Сайт создан при поддержке Общественной палаты РФ
 


Школа Самбурова


Худощав, по военному лаконичен, с легким прищуром внимательных, монгольского разреза глаз, идеалист и мечтатель, сделавший свою жизнь путеводной звездой для многих людей.

Кто такой Самбуров, может спросить лишь человек, далекий от спорта и спортивной жизни нашего края. Первый в Российской Федерации заслуженный работник физической культуры, Анатолий Александрович самые яркие страницы своей жизни написал именно в Пятигорске. «Родина учителя там, где живут его ученики», – говорил он сам. И действительно, Самбуров навсегда остался живой легендой в спортивных кругах нашего края.

Жизнь его, как и жизнь большинства людей старшего поколения, оказалась опаленной войной. Студентом Горного техникума отправился на фронт. Крепким был парнем, хоть и невысоким. И в составе Воздушно-десантных войск прошел через пять фронтов, став участником форсирования Днепра, Днестра, Дуная, освобождения Украины, Молдовы, Румынии, Югославии, Венгрии, Австрии.

Боевая подруга жизни, как называл свою жену Самбуров, Людмила Дмитриевна рассказывает: «Мы познакомились уже после войны, когда я работала в Пятигорском институте иностранных языков. Когда ухаживал за мной, боялся взять за локоток на безлюдной улице. А ведь прошел всю войну, один из трех орденов получил за то, что сам вызвался разминировать дорогу, когда по ней должны были пройти наши войска».

Людмила Дмитриевна тоже побывала на фронте в тяжелые военные годы и вспоминает об этом неохотно. Но о том, как в числе первых пяти радисток вещала на весь мир об окончании Великой Отечественной, вспоминает светло и с улыбкой.


Когда наши войска вошли в Австрию, силы врага были уже на исходе. Вена встретила освободителей разрухой и пороховым дымом. Кто мог предположить, что этот город станет для молодого Анатолия, который к тому времени носил на плечах капитанские погоны, опаснее самого жестокого сражения. Когда страшным взрывом разворотило землю, раненного осколком в грудь капитана засыпало с головой. Очнулся Самбуров уже в госпитале. И узнал, что ординарец совсем случайно увидел его руку из-под земли, откопал почти бездыханное тело и отвез в госпиталь. А сам вместе с полком ушел дальше.

« А ведь они нашли друг друга, – вспоминает Людмила Дмитриевна. – Спустя много лет, в 70-х, вдруг пришло письмо: «Дорогой комбат, приезжай! Так долго искал тебя, не знал, жив ли? Но до сих пор берегу обмундирование, которое для тебя получил – совсем новый комплект. Если ты приедешь, мы встретим тебя всем селом, как самого дорогого гостя…» А осколок так и остался в груди – в двух сантиметрах от сердца.

Но Самбуров не желал слушать медиков, прочащих ему инвалидность. Он хотел работать, строить новый мир, любил людей и мечтал научить других достигать всего в этой жизни.

«Он никогда не смог бы быть инженером либо физиком, сидеть на кропотливой нудной работе, – говорит воспитанник Самбурова, ныне директор пятигорской средней школы № 23 Сергей Танцура. – Зато в воспитательном деле был бог. У него был удивительный талант сплачивать коллектив общей целью. И притягивать к себе совершенно разных людей, видя при этом в них только хорошее».

