Сайт создан при поддержке Общественной палаты РФ
 


Храм Свято-Успенского Второ-Афонского мужского монастыря

В конце 90-х годов началось возрождение Свято-Успенского Второ–Афонского мужского монастыря на горе Бештау, с пяти вершин которого видны все Кавминводы.

Мы беседуем с наместником обители игуменом Силуаном. Разговор перемежается пением птиц, которым нет дела ни до земных людских забот, ни до духовных исканий.


Возрожение

— Отец Силуан, расскажите об истории монастыря.


— Не одно столетие русские монахи, жившие на святой горе Афон в Греции, мечтали о том, чтобы крупицу благодати монашеской принести на русскую землю. Избрали Кавказ, здесь им очень понравилась гора Бештау. По преданию, хотя никаких документов нет, в ранние века здесь существовал греческий монастырь, затем татаро-монголы разрушили его. В 19 веке началось строительство новой обители. Построили первый небольшой храм, настоятельский корпус, заложили собор, но не успели возвести его — наступил 1917 год. В начале 20-х годов монахов вывезли, судьба их неизвестна. В зданиях обители располагался пионерский лагерь для детей интернационалистов. Затем здесь были дом отдыха, горняцкий поселок и, наконец, все постройки снесли. В 2000 году монастырь начали восстанавливать.

— А сколько человек тут живет сейчас?


— Всего, вместе с рабочими, послушниками, двадцать, монахов из них — восемь.

— Из чего складывается жизнь настоятеля обители?


— С одной стороны, это — духовное делание, прежде всего мое личное выполнение молитвенного правила, воспитание самого себя; вторая линия — это исполнение духовной ответственности за вверенную мне паству; третья — чисто административная работа.

— Какие перспективы восстановления монастыря вы видите, что здесь будет построено?


— Прежде всего надо достроить жилой корпус, потому что сейчас монахи размещаются по четыре человека в комнате, это не кельи, а общежитие. Второе — построить храм вместительный, третье — гостиницу, чтобы паломники могли здесь пожить, помолиться и потрудиться себе и нам на благо. И четвертое: мы надеемся, что появится возможность издавать свою газету, еще хотелось бы заполучить какое-то время на радио, телевидении.



Праведное и грешное

— Вот приходит к вам человек из мира и спрашивает: как правильно жить? Столько проблем, такой поток негативной информации…


— Ответ будет каждому свой. Но все надо воспринимать как Божий промысел, жить и действовать, как повелел Господь через Священное Писание. И все будет нормально. Только ничего не надо ломать по своему усмотрению. Жить с Богом и помнить, что чаще всего в Евангелии повторяется призыв: не бойтесь. Надо верить, что Бог никогда не оставит, поэтому бояться нечего.

— Вы можете сказать, не нарушая тайны исповеди, в чем основном грешны люди?


— И в словах, и в делах, и в мыслях. В чем-то приходится подсказывать, человек может просто не догадываться, что он делает что-то не так.

— Говорят, в монастыре есть икона, обладающая даром целительства.


— В монастыре можно поклониться святыням — чтимой иконе святого апостола Иоанна Богослова, написанной в конце 19 века на Афоне именно для обители и чудом сохраненной; ковчегу с частицей мощей святого великомученика Пантелеимона; ковчегу с мощами святого преподобного Серафима Саровского, святого Димитрия Ростовского, преподобного Максима Грека, преподобномученицы Великой княгини Елизаветы.
Все иконы чудотворны, все исцеляющие, все зависит от того, кто как на них смотрит, кто как умеет молиться.



— И как надо молиться?

— Сердцем, чтобы это шло от сердца.

— Очень часто бывает так, что разум витает где-то, ты произносишь слова, а единения нет…


— Надо сосредоточиться, но чем ближе человек к Богу, тем больше на него обрушивается искушений — это беда всех людей. Если рассеиваются мысли на молитве, святые отцы рекомендуют остановиться, помолчать немного, прочитать «Отче наш» и начать снова. Потому что когда человек молится, лукавый всегда старается помешать, и надо его победить.

— Я слышала такую фразу: «Осознание несовершенства мира ведет к наркомании или в монастырь». Как бы вы прокомментировали ее?


— Бог приведет в монастырь человека, который, может быть, еще не освободился от земных беззаконий, но уже имеет в себе какой-то духовный стержень и очень большое желание идти к Богу. Господь может призвать и алкоголика, и наркомана.

— В этом смысле, наверное, кощунственно ставить рядом наркоманию и служение в монастыре?


