Сайт создан при поддержке Общественной палаты РФ
 


Александр и Аркадий Шатировы


Тревожная музыка пробирается внутрь, заставляя затаить дыхание. Лучи прожекторов мечутся под высоким куполом, где в такт барабанной дроби раскачиваются трапеции. Взмах, еще один – и стремительное молодое тело девушки бросается вниз, в пустоту, в испуганный зрительский выдох. Сейчас она разобьется! Но нет, сильные мужские руки подхватывают ее, еще несколько движений – и девушка победно замирает рядом со своим спасителем. «Ах, какой мужчина!» – увлажняются женские глаза в зале.

Удар кнута выстрелом рассекает воздух! Отважная красотка перегибает спину и откидывает назад головку. В ее зубах зажат цветок. Еще один щелчок – и у девушки остается только стебель.

Вновь щелкает кнут, еще и еще. Только теперь на арене группа девушек – красивых, в ярких эффектных костюмах. Они танцуют, повинуясь ударам того же неумолимого кнута. И в такт музыке танцует запряженная в кабриолет лошадь. Точеными ногами она вырисовывает замысловатые фигуры, вздымает копыта, настороженно косит блестящим глазом. Весело свистит в воздухе кнут – и улыбающиеся танцовщицы, и умная воспитанная лошадь склоняются в грациозном поклоне перед своим повелителем. «Ух, какой мужчина!» – пробегает шелест в зале.

Но когда по мановению руки все того же человека начали кувыркаться медведи, прыгать обезьяны и катать шары львы, у публики началась настоящая истерия. Дети радостно хлопали в ладоши, женщины взволнованно обмахивали разгоряченные лица, а мужчины завистливо раздували ноздри. Но вот возмутитель спокойствия подходит ко льву, небрежно теребит его загривок, а потом, поднырнув, вздымает того на плечи. Царственного шествия по арене дрессировщика с 200-килограммовым львом не выдерживает уже никто. Слабая половина зала задыхается в криках «браво», а сильная в бессилии скрипит зубами. «М-да, какой мужчина!» – думают и те, и другие.

Но когда на глазах у публики герой представления вдруг раздвоился, та испытала небольшой шок. Как же, каким образом, почему? И тем не менее, перед зрителями их было двое – в одинаковых блестящих трико и развевающихся широких плащах, с одинаково забранными в хвостики волосами и широкими открытыми улыбками. Братья-близнецы! Оба талантливые, красивые, ловкие.

На прощанье братья решили публику добить. Вытащили из сундуков огромных питонов и шарфами завернули их на шее. Блестящие громадины кольцами обвили их тела, напрягли мускулы. Зрелище не для слабонервных! Сквозь музыку даже послышалось, как падали в обморок особо впечатлительные зрители...

Вот такое замечательное шоу заслуженных артистов России, братьев-близнецов Александра и Аркадия Шатировых увидели на арене Кисловодского цирка кавминводские зрители. Яркие афиши зазывали прийти на представление, обещая продемонстрировать незабываемое зрелище. И не обманули. Красочное, эффектное, полное интересных и уникальных номеров шоу никого не оставило равнодушным. И дети, и взрослые были в восторге.

А началось все с деда – Юрия Шатирова, который работал в цирке обычным электриком. Однажды директор цирка из-за нехватки клоунов попросил его заполнить паузу парой классических реприз. Тот согласился. Вышел на манеж и очень понравился публике. Тогда электрик забросил пассатижи и превратился в знаменитого коверного клоуна Юрия Шатирова. Маленький, коренастый, с подвижными веселыми глазами и огромным носом-картошкой, он доводил зрительный зал до гомерического хохота. Легко и разнообразно веселил публику, к каждой программе готовя новые номера, что, в общем-то, довольно сложно. Но дед отличался упорством и завидным трудолюбием.


А вам слабо?


Эти качества передались его дочери Тамаре, которая чуть не с младенчества впитала в себя воздух арены и ни о чем другом, кроме цирка, не помышляла. Она стала воздушной гимнасткой, поражая публику красивыми и смелыми трюками. Но во время одного из выступлений под открытым небом и без страховки ветер отнес трапецию в сторону. Тамара сорвалась! Диагноз врачей был неумолим: о гимнастике забыть. А как же жить, чем заниматься, если без цирка себя не мыслишь?! Ей предложили музыкальную эксцентрику или дрессуру. Первое отпадало – Тамара шепелявила. Второе привлекло. Только с какими животными работать? Она выбрала обезьян. Над ней посмеялись: гамадрилы не поддаются дрессировке. Но молодую, дерзкую, честолюбивую девушку такие разговоры только подзадоривали. Изловчившись, она достала партию обезьян из Эфиопии и начала репетиции.

