которых работаю. У меня были замечательные отношения со студенческой аудиторией, я получала огромное удовольствие от нашего общения, но все-таки там в значительной мере результат работы зависел от личных усилий. В этом важнейшее отличие моей нынешней работы от прошлой. Сегодня я – командный игрок в должности капитана.

– Значит, качество образования, в том числе высшего, определяется уровнем квалификации преподавателей?

– Безусловно. И их способностью любить тех, кому они излагают свой предмет. Мы опять возвращаемся к любви. Ведь основой любви является взаимность. Точно также результат обучения зависит от контакта, взаимодействия обучаемой и обучающей систем. Меня учили люди, которые не только знали и любили свой предмет, но любили и меня. Они приходили в аудиторию не просто «отговорить» положенные часы. Им важно было добиться того, чтобы предмет заинтересовал нас, чтобы мы его поняли.

– Татьяна Александровна, когда к вам в коллектив приходят на работу молодые люди, как вы определяете степень их готовности к творчеству?


– Это, с одной стороны, трудно, а с другой – очень легко. Финансы – это такая сфера деятельности, которую человек либо приемлет, «прирастает» к ней, и финансы становятся атрибутом жизни, либо равнодушно существует рядом с этим предметом, как плохой ремесленник, и так же спокойно, ничего не отрывая от своей души, от него может отойти. Это не просто мое теоретическое рассуждение, это факт.

К нам приходит очень много молодежи. У нас, например, мощнейшие высокотехнологичные, как модно сейчас говорить, продвинутые службы: информационная, казначейство. Кто там работает? Преобладает молодежь! Там трудно, самой работы много. Она утомительна, огромна по объему, у нас неважнецкие условия труда, потому что здание не соответствует нашему технологическому процессу. Да и уровень зарплаты… Ну, какая сегодня зарплата у госслужащих? Но по глазам этих молодых людей вижу, что они мои единомышленники. Это люди, которые тоже заразились «бациллой» – финансами. Блестяще работают, талантливы необыкновенно. В нашей стране, сколько бы ее ни терзали, неисчерпаемые интеллектуальные ресурсы. Я это вижу каждый день на своей работе. Бездна талантов! Замечательная молодежь! Они активно стремятся к самореализации как люди, как специалисты.

– Татьяна Александровна, экономистом такого высокого полета может стать человек, который обладает каким-то специфическим мышлением. В чем его особенности?


– На мой взгляд, экономист – это, прежде всего, аналитик. Второе важное обстоятельство – системный склад ума. Ведь есть люди, которые могут отлично выполнять одну строго регламентированную операцию и не замечать того, что делается вокруг. А настоящий экономист видит свой участок работы, как элемент какой-то большой системы, и понимает, что успех на этом маленьком участке обеспечивает общую гармонию в большой системе. Мне кажется, что понимание этого дает и высокий уровень ответственности, и удовлетворение от того, что, правильно организовав работу на своем месте, он обеспечил эффективное функционирование колоссальной системы.

– Вы можете безошибочно определить, кто перед вами – способный аналитик или человек, который может только делать одну рутинную работу?


– Нет, я не берусь выносить приговор после непродолжительного общения. Больше того, я считаю, что бывают люди, которые по первым признакам как будто и не подходят для работы, но со временем демонстрируют необыкновенные таланты. Финансы – весьма своеобразная штука. В одном из монастырей в Ярославской области я увидела резные золотые врата необыкновенной красоты. Монахини объяснили, что это дело рук послушниц. Я спросила: «Вы что же, набираете послушниц из художественных училищ?» «Нет, – ответили мне, – к нам приходят разные люди, и у некоторых открываются таланты, о которых они не подозревали». Так и у нас: в человеке может совершенно неожиданно раскрыться талант, который при первом, поверхностном взгляде и не увидишь.

– Я заметила, что вы о финансах говорите, как об искусстве, поэзии…


– Есть таблица, которую я сама придумала для работы. Казалось бы, ну и что? Ну, придумала и придумала… Я ею пользуюсь каждый месяц и каждый раз убеждаюсь, что из нее ничего нельзя убрать и ничего нельзя добавить: во втором случае она станет громоздкой, а в первом – недостаточно информационно насыщенной. И вот я иногда смотрю на нее и думаю: красота какая! Это все равно, что смотреть на хорошую картину. И не потому, что это я придумала – нет! У нас есть такие же «полотна», которые придумали мои коллеги. Например, наша система казначейства создана одним из самых талантливых специалистов в стране. И здесь нет никакого преувеличения: эта система самая эффективная в России.

