Сайт создан при поддержке Общественной палаты РФ
 

В последние годы россияне столкнулись с проблемой, о которой раньше задумывались как о чем-то отвлеченном, далеком. Терроризм стал осязаемым, взрывы гремят где-то рядом, гибнут люди, живущие по соседству…

Об истоках терроризма, его корнях, о том, как можно справиться с этим страшным явлением современной российской жизни, мы беседовали с заместителем руководителя департамента защиты конституционного строя, начальником оперативно-координационного управление ФСБ России по Северному Кавказу генерал-лейтенантом
Аркадием Леонидовичем ЕДЕЛЕВЫМ

– Что входит в зону ответственности вашего управления?

– Оперативно-координационное управление ФСБ России по Северному Кавказу было организовано в 1996 году после заключения известных хасавюртовских соглашений. Чеченское управление ФСБ России в то время прекратило свое существование. Высшее руководство страны понимало, что из Чеченской республики Ичкерии будут исходить определенные сепаратистские действия, более того, рано или поздно, в силу воинственности антироссийской пропаганды и политики руководства республики в лице Яндарбиева, Удугова, именно оттуда будет исходить угроза терроризма. В силу этого было принято решение часть оперативного состава, выведенного из Чеченской республики, разместить здесь, продолжить организацию контрразведывательной и разведывательной работы по отслеживанию процессов, происходящих в руководстве сепаратистов.

Зона ответственности управления – это все 13 субъектов Южного Федерального округа, это координация и организация взаимодействия всех территориальных органов по защите конституционных основ российского государства и борьбе с терроризмом на Северном Кавказе. В структуру управления входит подразделение разведки, которое имеет одну задачу: предупреждение террористической деятельности.

– Таким образом, основная проблематика вашей деятельности – «чеченский фактор»?

– Нет, не только это. К большому сожалению, в годы перестройки у нас получили серьезное развитие националистические движения. Если говорить о политической тенденции, то опасен не только чеченский национализм. Националисты есть среди многих народов, и даже среди русских пустил корни шовинизм, которому жесткую оценку дал Президент в прямом общении с нашими гражданами, когда на вопрос одного из аксакалов из Кабардино-Балкарии: – Почему допускается высказывание «Россия для русских»? – он ответил, что это в корне неправильно, Россия – для всех населяющих ее народов.

В нашем управлении интернациональная составляющая берется за основу кадровой работы, у нас служат и работают граждане 21 национальности. В интернационализации кадрового состава – главный залог успеха деятельности управления, потому что нам приходится решать задачи в самых различных субъектах ЮФО.

– В последние несколько лет пресса сообщала о больших успехах в работе вашего управления в пресечении попыток захвата власти в Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии…

– Да, в результате организованной, скоординированной деятельности удалось предотвратить процесс подготовки выступлений вооруженной оппозиции, ее ядра в лице джамаатов, экстремистских религиозных структур, взявших в качестве своей идеологической основы ваххабизм. Они планировали осуществить захват власти в Кабардино-Балкарской республике, и нам удалось это предупредить. В 2001 году мы провели серию оперативно-розыскных и следственных действий по задержанию, привлечению к уголовной ответственности лидеров, стоявших во главе организационной деятельности по подготовке вооруженного мятежа. В прошлом году суд вынес приговор, который вступил в законную силу. 24 человека приговорены к различным срокам лишения свободы, в общей сложности на 240 лет.

– На уровне обывательского сознания, если переворот не произошел, то мы воспринимаем это несколько театрально… Действительно, так ли велики и насколько реальны были угрозы конституционному строю, адекватны ли им были действия спецслужб?

– Мне приходилось отстаивать нашу точку зрения, которая состоит в том, что борьба с исламским экстремизмом и национализмом – задача не только органов безопасности, а всех органов власти и управления. Органы безопасности в этой борьбе занимают определенную, строго отведенную нишу. Есть она и у средств массовой информации, которые не должны давать возможность пропагандировать идеологию сепаратистов и создавать вокруг лидеров бандформирований ореола кумиров и богов. Нельзя допустить, чтобы в массовое сознание вселялся страх перед их всемогуществом, мстительностью, ведь это, помимо всего прочего, сокращает свидетельскую базу в процессе доказательств их вины.

Вместе с тем, мы понимали, что даже выступление 300 боевиков – вооруженных молодых людей – не принесет результата. Этот мятеж в любом случае будет подавлен, организаторы могут скрыться, какая-то часть будет задержана. Но для западных спецслужб, экстремистских исламских реакционных центров важнее показать, что на Северном Кавказе существует серьезная оппозиция российскому руководству и его политике, сформировать мировое общественное мнение о геноциде в Чеченской республике, о подавлении там прав и свобод человека. В случае выступления эта задача была бы выполнена. А в результате любого подавления мятежа страдает гражданское население, и общественное мнение ответственность за эти страдания непременно возложит на непосредственных исполнителей приказов – командиров войсковых подразделений. Поэтому принижать роль и значимость превентивных мер по пресечению подготовки заговора ни в коем случае нельзя.