Ох, и досталось же ей от этих гамадрилов! Они капризничали, рвали ее, кусали. Дело доходило до реанимации. Но время есть время, вертлявые артистки смирились перед упорством дрессировщицы, спрятали зубы и скверный характер подальше и вскоре вместе с Тамарой работали на манежах многих городов, вызывая восторг зрителей.

Когда чуть подросли ее сыновья-близнецы Аркадий и Александр, Тамара Шатирова стала постепенно обучать их цирковому искусству. С малолетства братья крутили сальто, метко хлопали кнутами и возились с животными. Они росли рядом с медведями и львами, играли с обезьянами, расчесывали и кормили лошадей. Пробовали себя во многих жанрах – получалось, нравилось. Но Аркадий окончательно выбрал воздушную гимнастику, а Александр остановился на дрессуре.

Был период, когда кому-то показалось, что цирковые дети недостаточно талантливы. Решили, что артистов лучше набирать в цирковых училищах. Несколько лет Тамара Шатирова боролась за то, чтобы ее сыновья вышли на манеж. А если этой женщине покорились упрямые гамадрилы, как могло устоять цирковое начальство?! Естественно, что вскоре близнецы появились на арене уже на законном основании.

Страшно ли находиться под куполом? Конечно. Но Аркадий высоты не боится, как и все члены его команды. Шутит, что им всем дано летать. Правда, уверенность эта подкрепляется многочасовыми тренировками, бесконечными репетициями. Все номера выверены до секунды, рассчитаны до жеста. Но в воздушной гимнастике главное – это доверие. Если артист не уверен в своем партнере, даже самый бесстрашный из них не прыгнет. Во время исполнения номера очень много значит психологический настрой гимнастов, их слаженная и четкая работа.

На Аркадия в воздухе приятно смотреть: в каждом движении сила, уверенность, ловкость. Это пришло не сразу. Он не однажды срывался, падал с трапеции, летел за барьер. Но, преодолевая боль, залечивал раны и ушибы и вновь взбирался под купол. «Падение – неотъемлемая часть жизни, – философски замечает Аркадий, – тем более, в нашей профессии. Не пройдя какие-то этапы, пусть даже болезненные, нельзя стать воздушным гимнастом».

Наблюдая работу Аркадия и его партнеров на высоте, зрители невольно успокаивают себя наличием на арене пятиметровой страховочной сети. Особенно когда он, подобно Сильвестру Сталлоне, одной рукой подтягивает девушку. Им неведомо, что и на сетке можно покалечиться. Приземление туда без определенных навыков небезопасно. Нельзя падать на голову, на живот. Как бы тебя ни несло, надо выкручиваться и падать на спину или на бок, чтобы не повредить позвоночник, не разбить лицо.

Недавно по телевидению прошел сюжет о дрессировщике, на которого во время выступления бросились три льва. По мнению Александра Шатирова, трагедия была спровоцирована неправильными действиями самого дрессировщика. Он говорит это со знанием человека, которому приходилось подвергаться нападениям хищников.

«А как же! Это же цирк, здесь травмы неизбежны. Риск постоянен», – Александр с улыбкой вспоминает случай, когда ветврач вколол больному льву недостаточную дозу снотворного. И когда дрессировщик подошел, казалось, к обездвиженному льву для оказания медицинской помощи, тот бросился на него. «Пришлось долго лечиться», – спокойно говорит Александр.

В работе с хищниками надо дать почувствовать им свою силу, характер. Они должны признать первенство дрессировщика. Для этого их надо изучать. Раньше дрессура строилась на излишне жестоком обращении с животными, на их страхе. В ход пускалось даже раскаленное железо. Сегодня взгляд на дрессуру в корне изменился. Ставка делается на системную работу над рефлексами. Во-первых, в цирк отбирают животных, рожденных в неволе уже в третьем поколении (хотя обновление поголовья вне природы идет крайне плохо). Во-вторых, маленьких хищников, как в детском садике, постепенно учат языку общения, учат понимать дрессировщика. В-третьих, приучают их слушаться, выполнять команды, правильно реагировать на окрик, шлепок рукой, несильный удар стеком, ведь непослушание вызовет более жесткое наказание. А иначе нельзя – природные инстинкты возьмут верх, и тогда до беды недалеко.

«Страшно? Так опасности и в обычной жизни полно», – сходится во мнении со своим братом Александр. Ему нравится работать со львами на поводке, когда зрители замирают от близости хищника. Но после гибели одного из дрессировщиков поводки запретили, пришлось ставить клетку.

Вообще, недостатка адреналина дрессировщик не испытывает. Например, медведь вдруг бросается ему в ноги и обхватывает их. Кажется, сейчас он его повалит и начнет рвать. Нормальный человек будет отбиваться, кричать. А животное просто испугалось чего-то и прячется за человека. Медведя и наказывать-то не за что.

«Конечно, я потом спровоцирую повтор этой ситуации, сделаю так, чтобы он вновь взял меня за ноги. И обязательно накажу. Иначе это войдет у него в привычку, и потом не поймешь, агрессия это или испуг», – объясняет Александр тонкости своей работы.