Мы внедрили у себя замечательные разработки отечественных специалистов из Петербурга. В двух словах: когда вы в учреждении печатаете платежное поручение на оплату расходов, то машина автоматически переносит эту информацию в штрих-код, и когда это платежное поручение попадает на оплату, то заносить вручную текст документа заново не требуется, поскольку со штрих-кода считывается необходимая информация и отражается во всей системе. То есть мы можем проверить, правильно ли это платежное поручение подготовлено, соответствует ли оно лимитам и многое другое. Вот это – красота! Потому что здесь нет рутинного труда. Мы освободили человеку время, и он может использовать свой интеллект для анализа.

– Татьяна Александровна, сколько женщин возглавляют министерства финансов в российских регионах?


– Точно не знаю, но, наверное, не сильно ошибусь, если скажу, что в России их, примерно, семь-восемь…

– Из восьмидесяти восьми?


– Да.

– Выходит, финансы – это все-таки мужская профессия?


– Я бы так не сказала. Скорее, в части руководства ими. Согласитесь, каждая женщина-хозяйка исполняет семейный бюджет. Если с балансом все нормально, то говорят: «Хорошая хозяйка», если нет – сетуют: «Плохая хозяйка». И крайне редко мы слышим применительно к семье, когда говорят: «Хороший хозяин» или «Плохой хозяин». Потому что женщина всегда является в семье организующим началом.


Мне кажется, что финансовая работа в равной мере открыта и для мужчин, и для женщин. Хотя, с точки зрения принятия решений, мужчинам проще. Природа их запрограммировала для этого. И мужской статус, статус настоящего мужчины – это статус лица, принимающего решения.

– Работа в такой сфере, как финансы, располагает к анализу, умению систематизировать. А вам всегда была свойственна способность четко формулировать. Позвольте вопрос не из сферы профессиональной деятельности. Скажите, существуют ли различия понятий «счастье» и «женское счастье»?


– Это очень трудный вопрос. Счастье – категория субъективная, каждый сам для себя устанавливает его критерии. Одному для счастья достаточно иметь диван, на котором он лежит, и телевизор. Другому же непременно нужно что-то придумать, создать, реализовать, и только тогда он будет счастлив. Думаю, нельзя разделить счастье на женское, мужское или профессиональное… На мой взгляд, это просто ерунда.

В человеческой жизни должно быть все. Ведь о ком мы говорим: «Он ханжа»? О том, кто ограничил себя в восприятии разнообразия жизни, о каких-то проявлениях жизни он сказал, как отрезал: это плохо, это не для меня.

Знаете, есть такой вульгаризм: люблю музыку от Баха до Оффенбаха. Вот я бы сказала так: я в жизни люблю все. Я не знаю, как это – чувствовать себя несчастной женщиной, как можно не иметь детей, как можно не понимать дружбы человека независимо от того, какого он пола. Как можно не получать удовольствия от прекрасной музыки, картины, от любви близких, не дарить им эту любовь?

Повторяю, с детства в основе всей моей жизни лежит любвь. Все, что у меня хорошо получается, сделано либо с любовью, либо для тех, кого ты любишь. И, уверяю вас, если взять человека любой профессии – лесоруба, бухгалтера, космонавта, – то в основе его достижений вы обязательно найдете этот элемент любви.

– Татьяна Александровна, рано или поздно вы расстанетесь с вашей нынешней должностью. Что дальше?


– Очень может быть, что моя служебная карьера закончится так, как и начиналась, то есть педагогической деятельностью. Я этого вовсе не исключаю. Хотя и работа в сфере прикладных финансов тоже может сопровождать меня до конца моей профессиональной карьеры. Но уже в другой должности. Сама по себе должность – это, конечно, известный уровень удовлетворения профессионального честолюбия. Но, в конечном итоге, для меня это не на столько важно, чтобы мне отравляла жизнь работа в другой должности. Я могла бы работать на более низкой должности, самое главное, чтобы при этом сохранился творческий элемент.

– Скажите, вы испытывали в своей жизни дискриминацию по половому признаку?