Окончив после войны пединститут в Пятигорске и Высшие курсы работников физической культуры, Самбуров возглавил городской спорткомитет, затем – детскую спортивную школу. Можно ли было тогда практически на ровном месте мечтать о школе всесоюзного масштаба, воспитывать у себя, в Пятигорске, олимпийских чемпионов и мастеров спорта? Очень многие считали его идеи несбыточными, улыбались сдержанно, когда он говорил о таких планах. Но Анатолий Александрович просто брался и делал. Он не давал покоя чиновникам. Положено было иметь в школе душ для спортсменов, инвентарь для занятий – и он собирал справки и документы с нужными пунктами, ходил по инстанциям, дотошно доказывая: «Вот, видите, положено!» Мог просидеть под дверями кабинета целый день, зная, что его не хотят принимать. И чиновники сдавались... Бывало, приходилось обращаться к краевому начальству. Тогда он надевал свой китель с орденами и, как в бой, – в крайком. Просить не для себя – для школы, которой отдавал всю душу. Очень выручал иконостас наград за заслуги перед Родиной во время войны – три ордена Отечественной войны, орден Красной Звезды, 17 медалей. И практически всегда добивался своего, о чем обитатели высоких властных кабинетов говорили: «Ну вот, опять «удельный князь» приехал, всю душу вытрясет своей спортшколой».


«Он ничего не делал вполсилы, – вспоминает замдиректора спортивного многопрофильного колледжа Пятигорска В. И. Каунов, – уж если ты работаешь председателем горспорткомитета, то город должен быть первым в спорте. Если тебе доверили спортшколу, то имена ее воспитанников должны греметь и в крае, и в России».

С его подачи в городе в 1973 году началось строительство Детско-юношеской спортивной школы. Самбуров сам добивался разработки необычного по тем временам проекта. Уже была утверждена вся документация, составлены сметы, но вместе с главным архитектором Почепко они все обсудили и… развернули стройку, превысив утвержденные сметой затраты. Спортшкола вышла замечательная – настоящий храм спорта. А оба энтузиаста получили партийные взыскания.

«Со строительством этой школы вышла одна забавная история, – Людмила Дмитриевна показывает старые фотографии. – Толя стащил из дома 10 юбилейных монет, которые я коллекционировала, и втайне от меня заложил их в фундамент школы – чтобы долго стояла. Так строители посоветовали. Помню, тогда я спросила: «Зачем же ты взял, ведь я их специально собирала?» Он ответил: «Так я же никуда их не дел. Я взял их для школы!» Он без оглядки и сожаления отдавал всего себя любимому делу, спорту, детям, и корить его за это я не могла».

В новые залы потянулись мальчишки и девчонки, закипела жизнь в стенах нового здания. Тогда же к Пятигорску пришло настоящее спортивное признание. Дважды на ВДНХ СССР за успехи в спорте Детско-юношеская спортивная школа Самбурова получала грамоты и медали. И первой в крае заслужила статус школы Олимпийского резерва. Москва давала это звание только тем спортивным заведениям, которые имели выдающиеся результаты и воспитывали именитых чемпионов – членов сборных команд СССР, призеров всесоюзных первенств. Их на то время в Пятигорске было более двухсот, 55 человек выполнили норматив мастера спорта, трое стали мастерами спорта международного класса. Воспитанники школы участвовали в показательных выступлениях на открытии и закрытии Олимпиады – 80 в столице. Но как ни странно, и это вспоминают все коллеги Анатолия Александровича, он никогда не учил гнаться за результатами и медалями. Больше внимания уделялось хорошим, добрым отношениям между тренерами и учениками, в педагогической среде. При этом повторял: «Если человек работает на совесть, медали сами его найдут».

Попасть в то время тренером в школу к Самбурову было большой удачей. Для воспитанников же не было никаких ограничений: как бы ребенок ни занимался, кем бы ни были его родители. Это стало правилом номер один: принимать всех ребят, желающих заниматься спортом. И уж никогда его школа не была закрыта для детей из малообеспеченных, неблагополучных семей. «Хулиганов надо принимать в первую очередь! Если мы отобьем у улицы хотя бы пять мальчишек, значит, мы уже существуем не зря». И прикреплял к каждому трудному подростку отдельного тренера. Однажды воспитанника его спортшколы не отпустили на сборы из-за двойки по физике и Самбуров сам пошел уговаривать принципиальную учительницу: «Ну что вам легче будет, если он останется и пойдет слоняться по улицам? Вам же и побьет стекла…»