Он всегда должен оценивать ситуацию, держать ее под контролем. Следить не только за происходящим на манеже, но замечать все, что творится в зале и даже фойе. «Я должен предвидеть, на что может среагировать животное, чего испугаться».

Особых любимчиков у братьев нет. Животных много, и каждое по-своему привлекательно.

Как-то не уследили за гималайцем Фимой. Чуть похолодало, он в укромном уголке устроил себе берлогу, свернулся там клубком и уснул. А работать-то надо! Его и расталкивали, и просили, и едой искушали – медведю все нипочем, знай себе похрапывает. Но стоило лишь сказать: «Фима, работать!» – как косолапый вставал и топал на манеж. Вялый, сонный, неуклюжий, но номер делал добросовестно. Даже в мячик с детьми играл. А потом опять в свою берлогу. И так всю зиму.


Как за четвероногими артистами ухаживают? Хорошо. По словам Шатировых, никто не станет обижать животных, которых вскормил с ладони и с которыми живешь бок о бок. Им стараются создать условия, близкие к их среде обитания, чтобы шерсть была плотной и блестящей, чтобы они были сыты и спокойны. Перекармливать их, кстати, нельзя – начинаются колики. Медведь всем лакомствам предпочитает хлеб. Буханочки две съест и только потом принимается за мед, варенье, кашу. Лев признает в основном, конечно, мясо – шесть кило в день. Обезьяна «за стол садится» по пять раз в сутки, причем очень любит горячее – супы, борщи. Питон свое «блюдо» потребляет в полуживом виде – сначала чуть придушит, а потом заглатывает.

В Кисловодск братья Шатировы приехали впервые. До этого они гастролировали в основном за рубежом. Были в Японии, Италии, Франции. В Китае их шоу так понравилось, что вместо запланированных трех месяцев они пробыли там два года. Шоу действительно очень красивое и дорогое – Государственная цирковая компания, в которой они работают, не поскупилась. Костюмы им делала известный в мире эстрады художник Светлана Лагафет (до этого она работала с Валерием Леонтьевым над программой «По дороге в Голливуд»). Музыку подбирали в репертуарном отделе Главка. Очень приятное впечатление оставляет балет «Экзотика»: девочки не только красивые и пластичные, каждая из них может танцевать на осколках стекла и «изрыгать» пламя. Заслуживают комплиментов и клоунская группа, и акробаты, и жокеи.

Что такое жизнь цирка? Гастроли одиннадцать месяцев в году. Гостиницы, вокзалы, вагоны, новые места. Легкой такую жизнь не назовешь, но они привыкли. Полсотни человек, которые всегда вместе вот уже девять лет – на работе, в гостинице, в дороге. Вне манежа их жизнь мало чем отличается от обычной. Мужья, жены, дети. Встречи и расставания. Вечерами кто-то ходит в кино или на дискотеки, кто-то смотрит телевизор, кто-то детей воспитывает, кто-то играет в лото или шахматы. По выходным желающие ездят на экскурсии.

Бывает, что они ссорятся между собой – живые люди! Но как только вступают на манеж, обиды мгновенно отбрасываются в сторону. Иначе нельзя, их вид деятельности особо опасный, здесь все зависят друг от друга. Кто не понимает этого, в цирке не работает.

Цирковая династия Шатировых на братьях не заканчивается. Вместе с Александром бесстрашно входит в клетку ко львам его жена – Ануш Акопян, чьи родители были иллюзионистами. Уникальный номер со «своенравной ковбойской» лошадью делает сын Володя. Интересный пластический номер показывает младшая дочь. А дочь Аркадия Шатирова живет в Москве, учится на одни «пятерки», чем отец очень гордится, и тоже мечтает о карьере цирковой актрисы. Узнай обо всем этом бывший электрик Юрий Шатиров, он, наверняка, был бы счастлив.

Кавминводский зритель Шатировым понравился: «Он у вас добрый, восприимчивый и очень отзывчивый. Не везде так». А вот наши города и горы посмотреть братья не успели. Аркадий, правда, на один день вырвался на рыбалку – давнее и любимое его увлечение. И связки травмированные чуть подлечил ваннами да грязями. Все оставшееся время отняла работа. Но, возможно, приедут братья Шатировы сюда еще, ведь в России цирк любят не меньше, чем за рубежом, где их гастроли проходят в переполненных залах и под аплодисменты.

На Кавминводах им будут рады, встретят артистов, как добрых друзей. И того, что летает под куполом, и того, что легко держит на плечах огромного льва.¶

Е. Куджева

Вернуться назад

Купить или забронировать горящие путевки в санатории Ессентуков, Железноводска, Кисловодска, Пятигорска, отдохнуть в санатории КМВ вы можете здесь.