– Пожалуй, нет. Наверное, в моем характере все-таки достаточно мужских черт, потому я этого не ощущала никогда.

– А верно ли, что в мире, где властвуют руководители-мужчины, у женщин есть свои преимущества? И часто ли вы пользуетесь этим?


– Ну, честно говоря, не скрываю, что пользуюсь. Мужчины к женщинам-подчиненным, как правило, относятся более лояльно, чем к подчиненным-мужчинам. Мне повезло: я работала и работаю с руководителями – настоящими мужчинами. Я это ощущала и на своем прежнем месте работы, и сейчас. Иногда в работе случаются ошибки, просчеты, просто неудачные ходы, которых и ошибкой-то не назовешь: просто сложилось что-то не так, как хотелось. И руководители это понимают, потому что они, как правило, люди очень разумные, знающие и способные оценить твою работу в целом. И я чувствую, что мужчины, которые работают со мной, проявляют такт по отношению ко мне, как к женщине. Не припомню ни одного разноса из-за того, что я сделала что-то не так. Мне это дадут понять, но не упреком, скорее, намеком. Я считаю, это нормальное отношение настоящего мужчины к женщине.

– Татьяна Александровна, вы на работе с утра до позднего вечера, у вас кипа бумаг, необходимость анализировать, организовывать… Но к плите-то часто становитесь?


– Нет. Сейчас редко, так как готовит моя дочь. Она звонит мне на работу по телефону и докладывает, что сегодня будет на обед или ужин. А раньше это была мама. Я готовлю иногда. Даже люблю это делать. Но сейчас к кухонному столу подхожу нерегулярно. Наверное, потому что дочь дала мне возможность приходить к уже накрытому столу. Она очень хорошо готовит и любит это.

– А чем занято ваше свободное время? Театры, музеи, книги?..


– Я росла среди книг, мои родители были большими книголюбами. Я уже говорила, что моя мама не смогла получить образование. Но при этом была большим знатоком русской советской литературы, очень много читала. Я с детства приучена к чтению.

К моему развитию приложили усилия сначала мой брат, а потом сестры. Брат приучил меня к шахматам, к современной литературе: тогда как раз была оттепель 60-х годов, появился Высоцкий…

Потом я поехала учиться в Ленинград. Это огромная удача, огромное везение в жизни – учиться в таком городе. Здесь я попала под крыло своей средней сестры. А Ленинград – это регулярное посещение лекционных курсов в Эрмитаже, это драматический, оперный театры и т. д.

Я очень люблю живопись, скульптуру, в последнее время очень нравятся архитектурные формы. Постепенно прихожу к тому, что сейчас называется малым дизайном. Мне это все страшно интересно.

Если бы я не стала экономистом, то, наверное, стала бы пушкиноведом, потому что литература, как сфера деятельности, и пушкиноведение в частности, интересуют меня особым образом. Я не скрываю этого. Я очень много читаю, и это доставляет мне огромное удовольствие.

Очень люблю камерную музыку. Романс – мой любимый музыкальный жанр. Я бываю бесконечно счастлива, когда попадаю на концерты выдающихся исполнителей.

В жизни много интересного. И она, наверное, потому и ценна, что на все постоянно не хватает времени. Вот если конфеты есть каждый день – это невкусно, а когда она одна в неделю – необыкновенно вкусно. Так и здесь. Я была в отпуске и побывала в Мариинском театре на одноактных балетах – бездна удовольствия, счастье необыкновенное! Впечатления – до головокружения, до невозможности заснуть!

В последнее время думаю, что нужно посвятить часть своего времени созданию у нас в крае центра русского романса.

– Татьяна Александровна, сейчас говорят, что наше время – это время женщин. Они зачастую более активны, успешны, образованны, чем современные мужчины. А кто для вас интереснее в плане личностного общения – мужчины или женщины?


– Люблю умных. Независимо от пола. Как представитель традиционной ориентации предпочитаю мужчин.

– А часто встречаются вам умные мужчины?


– Достаточно часто.

– Надо думать, подобное притягивает…
д|л

З. Выхристюк

Вернуться назад

Купить или забронировать горящие путевки в санатории Ессентуков, Железноводска, Кисловодска, Пятигорска, отдохнуть в санатории КМВ вы можете здесь.