Сайт создан при поддержке Общественной палаты РФ
 


Она мила и улыбчива.
Имя ее звучит как нежный звон пары разновеликих китайских колокольчиков – Чжан Цуйин.
С виду нетороплива, каждое движение ее рук, поворот плеч исполнены значимости, особого смысла.
Этим смыслом она наделяет три, в общем-то, простых слова: истина, доброта, терпение. Об этом же говорят ее произведения – картины, выполненные в стиле традиционной китайской живописи.
Чжан Цуйин, путешествуя по многим уголкам мира, посетила и Россию. В этом году она побывала в Пятигорске, куда привезла прекрасные работы, которыми восхищались ценители искусства разных стран.

Чжан – известнейшая художница китайского происхождения. Если об иных говорят «родился в рубашке», то, пожалуй, сама судьба позволила ей появиться на свет с кистью в руках. Маленькая Чжан была очень наблюдательна и рисовала постоянно, чем удивляла своих родителей. И они, хоть были небогаты, постарались найти малышке хороших учителей. Рисовая бумага, тушь, кисть. Из-под рук девочки выходили сначала копии картин знаменитых китайских живописцев. Чжан Цуйин тщательно изучала живопись и поэзию эпох Тан (VII-X вв.) и Сун (X-XIII вв.), понимая, что иначе ей не достичь подлинной глубины самовыражения. Ее обучали выдающиеся китайские мастера: Цянь Цзюньтао, Лю Хайсо, Се Чжилю, Юй Чжицай, У Цинся. Молодая талантливая художница уже в 24 года заняла второе место в Национальном конкурсе поэзии и живописи. Это было началом ее большой популярности.


Картины ее особенны, в них нет мрачных красок, угнетающих тонов – все светло, тонко, воздушно. Порой кажется, недосказано что-то. Так оно и есть: мазки прозрачны, немногочисленны, но каждый из них совершенен. Иначе нельзя: рисуя тушью на рисовой бумаге, художник понимает, что изменить, исправить уже ничего не удастся. Много белого поля, создающего впечатление недосказанности, словно созерцатель получает возможность домыслить картину по-своему. Обязательным атрибутом китайской живописи является каллиграфически выполненное название картины, стихотворное сопровождение к ней и личная печать автора. Сила выразительности линий и уровень каллиграфического мастерства считаются важными критериями при оценке достоинства картины. И, как говорит сама Чжан, «китайская живопись – точно тихая музыка, дарующая опыт путешествия, исполненного жизненной силы».

С длинных свитков, которые представляют собой картины, смотрят китайские мудрецы, изящные девушки, божества. Нежной зеленью приковывают внимание побеги бамбука, буйством насыщенных красок завораживает цветение сливы. Сказочные пейзажи с бархатными холмами, водопадами и китайскими пагодами рождают мечту когда-нибудь увидеть это в действительности. А знаете ли вы, уважаемый читатель, что китайские мастера живописи не пишут с натуры? Они не видят особого мастерства в том, чтобы перенести на бумагу увиденное. Китайская живопись есть не что иное, как изящный плод воображения автора, который стремится изобразить идеальный, совершенный мир в противовес настоящему.


А настоящее порой бывает жестоко и несправедливо. В 1991 году, когда Чжан приехала в Австралию к супругу, все еще было хорошо: удачно складывались жизнь и карьера молодой художницы. Она обрела то, что искала последние годы, – чистый прекрасный мир, полный новых впечатлений. В тот год она создала самую знаменитую картину, у которой есть своя предыстория. Однажды, придя в зоопарк, она увидела забавных австралийских мишек-коал. Их необычный вид и невинные забавы побудили Чжан заняться большой работой, и после более пяти месяцев труда была написана шестиметровая картина «Сто коал», которая заняла призовое место на международном Тихоокеанском конкурсе и стала символом Австралии.