— Нет, не кощунственно, потому что наркомания — это болезнь, и надо помочь человеку. Более того, мы принимали наркоманов к себе, чтобы помочь, поддержать их. Они молились с нами, трудились. Не всем это помогло, но мы благодарны Богу и за тех четверых, которые избавились от недуга.

— Отец Силуан, к вам наверняка приходят молодые люди, которые хотели бы стать монахами. Как вы определяете степень готовности человека к пострижению?


— Мы полагаемся на волю Божью. Если это угодно Богу, Бог сам его приведет, если не угодно — не приведет. Поэтому мы не ставим перед собой задачу определить, годен человек или негоден. Потому что наше общечеловеческое восприятие слишком субъективно. Мы просто берем его и показываем: вот — мы такие, вот такие наши сложности, выдержишь? Попробуй, не спеши. Люди пробуют, кто-то не выдерживает, кто-то, как нам кажется, заставляет себя: раз выбрал этот путь — надо добиться. Но не у всех получается.


О. Силуан с Н. Найтаки, старостой русской общины
Парижского храма Христа Спасителя


— Здоровье духовное и физическое — эти вещи взаимосвязаны?

— Нет, вспомните в Евангелии историю с исцелением слепого от рождения. Ученики спрашивали у Христа: за кого тот терпит — за свои грехи или за грехи родителей? И Христос ответил: не за свои и не за родителей, это для того, чтобы проявилась сила Божья. Поэтому мы не считаем, что болезнь, беда — это всегда наказание. Нет! Это может быть и вразумлением, и воспитанием, и удержанием от какого-то шага, может быть и возмездием. Мы живем по Священному Писанию и должны помнить, что никогда Христос не обещал никому на земле спокойной жизни. Всем своим последователям обещал только крест! Все мы переносим какие-то испытания, боли, лишения, и когда чувствуешь, что Бог поддерживает, то ничего не страшно.

— Есть ли разница между духовностью и верой?


— Вера — составная часть духовности. Не может быть духовности без веры, как не может быть веры без духовности. Но степень духовности зависит от степени веры. Когда пришла перестройка, все стали увлекаться религией. Именно увлекаться, а не приходить в церковь. И очень много начали говорить о духовности, не всегда понимая, что это такое. Договорились до того, что, мол, духовность может быть и без религии. Но ведь это абсурд! Возьмите сам термин «духовность»: его корень — дух, а Дух — это Бог. Без Бога духовность невозможна, нет ее.

— А нравственность возможна без веры?


— Понятие нравственности постоянно меняется, оно зависит от состояния общества. Вспомните Джека Лондона, как он описывал американцев. Индейцы бросают стариков, потому что те не могут себя содержать. Это нравственно? С нашей точки зрения — нет, а с их — вполне нормально. Наша нравственность была сформирована на основе Православия. Поэтому какими бы мы ни были и куда бы себя не относили — может быть, к атеистам — все равно у нас нравственность православная, христианская.

— Вы считаете, она заложена где-то
на генетическом уровне, вне зависимости от воспитания?


— Да.


Гора Афон. У кельи Преподобного Силуана

Путь к Богу

— Как понять человеку свое предназначение на земле? Многие думающие люди мучаются этим.


— А чтобы не мучаться, нужно просто прочитать Священное Писание, Евангелие. Человек создан по образу и подобию Бога, поэтому цель его — вернуться к этому первообразу, и назначение его простое — стать совершенным, приблизиться к Богу.

— Это не так просто...


— Вы знаете, если вспомнить философов, религиозных особенно, то они говорили: «Бог — это простота». Поэтому все в жизни просто. А человек падший начинает изобретать для себя всякие препятствия, преграды и все сам усложняет. Пути приближения к Богу различны, в основе их, опять-таки по Священному Писанию, заповеди Божьи. Исполняй их — и ты почувствуешь, что нашел путь жизни, а на этом пути очень просто удержаться. Как сказал Христос, все заповеди держатся на двух моментах — возлюби Бога и ближнего своего. Все остальное приложится, а ближний — это любой человек, которого видишь.

— Значит, кто терзается поиском своего предназначения, тот недостаточно зрел душой — так получается?


— Лучше сказать, недостаточно чувствует и понимает свою душу.

— Что такое духовное зрение?

— Оно дается человеку свыше, им может обладать светский человек, и, к сожалению, может не обладать священнослужитель. Духовное зрение — это понимание состояния человека и умение увидеть, каким путем этот человек должен идти к Богу.

— Что означает ваше духовное имя — Силуан?