«Он никогда не кричал, не повышал голоса, – вспоминает тренер пятигорской школы Олимпийского резерва по фехтованию Александр Локтионов, – возьмет тихонечко под локоток и скажет вполголоса: «Пойдем, пойдем поговорим…» И с чиновниками так же, несмотря на их ранги. В папочке у него все документы и справочки аккуратно сложены, и он, как в поединке, на каждую отговорку доставал их одна за другой и доказывал, что это нужно для школы, для детей… Сам был бессребреником, а своим молодым специалистам квартиры выбил, заступился за многих».

Сейчас в школе, директором которой он пробыл 25 лет, висит на стенде свод правил «Моральный кодекс юного спортсмена». Чтобы стать настоящим спортсменом, знать его наизусть и иметь стальные мышцы – мало. Для этого в первую очередь нужно было быть очень хорошим человеком.

«Удивительный, уникальный был человек, – вспоминает его директор спорткомплекса «Импульс» Виктор Валентинович Прокудин, – с виду маленький, щупленький на фоне нас, спортсменов-богатырей под сто килограммов. Но умел и приструнить, и на место поставить, если что… Слушались его беспрекословно. Он никогда не кричал и не волновался. А когда говорил, к нему невольно прислушивались. Было в нем какое-то чувство правоты, внутренний стержень. С ним можно было не соглашаться, но в итоге все делалось обычно так, как он говорил. Очень часто его за глаза называли «дед» – за бородку или за мудрость? И за детей готов был все отдать. Для него не существовало преград, если что-то нужно было его воспитанникам.

В пятигорском парке имени Кирова пустырь был за озером – мы эту территорию закрепили за школой, сделали приличную спортивную площадку. И там проводилось первенство России по легкой атлетике, собиралось до 25 команд со всего Союза. Территорию эту сейчас забрали – под строительство частных особняков. Мы узнали об этом последние. Попробовали бы у детей что-то отнять, если бы Самбуров был жив!»

В 1983 году Указом Президиума Верховного Совета РСФСР Самбурову было присвоено почетное звание «Заслуженный работник физической культуры». Первому в России. Казалось бы, все есть – заслуги перед Родиной, слава и признание, почет и уважение. «Зачем ему это нужно?» – недоумевали многие в городе, и некоторые коллеги Анатолия Александровича в том числе, когда тот взялся за организацию детских летних лагерей. Школа, дети, сборы, соревнования – забот и так полон рот. А он решил, что дети должны летом отдыхать, и не где-нибудь, а в горах, на море: «Спорт – это адский труд. Детей надо навитаминизировать за лето на природе».


«Упрямый татарин», как называли его за глаза, объездил все окрестности, ближайшие совхозы и колхозы, мотался в Карачаево-Черкесию, к Черному морю. Выбирал места, где «его дети» будут проводить лето. Почти все школьники города побывали тогда в сельских приусадебных хозяйствах, помогая собирать урожай. Самбуров определял ребят в разнопрофильные лагеря, которых было по пять-шесть в каждое лето. Кто-то проходил трудовую смену в поселке Незлобный, кто-то шел через перевал на Черное море или ехал в Дамхурц, в Домбай. Кто-то совершал экскурсии к заоблачному фронту – местам боев на перевалах Главного Кавказского хребта. Посетив настоящие окопы и блиндажи и воочию увидев места, где в годы войны было сдержано наступление немцев, дети потом уже совсем по-другому относились к войне и фронтовым воспоминаниям ветеранов. «Именно здесь воспитывается патриотизм, – говорил наставник, – здесь рождаются настоящие граждане своей Родины». Тогда же появилось понятие, которого в Советском Союзе еще не было, – «детский трудовой спортивно-оздоровительный лагерь». Отдохнув и навитаминизировавшись, юные спортсмены на заработанные деньги могли купить себе еще и шиповки – настоящую роскошь по тем временам.