– Какие вы видите основные проблемы в борьбе с терроризмом?

– Самая главная проблема состоит в недооценке важности участия государственных органов, духовных управлений мусульман на Северном Кавказе в раскрытии перед населением истинных целей и замыслов радикальных исламских лидеров. В этом смысле важное значение имела проведенная недавно региональная конференция, на которой лидеры муфтиятов ЮФО определяли свою позицию и формировали задачи духовного управления мусульман в борьбе с распространением радикального ислама.

К большому сожалению, сегодня терроризм – это еще и инструмент политического воздействия на высшее руководство нашей страны. Более того, поддержание очага напряженности на Северном Кавказе дестабилизирует обстановку и в Закавказье, что в совокупности оказывает влияние на ситуацию в Центральной Азии. Вы знаете о чудовищных террористических актах, осуществленных в Турции. В то же время, среди наемников, действующих в Чечне, есть и турецкие граждане. Они там находятся в силу разных обстоятельств, в том числе – не буду кривить душой – и по заданиям спецслужб. Видимо, турецкие спецслужбы, рассматривая планы и оценивая возможности использовать свои разведывательные группы на территории Чечни, считали, что развязанный международными бандитами террор их не коснется. Но они ошиблись. Те, кто вынашивает намерения переделить территории стратегически важных для всего человечества регионов добычи углеводородного сырья, используя провоцирование напряженности на Северном Кавказе или в Закавказье, глубоко заблуждаются. Зло, выпущенное на волю, есть зло, и ему безразлично, кто стоит на его пути, оно творит беды всюду, где появляется.

– У терроризма есть своя предыстория, уходящая в глубь веков. Не кажется ли вам, что человечество вступило в полосу терроризма?

– Такая формулировка, на мой взгляд, не исчерпывает сути явления. Полагаю, что в условиях глобализации экономики и развития информационных технологий население в самых дальних краях земли может узнать об уровне жизни в других регионах. Когда люди видят, что кто-то в одном конце земного шара пользуется благами цивилизации, а живущие в других регионах оторваны от этих благ, влачат нищенское существование, хотя говорят на одном языке, исповедуют одну религию и мало отличаются внешне, то это порождает революционизирующие идеи у части общества. Определенные реакционные круги начали эксплуатировать это недовольство наиболее ущемленных в экономическом плане слоев, исповедующих, в частности, ислам, использовать экстремистское течение ваххабизма. Лозунг «Пролетарии всех стран соединяйтесь» ушел в небытие, но появилась идея мусульманского братства, столь же опасная для человечества, как и идея непримиримого классового противостояния.

– То есть, у терроризма в первую очередь экономические корни?

– Бесспорно, он является инструментом, в том числе и для решения экономических проблем. При этом используются безнравственные либо психически нездоровые люди, больные некими идеями мессианства, собственной исключительности. Ведь любой террорист-смертник до самого конца заблуждается, думая, что в результате акта мщения он возносится в рай. Я глубоко убежден, что во время взрыва ни одна душа не успевает вознестись в рай, она сгорает в том очаге сверхэнергии, которая высвобождается в результате взрыва. Террорист-смертник губит свою бессмертную душу, а любая религия расценивает это как величайший грех.

– Мы живем на мирной территории, природой предназначенной для оздоровления людей. Но рядом – очаги напряженности, само соседство с которыми наносит не только человеческий, нравственный, но и экономический урон региону. Что можно противопоставить этим взрывам?

– Противостоять использованию смертников для проведения террористических актов очень сложно. Это предполагает внедрение в экстремистские организации своей агентуры. Не исключается и участие этой агентуры в подготовке террористов и даже соучастие в тягчайших преступлениях. Поэтому невозможно говорить об абсолютном предупреждении таких террористических актов. А вот твердость духа людей, живущих на этой территории, их сплоченность, могут сыграть свою роль. Ведь главная задача терроризма – это вселение смятения, ужаса в сознание человека. И если те, кто хочет дестабилизировать жизнь региона, увидят реакцию отторжения, неприятия таких методов, поймут, что их инструмент неэффективен, не позволяет им добиться желаемой цели, то это заставит их от него отказаться.

– Но при этом нужно повышать эффективности работы всех служб, которые призваны обеспечивать безопасность, не так ли?