— Мне дано имя Преподобного Силуана Афонского. Это русский подвижник, который жил на святой горе Афон в Греции. Канонизирован относительно недавно. Я припоминаю, еще в мои студенческие годы среди советской интеллигенции вдруг стали усиленно и много говорить о трудах Силуана Афонского. Тогда впервые я услышал это имя. И вот проходит некоторое время, его канонизируют, и так случилось, что когда меня постригали в монахи, мне дали его имя.

— А вы чувствуете его помощь?


— Чувствую. Кроме того, ведь наш монастырь Второ-Афонский, то есть это продолжение Афона, а святой Силуан трудился и молился на Афоне и в то же время наш, русский. Митрополит Гедеон, совершивший мой постриг, рассказывал, что собирался дать мне другое имя. Но перед тем, как ехать уже в собор, прилег он отдохнуть, и то ли сон был, то ли не сон, но услышал голос какой-то: «Дай имя Силуан».

— Каков был ваш путь к вере?


— Я не приходил к вере, я родился в вере. Я не знаю, что такое жизнь без веры.

— У вас семья верующая?


— В моем роду нет священнослужителей, но семья верующая. Я доверял своим родителям, знал, что они меня обманывать не будут: если рассказывали мне о Боге, значит Он есть. Так что я появился в мире уже в лоне церкви, сразу же был крещен, причем крестили меня в мужском монастыре.

— А ваш путь к служению, к постригу? Можно же было остаться просто верующим человеком, не обязательно идти в монахи.


— Начало моей жизни было светское. Закончил филфак Ростовского пединститута, аспирантуру кафедры русского языка, там же преподавал. Но все это время мечтал о служении церкви. Шло еще советское время, и хотя уже не было гонений, но все-таки пришлось поехать в Сибирь, где состоялось мое рукоположение в священный сан. Это было в 1984 году, и больше десяти лет я прослужил в Новосибирске и Томске. Но родина есть родина, и когда представилась возможность, я вернулся сюда.

— Как родители отнеслись к вашему решению стать монахом?

— Отца к тому времени уже не было в живых, а мама — с радостью. Этим летом ей исполнится 90.

— Каковы ваши человеческие привязанности в миру, есть ли родственники, друзья – школьные, студенческие?


— Конечно есть, ведь все-таки человек создан Богом как существо общественное, и даже те монахи, которые были отшельниками, уходили в пустыни не ради себя, а ради тех, кто оставался в миру, кого они считали близкими. В Ростове, когда я посещаю маму, по-прежнему живущую там, иногда встречаюсь с друзьями, знакомыми.

— Насколько неожиданным явился для них поворот в вашей жизни?


— Я остался прежним. Но в каком-то смысле для них было потрясением, когда они услышали о моем постриге.

— Что вам присуще из пристрастий общечеловеческих — гастрономических, музыкальных, книжных?


— Ну, наверно, не пристрастия – слабости. Еда никогда не была для меня культом, поэтому для меня это не испытание. А литературу любил и люблю — это не предосудительно для монаха. Мы должны знать мир и разговаривать на понятном ему языке. Кроме того, литература, искусство — это проявление каких-то духовных начал человека, и поэтому постижение их угодно Богу. Наука — это постижение творения Божьего, и это угодно Богу. Неслучайно на Руси первые учебные заведения, библиотеки возникли при монастырях.



— Как вы для себя определяете предел внутренней свободы?

— Пределом для меня является любовь к Богу. Если перевести на церковный язык, это страх Божий, но не боязнь наказания Божия, а страх огорчить Господа своими поступками, мыслями.

…Часто ли мы, миряне, задумываемся: не огорчаем ли Господа? В суете будней, круговерти жизни находим ли время побыть наедине со своей душой, подумать, поразмышлять? Здесь, в уединенной тишине Бештау, все располагает к этому. Кажется, сама природа говорит человеку: остановись, успокойся, в своей спешке ты можешь упустить главное… Прислушайтесь, люди, к этому зову. Ведь он звучит не извне — он внутри каждого из нас…¶

З. Выхристюк
Т. Карцева


Благотворительный фонд «Развитие» перечислил 2 тысячи рублей — десятину спонсорского пожертвования лица, пожелавшего остаться неназванным, на счет Второ-Афонского мужского монастыря. Читателям, желающим материально поддержать эту обитель, сообщаем реквизиты:

Свято-Успенский Второ-Афонский мужской монастырь
Р./с: 40703810760090100408
В Северо-Кавказском банке Сбербанка России, г. Пятигорск,
ИНН: 2629008230
БИК: 040707644
Кор. счет: 30101810100000000644
ИНН банка: 7707083893

Вернуться назад

Купить или забронировать горящие путевки в санатории Ессентуков, Железноводска, Кисловодска, Пятигорска, отдохнуть в санатории КМВ вы можете здесь.