Сайт создан при поддержке Общественной палаты РФ
 

Александр Павлович Ковалев, полковник запаса, кандидат исторических наук, председатель правления военно-философского общества Национальной ассоциации офицеров запаса Вооруженных сил «Мегапир»:

— На мой взгляд, одной из причин возникновения дедовщины в российской армии стало ухудшение межнациональных отношений. Конечно, это не основная причина неуставных отношений, но она в значительной мере ослабляет дисциплину.

Еще одной причиной сложившейся ситуации я считаю отсутствие воспитательной работы. После того, как был практически полностью уничтожен институт воспитательной работы в армии, значительно снизился авторитет и армии в целом, и командиров. Раньше был заместитель командира по политической работе, который в своей работе опирался на партийную и комсомольскую организации, на актив. Нынешние замы по воспитательной работе опирается только на актив, ему работать гораздо тяжелее, а контингент солдат-срочников стал гораздо сложнее: сегодня службу в Вооруженных силах несут менее образованные, более раскрепощенные, трудно управляемые юноши, которые не всегда четко представляют, зачем они пришли в армию, что они защищают.

Ведь раньше во времена СССР как было? Мы знали, что каждый из нас – часть советского народа, это было заложено в сознании каждого, независимо от национальности… Недавно с товарищами пытались вспомнить национальности тех, с кем довелось вместе учиться, и не смогли, потому что нас это мало интересовало. Мы оценивали людей прежде всего по их человеческим и деловым качествам. А сегодня, знакомясь с человеком, в первую очередь стараешься узнать его национальную принадлежность и выстраивать свои взаимоотношения, учитывая особенности менталитета. Что же касается зарубежного опыта, кода краеугольным камнем является принцип политкорректности и толерантности, то у нас он (опыт) пока не применим. В основе современных зарубежных армий лежит экономический фактор – это высокое денежное довольствие для военнослужащих. И система наказаний и поощрений основана также на экономических факторах. Поэтому политкорректность и толерантность – составляющая финансового благополучия каждого военнослужащего-контрактника. Хотя и в армии тех же США регулярно фиксируются случаи дедовщины.
У нас же упор делается на воспитание военнослужащих, повышение уровня сознания, поскольку денежное довольствие и офицеров, и контрактников, и тем более солдат-срочников низкое. А воспитывать, точнее, перевоспитывать, конечно, трудно. В армию приходит уже сложившаяся личность, на которую огромное влияние оказали и улица, и телевидение, и газеты, и радио. И, к сожалению, под час, эти «воспитатели» основ политкорректности и толерантности не закладывают. С другой стороны, отношения, которые существуют в армии, уже предполагают политкорректность и толерантность: каждый воинский коллектив должен быть единым, чтобы суметь достичь цели, которую перед ним поставит командование. Поэтому вне зависимости от чьего бы то ни было желания в Вооруженных силах всегда воспитывали, воспитывают и будут воспитывать политкорректность, толерантность и интернационализм. Для меня, например, армия стала настоящей школой интернационализма, ведь в советских Вооруженных силах этому уделяли огромное внимание.

А что касается тезиса «Интернационализм плюс - дедовщина минус», я не стал бы утверждать, что это – панацея от армейских проблем: дедовщина существует и в тех частях, где практически нет национального фактора.
Другое дело, что ухудшение межнациональных отношений ведет к образованию группировок по национальному признаку. А это ведет к разложению дисциплины в воинском коллективе. Надеюсь, что после перехода нашей армии на профессиональную основу неуставные взаимоотношения, каковыми бы ни были причины их возникновения, в том числе и межнациональные конфликты, будут изжиты.

 

Владимир Аркадьевич Павловский, полковник запаса. Окончил командное училище, был офицером-политработником, с 83 по 85 год проходил службу в Афганистане:

Основная причина дедовщины, я так считаю, заключается в том, что в армию приходят юноши с разной степенью готовности к службе: кто-то готов полностью и в психологическом и в физическом плане, а кто-то не готов вообще. Именно это и становится почвой для конфликтов. Например, ставится взводу, роте задача, те солдаты, которые к службе не готовы, становятся обузой для сослуживцев, потому что выполнить приказ они просто не в состоянии. Особенно явно это проявлялось в боевой обстановке, когда, прикрывая таких горе-солдат, гибли нормальные ребята. Конечно, можно научить солдата азам службы, воспитать в нем правильное отношение к товарищам по службе, в том числе и в области межнациональных отношений. Но кто это будет сегодня делать? Раньше это входило в обязанности политруков. А сейчас политработы в армии нет - этот институт упразднен. Есть воспитательная работа, но это немного разные вещи. Пока в армии действовали, и очень успешно, комсомольская и партийная организации, они делали все для устранения неуставных отношений, воспитания уважения к представителям разных национальностей, которые, придя в армию, становились все без исключения советскими солдатами. Сейчас этого нет.

Для меня, например, строй, который стоял передо мной, не делился на русских или нерусских: они все были солдатами. И для меня всегда основным критерием оценки было не то, какой национальности военнослужащие, а то, как он выполняет свой долг, несет службу, общается с друзьями, готов ли он в любую минуту выполнить поставленную задачу.