«Однажды перед тем, как отправляться в летний лагерь, он взял дома деньги, купил кроликов и повез их с собой, – рассказывает Людмила Дмитриевна, – на речном островке выпустил их на волю, и к приезду первого потока ребят кроликов расплодилось столько, что диетическим мясом кормили детей в течение целого месяца. Затем он нашел животноводческую ферму, где выращивали бычков. Договорился, купил несколько голов молодняка для откорма – и снова ребятам было обеспечено сытное питание». Прибывшая комиссия обнаружила несоответствие между купленным и съеденным, поскольку последнего было больше. Такая самодеятельность показалась не по душе городскому комитету партии, и Самбурову объявили очередное взыскание за превышение служебных полномочий.

Но самое главное, и он понимал это больше, чем кто-либо, – дети возвращались домой окрепшими, загорелыми и веселыми. Они знали, что нужны своему заботливому, строгому и в то же время доброму тренеру, наставнику, директору.

И поныне настоящим подарком всей детворе Пятигорска остается спортивно-оздоровительный лагерь в Дамхурце – уникальное по красоте и экологии место у слияния двух горных рек, по чистоте которым нет равных. «Оттуда был прямой выход к морю, через перевал, – говорит А. П. Локтионов. – Бывало, утром ребята выходили через перевал к трассе, садились в автобус, а вечером уже купались в море. И возвращались из этих походов возмужавшие, повзрослевшие, загорелые и до предела довольные. В пути было столько впечатлений и приключений! В горах, вдали от родителей, воспитывался характер, проявлялись самые лучшие черты – взаимовыручка, смекалка и честность. Все это потом проявлялось и в жизни, и в спорте».

Сейчас это единственный функционирующий лагерь из всех тех, которыми некогда славился край. Лагеря стали переходить в частные руки. Пуст и заброшен «Ровесник» на Комсомольской поляне. В поселке Незлобном и станице Суворовской во времена перестройки просто перестали принимать детей на летнюю трудовую смену: мол, тут надо рабочим деньги давать, а не ваших детей кормить.

Боевая подруга жизни Анатолия Александровича бережно хранит все грамоты, старые фотографии, письма, за каждым из которых – невидимые нити воспоминаний. Вот клетчатый листок, на котором нетвердой детской рукой старательно выведены строчки, сочиненные для своего дорогого учителя в день его рождения:

    Счастлив будь и бодрым будь,
    Продолжай по жизни путь!
    И до самой старости
    Знай одни лишь радости!
    Рядом будь ты долгий век,
    Наш любимый человек!
    Улыбайся в день хоть часик!
    Вся спортшкола и Витасик.
И учитель отвечал детям самой преданной и искренней любовью. Его супруга подтверждает его бесконечную преданность детям и спорту: «Я была очень счастлива со своим мужем. Но всегда знала, что была для него на втором месте после спортшколы. Просто жила его интересами, а он жил школой, тренировками, общением с ребятами».

В спортивных залах Пятигорска до сих пор держится его, самбуровский, жизнелюбивый дух. Помните? Родина учителя там, где живут его ученики. Поэтому права, наверное, Людмила Самбурова, считая, что Анатолий Александрович достоин того, чтобы его имя носила взлелеянная, выпестованная им школа. Добрым словом вспоминают Анатолия Александровича – того, кто вывел в люди, в мастера, – его воспитанники и ученики – все те, кому он отдавал свою душу и талант педагога.

Таким он был – худощавым, по-военному лаконичным, с легким прищуром внимательных карих глаз, идеалист и мечтатель…¶

Т. Гущина

Вернуться назад

Купить или забронировать горящие путевки в санатории Ессентуков, Железноводска, Кисловодска, Пятигорска, отдохнуть в санатории КМВ вы можете здесь.