Сайт создан при поддержке Общественной палаты РФ
 


Эта изящная и стильная женщина хорошо знакома не только миллионам россиян – она часто появляется на экранах зарубежных телеканалов, на страницах иностранных журналов и газет, на трибунах международных форумов. Она позволяет себе сниматься в кино и участвовать в ток-шоу. Ирина Хакамада, пожалуй, вторая россиянка-политик после Раисы Горбачевой, к кому столь явно приковано внимание мировой общественности. И если пример величественной супруги первого Президента СССР опровергал веками выстроенный стереотип восприятия русской женщины исключительно за счет красивой и несколько аморфной оболочки, то Ирина Хакамада нанесла по нему сокрушительный удар. Оказалось, что русская женщина может быть не просто умна, но и довольно опасна в интеллектуальном плане. Ирина выступала не только на равных с мужчинами, которые до сих пор считали себя единственными игроками на политическом Олимпе, но и частенько отправляла последних в нокаут. Свой зубодробильный, но не лишенный женского изящества и вежливости удар она не единожды применяла в ходе различных теледискуссий. Противники падали ниц, сраженные железной логикой и эрудицией этой с виду хрупкой женщины. Если представительниц слабого пола сие обстоятельство окрыляло, то у противоположной стороны подобное открытие вызывало досаду и даже раздражение.



Определение «русская женщина» по отношению к человеку с явно выраженным восточным типом лица не является ошибкой, ибо сама Ирина считает себя именно русским человеком. Самурайская кровь, доставшаяся ей по отцовской линии, начинает доминировать лишь в экстремальных случаях, когда ситуация требует от нее проявления исключительной силы воли и мужества.

– Ирина, складывается впечатление, что ваш отец воспитывал в вас борца? Каково его влияние на формирование вашей личности?


– Ни о какой борьбе я в детстве не мечтала. Хотела быть балериной, танцевать на сцене. А росла довольно тихим и замкнутым ребенком без каких-либо признаков лидерских качеств. Лишь один раз я возглавила «оппозицию» в пионерском лагере, протестуя против излишнего давления взрослых на мир детей. Влияние отца, скорее, генетического плана.

Разумеется, не могла не сказаться на формировании ее характера весьма трагическая родословная японской ветви Ирины Хакамады. Дедушка был репрессирован и погиб в тюремных подвалах японской охранки, бабушка закончила жизнь самоубийством. Их сын, отец Ирины, был убежденным коммунистом, прошедшим арест, пытки, преследования. Во имя своих принципов он покинул Японию и оказался в СССР – стране своей мечты и победившего социализма. Умер он в 1991 году, когда под музыку «Лебединого озера» разворачивался в столице путч ГКЧП. Судьба пощадила его, не сделав свидетелем крушения всех его идеалов и поругания кумиров.

По-видимому, именно генетика превратила маленькую любознательную девочку с блестящими глазами в одного из известнейших политиков страны, в человека, который претендовал на пост главы государства и получил в этом поддержку нескольких миллионов человек. И это в России, где роль женщины веками уничижалась!

– За вас, кстати, голосовала, в основном, интеллигенция...

– Люди оценили мою честность. Ведь наши политики не привыкли каяться, а я одна из немногих, кто признает ошибки: и свои, и демократов. В отличие от «правых» я пытаюсь совместить свободу и социальную справедливость, потому и вышла из их рядов. Себя я отношу больше к социал-либералам. А нашу демократию надо реабилитировать, чтобы люди в нее вновь поверили. Я вообще мечтаю о том, чтобы в России, наконец, сменилась система власти.


– А это осуществимо?

– Почему бы и нет? Все возможно. В России живут очень умные люди, которые ухитрялись выживать в самых неблагоприятных условиях. Это все миф, что Россия – страна рабская, что смена системы власти здесь может быть только сверху. Я с этим не согласна. Дело в том, что в традициях нашей страны всегда было очень развито почитание статуса человека, его должности и положения. Но обратного посыла не было. Люди понимали, что, несмотря на слова об их величии, народ всегда воспринимался властью лишь в качестве безликой толпы, которой цинично манипулировали. Наверное, такого сочетания нет больше нигде в мире: власть презирает собственный народ, который платит ей той же монетой.

Так вот, я мечтаю о том, чтобы Россия стала страной, в которой власть не просто считается со своим народом, но зависит от него и ответственна перед ним. И народ, в свою очередь, уважая власть, нес бы перед ней ответственность, так как сам ее избирает. Я верю в свою мечту и вижу реальность ее осуществления. Ведь за последние 15-20 лет в сознании людей произошли кардинальные изменения.



В одном из своих интервью Ирина сказала, что занимается политикой, чтобы быть свободным человеком: «Я не хочу быть рабом и есть те куски, которые мне будут скидывать со стола. Сколько смогу, я буду бороться за то, чтобы быть именно свободным человеком в свободной стране, которая является великой не потому, что грозит всему миру своими пушками или раздувшимися от жира генералами, а потому, что в ней человек живет счастливо».

– Святые мечты...