А сегодня в армии, к сожалению, не уделяют особого внимания работе с личным составом. О какой политкорректности и толерантности можно говорить в таких условиях? Можно, конечно, взять не вооружение накопленный в этой области опыт зарубежных армий. Но не стоит забывать об особенностях российских Вооруженных сил, к тому же наше понимание слов «политкорректность» и «толерантность» несколько отличаются от того, что в них вкладывают те же американцы. К тому же советская армия была хорошей школой интернационализма, школой дружбы, если хотите: у меня до сих пор друзья живут и в Узбекистане, и в Таджикистане, и в Грузии, и в Армении, и на Украине, и в Белоруссии. Относительно тезиса «Интернационализм плюс - дедовщина минус»… Слышу о нем впервые, но думаю, что интернационализм надо воспитывать с детства – в детских садах, школах. Детям надо внушать: неважно, какого цвета кожа мальчика или девочки, которые сидят рядом с тобой, важно, какой он человек. А у нас сегодня получается так: сначала мальчишки пьют пиво, а потом идут бить «нерусских». В таких ситуациях, они, к сожалению, происходят все чаще, обязательно надо выяснять, кто с этими ребятами работает, чему их учит, где они набрались этого, и наказывать виновных очень строго, чтобы впредь неповадно было.

 

Владимир Николаевич Гуменюк, полковник в отставке, генеральный директор издательского дома «Мегапир»:

— Мое личное мнение — ухудшение межнациональных отношений имеет самое непосредственное отношение к дедовщине. Говорю так потому, что я проработал 10 лет в Аппарате Президента РФ, в комиссии по чечено-ингушскому конфликту. И Чечню видел, и Ингушетию, и Осетию. Огромное упущение, что когда-то в уже российской армии ликвидировали, как тогда считали, за ненадобностью институт политработников. Вместе с ним в Лету стройная система политико-воспитательной работы – политзанятия, политинформации, беседы, собрания комсомольские и партийные. И возник вакуум, который ничем не заполнили. А, как известно, природа пустоты не любит, поэтому и стала пышным цветом цвести новая система, в которой зачастую нет места дружбе, взаимовыручке, интернационализму. Я имел честь служить в Забайкальском военном округе, где был интернациональный воинский коллектив, в Южной группе войск в Венгрии и считаю, что в плане интернационального воспитания во времена Советского Союза было намного лучше, этому уделялось больше внимания. Да, мы были детьми разных народов, но народы эти жили большой и дружной семьей, мы были едины. Все 32 года моей службы – живой тому пример. А сегодня мы, к сожалению, потеряли это единство, каждый стал сам по себе. И эта разобщенность сказывается на взаимоотношениях, причем не в лучшую сторону.

На Западе тема политкорректности одна из самых популярных, в этом они иногда доходят до абсурда. Может, для армий зарубежных стран политкорректность и стала нормой жизни, но «пересаживать» их опыт на нашу почву, думаю, не стоит: у нас очень разные армии. Уверен, нам необходимо возрождать воспитание интернационализма с детства, тогда и проблем будет меньше. Вообще, наша армия всегда была настоящей школой интернационализма. Как можно с неприязнью относиться к человеку, с которым ты в течение нескольких лет делишь поровну все тяготы военной службы, только потому, что этот человек другой национальности? Это глупо! Может быть скажу банальность, но не бывает плохих народов, бывают плохие люди. Об этом надо помнить. И тогда дедовщины не будет, ее просто не должно быть. Просто надо заниматься воспитанием подрастающего поколения, надо занимать делом их свободное время. Когда юноши будут заняты учебой, спортом, им некогда будет выяснять взаимоотношения в драках. Просто этим сегодня, к сожалению, никто не занимается, хотя созданы различные комитеты, организации, структурные подразделения, члены которых обязаны решать эти проблемы. Но работают они только на бумаге. Что же касается борьбы с дедовщиной в армии, то она ведется, но не эффективно, потому что нет стройной системы политико-воспитательной работы с личным составом.

 

Александр Ткаченко, майор, генеральный директор ООО «Амитис»:

— На мой взгляд, изменения, которые произошли в последние годы в межнациональных отношениях, не стали первопричиной возникновения дедовщины в армии. Ее проявления были и раньше, но их искореняли сразу же, не доводя до кризиса. Просто в те времена существовала такая система работы с личным составом, при которой замполит знал, чем дышит каждый солдат, на что он способен: велась переписка и с родителями военнослужащих, и со школами, и с военкоматами. Вообще отношение к службе в армии было другим: если парня не призвали, то на него смотрели как на ущербного, это же позор был для всей семьи. А сегодня призывники делают все, чтобы откосить от армии. А те, кто все же идет служить, в большинстве своем не слишком рвутся осваивать премудрость воинской службы. К тому же воспитатели, пришедшие на смену замполитам, не очень понимают, на мой взгляд, в чем же заключается их основная задача, да и времени своим подопечным они уделяют не так много как мы в свое время. К тому же в нашей стране после смены политического режима кардинально изменились нравственные ценности. Раньше интернационализм воспитывали с детства, мы все были равны, жили в великой стране, уважали друг друга за дела и поступки, а не за принадлежность к той или иной национальности. Уважали традиции и обычаи народов, рядом с которыми жили, не забывая о своих. А сегодня в погоне за роскошью мы забываем о нравственных идеалах, таких как дружба, например, ставя во главу угла ценности материальные. Отсутствие нравственности в обществе не может не сказываться на состоянии армии, которая является частью этого общества. Что же касается опыта зарубежных армий, я имею ввиду политкорректность и толерантность, то его можно применять и в нашей армии, но с учетом российских особенностей и, как сегодня модно говорить, менталитета. Лучше, конечно, вспомнить собственный опыт, который копился годами еще в советской армии, становившейся для солдат и офицеров школой интернационализма. Многие в армии находили друзей на всю жизнь несмотря на принадлежность к различным народам, живущим на территории СССР. Если мы сможем воспитать в своих детях, особенно сыновьях, это чувство интернационализма, умение уважать чужие веру, обычаи, традиции, то проблем в армии станет гораздо меньше, да и в обществе в целом тоже.

Купить или забронировать горящие путевки в санатории Ессентуков, Железноводска, Кисловодска, Пятигорска, отдохнуть в санатории КМВ вы можете здесь.