Талантливая художница не останавливалась и шла дальше, совершенствуясь каждый час, посвященный живописи. Все рухнуло неожиданно. Тяжелая болезнь не спрашивает, когда прийти, она забирает сразу все: изматывает организм, стремительно подтачивает силы, терзает душу. И, что самое страшное, отнимает возможность заниматься делом, без которого жизни не мыслишь. Диагноз был неутешителен: тяжелая форма артрита. Недуг не хотел сдаваться, лекарства не помогали, ужаснее всего было то, что Чжан уже не могла удержать кисть в пальцах, скованных постоянной болью. Она медленно погибала, не в состоянии сделать малейшего движения без мучений.


– Я истратила более 10 тысяч австралийских долларов на препараты и лечение, но ничего не помогало, – говорит Чжан Цуйин. – Мне было очень тяжело, я практически не вставала с кровати. Однажды, придя вечером домой, муж рассказал мне, что познакомился с практикой Фалуньгун, что многие люди, будучи тяжело больны, быстро восстанавливали здоровье. Сказал: «Надо попробовать», – и на следующий день повез меня на занятия.

Впервые после начала болезни Чжан просидела на стуле два часа, неотрывно слушая лекцию. И была несколько удивлена, услышав три слова, знакомые с детства, но в тот момент обретшие новый глубокий смысл. Истина, Доброта, Терпение – три принципа, три основы, на них должен строить свою жизнь человек, чтобы достичь совершенства.


Только ей известно, какие муки пришлось превозмочь, выполняя комплексы упражнений. Она не сдавалась, даже когда заканчивались силы, боролась и надеялась. И болезнь отступила – ушла, иссякла, как пересохший источник. Художница с радостью вернулась к полноценной жизни, которая была наполнена теперь новым смыслом, к любимой работе. Но и спасительной практике Фалуньгун не переставала отдавать каждый свободный час.

Узнав чудовищную весть о преследовании в Китае практикующих эту оздоровительную систему, художница, исцелившаяся с помощью Фалуньгун, была обеспокоена. Может быть, власти не поняли, не смогли поверить в силу и гуманность этого учения? Может быть, это просто трагическая ошибка? Значит, надо открыть им глаза, доказать, какого великого блага лишают сильные мира сего свой народ и себя. Свободомыслие ей дорого стоило.


Когда Чжан вернулась на родину, за приверженность этой духовно-оздоровительной системе ее бросили за решетку. Восемь месяцев она провела в разных тюрьмах, подвергалась постоянным избиениям. И только вмешательство австралийских властей помогло узнице выйти на свободу.

Как не ожесточилось ее сердце, как выдержала душа столько испытаний? Чжан Цуйин говорит, что это лишь выработало в ее характере стальной стержень, несгибаемый и неразрушаемый никакими обстоятельствами. Редким женщинам удается воспитать в себе подобное. А еще она признает, что именно любовь к Истине, понимание глубинной сути Доброты и Терпения дали ей силы, чтобы жить. И от своих убеждений Чжан не собирается отказываться.


Иероглифы на память. Пятигорская центральная библиотека им. М. Горького


– Я хочу восстановить справедливость в мире, – говорит эта женщина с особым складом характера. – И буду всем своим искусством, всем сердцем, пока хватит сил, бороться за соблюдение прав человека. Ведь мы должны быть свободны в своем выборе, но нельзя забывать основных заповедей – древних и от этого не менее своевременных, данных нам Фалуньгун. Истиной, Добротой и Терпением нужно жить каждый день.

…Со многих работ смотрит в вечность китайское божество – Великая Милосердная Бодисатва Гуаньин, распускаются на картинах прекрасные цветки сливы, спокойствием и умиротворенностью веет от горных хижин, затерявшихся в нежной зелени склонов. Словно не было тяжелых испытаний. И ничто не сможет ожесточить ее чуткое, чувствительное к красоте и благородное сердце.¶


С. Турищева

Вернуться назад

Купить или забронировать горящие путевки в санатории Ессентуков, Железноводска, Кисловодска, Пятигорска, отдохнуть в санатории КМВ вы можете здесь.