– Так у политика и должны быть высокие мечты. Если предел чьих-то желаний – какой-либо пост в правительстве, то для этого не нужно много жертв. Достаточно лизнуть пару раз кого следует. Да и вообще, если у человека есть мозги и расчетливый ум, для него все достижимо. Свою партию «Наш выбор» я создаю для иных целей.

– Но разве возможно существование партии без серьезной финансовой подпитки? И не кажется ли вам, что большинство их существует в пределах Московской кольцевой дороги?


– Сейчас закон требует, чтобы в партии было не менее 50 тысяч человек. Финансирование происходит из региональных отделений, поэтому никак нельзя сказать, что она создана под одного человека и существует только в рамках Садового кольца. Люди вступают в наши ряды не ради материальной выгоды или политических дивидендов, а ради своих убеждений.


– На Кавминводах у вас есть свое отделение?

– Нет. Дело в том, что региональные отделения нашей партии созданы в основном в тех областях, где мне была оказана существенная поддержка на президентских выборах. А Кавказ, как известно, в большинстве своем проголосовал за Путина. Однако, мои последователи есть в Чечне, Ингушетии, Карачаево-Черкесской республике, Кабардино-Балкарии, Дагестане.

– Трудно представить, что ваша партия может стать правящей...


– Сейчас этого, конечно, не произойдет. Но когда-нибудь... Главное – преемственность. Я хочу вырастить новых политиков, которые придут на смену нам, молодых и энергичных. Уже сейчас выявилось несколько очень ярких фигур. Буду их продвигать. Когда я уйду, партия им останется. Они же сами ее создают, сами финансируют – без олигархов, без кремлевских денег.


Женщина и власть – когда-нибудь это должно стать предметом глубокого и серьезного исследования, так как небезынтересно узнать, как влияют на женскую психологию жесткие методы внутриполитической борьбы, постоянного противоборства сильных и беспощадных конкурентов, игра без правил. Ирина Хакамада говорит, что держит свою карьеру на определенном расстоянии от души. Однако признается, что политика для нее все: формирование ее характера, ее мудрость и опыт, ее жертвы и прохождение через огромные испытания. Это ее взлеты и становление. Это поиски нового образа, в котором политика может быть честной.

– Ирина, скажите, а для публичного политика «популярность» и «успех» – понятия равнозначные?

– Нет. Не всегда второе проистекает из первого. Как в случае с Жириновским. Его популярность огромна, но она никогда не приведет к достижению желаемой цели – поста секретаря Совета безопасности или вице-премьера... Свойственная ему клоунада стала препятствием для назначения его на серьезные посты.

– А как ваша собственная семья относится к популярности Ирины Хакамады – политика, лидера партии, просто известной и умной женщины?


– Им это нравится. Но чаще они говорят об этом с юмором. Смотрят какую-либо передачу и смеются: «Ух, ты! Здорово они тебя разыграли!» Или дивятся слухам, которые рождаются, – один нелепее другого.


Разговор плавно перешел на житейскую стезю. Политик уступил место женщине, которой не чуждо ничто человеческое. Ирина Хакамада не скрывает, что в апреле ей исполнится 50 лет, потому что своей внешностью вполне удовлетворена, чего не скажешь о многих ее сверстницах. Правда, для получения подобного результата она активно занимается спортом. Хакамада прекрасно смотрится на теннисном корте, на поле для игры в гольф, великолепно катается на лыжах где-нибудь в Альпах. Но серьезнее всего относится к фитнесу (три раза в неделю) и бегу: «Через несколько километров куда-то улетучивается депрессия и появляется витамин радости». А для освоения медитативной практики у нее просто не хватает терпения.

В одежде Хакамаду отличает тщательно продуманная изысканность. Сочетание остроты ума, элегантности и обаяния делает ее весьма притягательной для мужского взора и, что уж скрывать, несколько раздражающей для женского. Для общения с представительницами слабого, но весьма мощного в своих эмоциональных проявлениях пола Ирина выработала собственную, довольно успешную тактику.

– С женской завистью я почти смирилась. На вопрос о моих делах, всегда говорю, что плохо: ребенок «двойку» получил, Жириновский соком облил, заболели и я, и муж, и мама, и даже соседи... Пусть кому-то станет легче от того, что и у меня есть проблемы. Мы же не в Америке живем, где человек обязан быть только успешным.

Ирина признается, что совершенно не выносит долгих разговоров о тряпках, косметике, прическах и прочих дамских штучках. Она любит ощущать масштаб личности, глобальность затронутой темы, компетентность собеседника.

– Логично предположить, что подруг у вас немного…


– Приятельницами могу назвать многих, а вот подруг у меня фактически две. Но для моего возраста этого вполне достаточно.

– Вам по роду деятельности приходится руководить мужчинами. От этого ваша женская сущность не страдает?


– Нисколько. Я умею с мужчинами разговаривать, я их все время хвалю. Они в этом, кстати, постоянно нуждаются. Но одновременно их нужно и контролировать чаще, так как они слишком расслабляются. Все-таки женщины– более дисциплинированный народ.