– Безусловно. После взрыва в электричке 5 декабря в минераловодском линейном управлении внутренних дел на транспорте была увеличена численность личного состава на 500 человек. Но ведь возле каждого столба, полустанка, в каждый вагон милиционера не поставишь. Эффективность таких мер мне видится сомнительной. Гораздо больше результатов дает работа с населением, формирование домовых комитетов и т. д. Теракт невозможно подготовить незаметно для окружающих. Во время расследования этих преступлений мы выяснили, что террористы несколько раз заранее появлялись на месте будущего преступления, перед этим обязательно проводили изучение местности. Как раз здесь нам могут помочь сами жители, которые в силу ряда объективных обстоятельств могут быть свидетелями подготовки теракта, незаконного вселения каких-то подозрительных личностей, их укрытия от правоохранительных органов и т. д. Я уже не говорю об организации работы участковых, органов криминальной милиции, которые наделены правом проведения оперативно-розыскной деятельности и агентурной работы. Я считаю, что здесь у нас огромное поле деятельности, и надо сказать, что в этом вопросе мы пока не дорабатываем.

– Мы сами в силу нашей ментальности, расчета на авось не обладаем такой бдительностью, как, допустим, немцы. Мы сами создаем прекрасную среду для деятельности террористов, считая, если меня лично это не коснулось, то и не коснется никогда.


– Совершенно верно. И эти стереотипы бытового сознания мы должны изменить.

– Аркадий Леонидович, а вам не кажется, что у народа такое отношение к оказанию помощи правоохранительным органам сложилось в силу отношение к власти в целом?

– В структуре власти всегда есть люди, которым мы не доверяем, но ведь есть и те, о ком мы можем сказать: «Это честный человек». Почему бы не обратиться к тому, кому вы верите?

– Очень многие проблемы в нашей жизни существуют на уровне нашего неразвитого сознания, нашего недостаточно ответственного отношения к тому, что происходит вокруг. Средний человек, обыватель, переложил ответственность за многое из происходящего в своей жизни на чужие плечи...

– Я согласен с вами. По моему мнению, такое отношение коренится в политике, проводившейся в советский период, когда в сознании у многих было сформировано убеждение, что партия, государство думают и решают за нас. В обществе, которое складывается у нас сегодня, эта модель нежизнеспособна.

– Кроме националистических направлений существуют ли другие, например, политические силы, которые представляют опасность для государства?

– Бесспорно. Не секрет, что у нас в ряде субъектов Федерации сложились криминально-политические элиты, группировки лиц, которые в силу исторического процесса оказались у руля управления, распределения, приватизации, и им незаконно досталась часть государственной собственности. Это вторая составляющая, которая, кстати, тоже революционизирует часть населения, живущего на грани выживания и бедности, создает почву для появления идеи смены криминально-политической элиты, которая почему-то ассоциируется с высшей государственной властью в Российской Федерации. Ответственность за дела местной власти люди адресуют «наверх»…

Нельзя не сказать и о том, что в период распада Советского Союза произошло разграбление части военных складов, была утрачена либо неправомерно передана различным негосударственным структурам часть военного имущества. Сегодня на Северном Кавказе высока степень вооруженности населения. А если есть автомат, то он рано или поздно выстрелит. Это тоже одна из составляющих угроз конституционному строю, и борьба с незаконным оборотом оружия также возлагается на нас.

– А насколько оправданы экономические формы борьбы с незаконным оборотом оружия, выкуп его у местного населения?

– Я поддерживаю эту инициативу генеральной прокуратуры. Конечно, надо признать, что не все сдается. Но в любом случае, даже сдача 15 процентов оружия, находящегося у населения, снижает уровень опасности.

– Терроризм и любая угроза конституционному строю не существуют сами по себе, в отрыве от деятельности человека. Для того, чтобы выследить террориста, нужно отследить гораздо большее количество людей…

– Конечно. Здесь средство только одно – наши доверительные оперативные контакты, наш агентурный аппарат.

– Говорят, что тот, кто владеет информацией, владеет миром. Насколько Вы владеете Южным Федеральным округом?

– Всей совокупностью информации не владеет никто, да в этом и нет необходимости. У нас есть информация в той степени, которая позволяет мне в силу должностного положения и возложенных на меня задач, правильно оценивать, прогнозировать и вырабатывать упреждающие меры для недопущения преступлений, затрагивающих стратегическую составляющую нашего спокойствия и политической стабильности. Если говорить о конкретных терактах, то это более скрупулезная и объемная работа по организации деятельности оперативного состава, который находится в моем подчинении. Мы владеем достаточной информацией для того, чтобы управлять в той сфере, которая нам поручена.

Зоя ВЫХРИСТЮК
Геннадий СТЕПАНОВ

Вернуться назад

Купить или забронировать горящие путевки в санатории Ессентуков, Железноводска, Кисловодска, Пятигорска, отдохнуть в санатории КМВ вы можете здесь.