– А наше время гораздо сложнее для мужчин или женщин? Как вы думаете?

– Женщина психологически более приспособлена к жизни, она может смириться с недостаточным социальным статусом. Главное для нее – благополучие семьи. Мужчина, скорее, смирится с низкой зарплатой, чем потерей положения в обществе. А поскольку достичь его сегодня в возрасте 40-50 лет практически невозможно, то мужчинам в наше время живется гораздо тяжелее.

– А кто в вашей семье главный? Вы или муж?


– Никто. Мы с ним на равных.

Оказалось, что после долгих поисков, проб и ошибок, которые ей подарили три предыдущих брака, Ирина, наконец, нашла то, что искала. Они с мужем друг другу не мешают. У каждого – собственная сфера обязанностей, в которую они стараются не вмешиваться. Муж Ирины обладает завидным убеждением, что «жена – это интеллектуальный партнер, она не должна выполнять функции стиральной машины, рабочего или кого-то еще». Сколько женщин, прочитав эти слова, лишь горестно вздохнут! Кстати, они вовсе не означают, что Ирина Хакамада – полная неумеха.

– Я же продукт советской эпохи! Воспитывала двух детей – одного приемного, другого своего – как раз в те годы, когда в магазинах ничего не было. Естественно, и делать приходилось все, что требуется по хозяйству. Стирала, убирала, стояла у плиты.

– А у той части страны, которая смотрит телевизор, сложилось впечатление, что Хакамада ничего не готовит, кроме яичницы...


– Что мне предложил ведущий, то я и сделала. А так умею многое: варить борщи, готовить котлеты, плов, какие-то блюда японской кухни. Но сейчас я в основном продукты покупаю и по выходным готовлю. Вообще быт отнимает много времени, а у меня его нет. Поэтому с моей младшей дочкой Машей сидит няня. Есть человек, который готовит еду, приходит сиделка ухаживать за мамой – она недавно сломала шейку бедра. Муж помогает организовывать хозяйство.

– У вас сейчас четвертый муж. А по каким параметрам вы определяете, что брак исчерпан? Когда в нем исчезает момент личностного развития?


– Нет, к браку я отношусь более консервативно. В первую очередь стараюсь учитывать чувства детей. Не смотря на то, что сейчас у меня уже четвертый брак, каждый развод – это большая ломка, трагедия. Но когда вы чувствуете, что вы уже чужие люди, когда вы живете, как соседи, когда вы во всем раздражаете друг друга: не так прошел, не так чихнул, не так налил в чашку чай... Объяснить это невозможно, но это уже конец отношений. А до этого момента всегда можно балансировать, пытаться сохранить семью.

Искренность, с которой Ирина отвечает, подкупает. Наверное, она выработана годами публичной деятельности как привычка жить в стеклянном доме.

Мы встретились с ней в субботу, после ее недельной болезни, в промежутке между переговорами с послом одной ближневосточной страны и очередными съемками на телевидении. В комнате для переговоров многострадальные жильцы одной московской малосемейки заполняли заявления о приеме в партию и подробно живописали о кругах ада, ими пройденных в попытках отстоять свои конституционные права. Блиц-интервью журналу с Юга – потому что обещано, а слово надо держать – это принцип.

Хрупкая, как балерина, прагматичная, как и положено политику, с хваткой бизнесмена и интеллектом ученого, с элитарностью московской тусовки и памятью о советских корнях – такой показалась Ирина с расстояния вытянутой руки.

Ее внутренний метроном отсчитывал допустимые минуты встречи, а разговор выглядел внешне неспешным.

У нее низковатый голос, живые, внимательные глаза и приятная улыбка. Удивительная, все-таки, женщина, редкая.

Кандидат экономических наук, доцент, в эпоху исторических перемен она смогла найти новый путь, свой. Сначала это был кооператив, потом – работа главным экспертом биржевого совета Российской товарно-сырьевой биржи, благотворительная деятельность. Потом – выход на политическую орбиту государственного уровня.


Трижды Хакамада избиралась в Государственную Думу России как независимый депутат, в разные годы занимала престижные должности в думских комитетах, была председателем Консультативного совета при Президенте России по поддержке и развитию малого предпринимательства. Была одним из лидеров всероссийской политической партии «Союз правых сил», а сегодня является председателем российской демократической партии «Наш выбор», сопредседателем «Комитета 2008 – Свободный Выбор».

Ирина имеет ряд научных статей и публикаций в ведущих средствах массовой информации. Журнал «Тайм» в 1995 году назвал ее политиком ХХI века, в 1996-м внес в список ста известнейших женщин мира.

Остывший кофе допит, и помощники Ирины Муцуовны тактично показывают на часы: время – деньги. Политика ждет очередная съемка на ТВ, а журналиста – дом за пару тысяч километров от офиса Хакамады и журнал, на страницах которого, возможно, этот разговор продолжится. д|л

З. Петрова

Вернуться назад

Купить или забронировать горящие путевки в санатории Ессентуков, Железноводска, Кисловодска, Пятигорска, отдохнуть в санатории КМВ вы можете здесь.